451

50 несанкционированных лет

Фото из архива редакции

Мусор — это не просто отходы и хлам. Мусор — это кладезь исторических артефактов. Не зря же археологи всегда очень тщательно изучают свалки возле развалин городов и других поселений. Так что свалки мусора — это неотъемлемая часть истории человечества. Поэтому «Городские вести» решили изучить историю первоуральской городской свалки.

 

По велению вождя

В 1953 году распоряжением совета министров СССР, которое подписал лично товарищ Сталин, участок леса из гослесфонда с правой стороны дороги в Билимбай был предоставлен отделу жилищно-коммунального хозяйства Первоуральского совета народных депутатов под складирование мусора. Предполагалось, что свозить бытовые отходы на это место будут десять лет, а после проведут рекультивацию (засыплют все землей и засадят травой). Но десять лет спустя, в 1963 году, рекультивация не началась, а свалка продолжала исправно функционировать.

Больше трех десятков лет этой территорией никто из официальных лиц особо не интересовался. Менялись лидеры страны Советов, периоды упадка сменялись эпохами изобилия, вновь наступала разруха, прекратило свое существование одно государство и начало свое становление новое, а мусор на первоуральскую свалку продолжал поступать, несмотря на то, что с 1963 года она стала несанкционированной.

 

Сквозь эпохи

Так продолжалось вплоть до 1994 года. В 94-м правительство Свердловской области дало поручение органам местного самоуправления предоставить сведения о несанкционированных свалках, которые находятся на территории региона. Так, наша городская свалка вошла в список несанкционированных. Были даны рекомендации закрыть территорию и свалки и провести ее рекультивацию. Но время было трудное, проблем хватало помимо мусорных. Видимо поэтому свалка продолжала функционировать по-прежнему, хоть ресурсы свои она окончательно исчерпала именно в 90-х.

На этот раз городскую свалку оставили в покое на девять лет. Лихие 90-е остались позади. За это время российское общество стало несколько более правовым, начали больше внимания обращать на соблюдение законодательства, на то, насколько соответствует действительность нормам и правилам. Вероятно, поэтому в 2003 году была сделана попытка придать свалке статус законной. Для этого Билимбаевский лесхоз разрешил ПМУП ПО ЖКХ размещать отходы в 79 и 89 кварталах Билимбаевского лесничества. В тогдашних законодательных реалиях сделать это было возможно. В документе стояла ремарка, что свалку необходимо рекультивировать. Однако до рекультивации дело снова не дошло.

 

Еще раз закрыта

В ноябре 2003 года в очередной раз свалка стала законной — главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России по Свердловской области разрешил МПО ЖКХ Первоуральска складирование твердых бытовых отходов на землях (площадью 7,5 Га) лесного фонда ГУ «Билимбаевский лесхоз» первоуральского лесничества сроком на 5 лет. То есть до конца 2008 года мусор можно было спокойно складировать, а после необходимо было начать рекультивацию участка.

В том же 2003-м ПМУП ПО ЖКХ и ПМКУ «Городское хозяйство» заключили договор с ООО ПКП «Стальмаркет». Согласно этому документу, подведомственные администрации учреждения разрешали «Стальмаркету» с 2003 почему-то по 2015 год размещать на территории свалки отходы производства и потребления, хотя сами они получили дозволение сваливать мусор только до конца 2008 года.

В апреле 2008 года ООО «Форвест» взял квартал леса, на котором располагалась свалка, в аренду для лесозаготовок на 49 лет. Исключить территорию свалки из арендуемой площади, по словам директора «Форвеста» Максима Глазкова, невозможно — арендуют лес целыми кварталами.

— Лесной кодекс предусматривает многоцелевое использование лесов. На одном и том же участке можно вести лесозаготовку и одновременно собирать ягоды и грибы, — поясняет Максим Глазков, — поэтому свалка нам не мешала. Если бы ее рекультивировали, мы бы участок этот засадили и через какое-то время использовали по назначению, ведь срок аренды у нас большой.

Фото из архива редакции

Несмотря на то, что с 2015 года сваливать мусор на территории городской свалки в очередной раз стало нельзя, мусорные завалы продолжали расти. При этом территории свалки по-прежнему принадлежала Лесфонду.

Визуально ничто не говорило о том, что полигон «Стальмаркет» (так одно время называли городскую свалку) работает: ворота закрыты, людей не видно. Однако при необходимости за закрытые ворота можно было попасть.

Чтобы освободить место для новых мусорных завалов, старые приходилось поджигать. Этот способ очистки территории на первоуральской свалке был отработан еще в 90-е.

 

Рекультивация и возмещение ущерба

Но ни в 2009 году, ни в 2015-м никто к рекультивации не преступил.

Зато летом 2016 года прокуратура Первоуральска начала проверку по факту несанкционированного ввоза на территорию так называемой городской свалки мусора.

Как пояснил старший помощник прокурора города Александр Мягков, в ходе проверки было установлено, что территория, на которой вплоть до 2016 года складировались отходы производства и потребления, является землями лесного фонда.

В результате прокуратура подала иск против администрации Первоуральска, ПМКУ «Городское хозяйство», ЗАО «ПКП «Стальмаркет», ООО «Форвест», департаменту лесного хозяйства Свердловской области и МПКУ ПО ЖКХ. Истец требовал запретить использовать лесной участок для складирования мусора, разработать проект и провести его рекультивацию, а также взыскать с ответчиков суммы ущерба.

В итоге ответчиков оказалось только двое — это ЗАО «ПКП «Стальмаркет» и ООО «Форвест». Именно они обязаны все восстановить и выплатить 965 625 000 рублей на двоих за причиненный ущерб.

При этом в решении суда говорится, что фактически участком со свалкой распоряжалась администрация Первоуральска. И, зная о незаконном использовании участка, мер по устранению нарушений не предпринимала.

— Наказание должно быть соразмерно вине, — считает Максим Глазков, — единственная наша вина — мы не жаловались на эту свалку. Но есть органы, которые отвечают за надзор в лесах. У нас только косвенная обязанность.

— Процесс рекультивации (восстановления) земельного участка сам по себе является длительным, а в рассматриваемом случае тем более, поэтому разработка проекта рекультивации и ее проведение должны быть завершены до 31 декабря следующего года. Старший помощник прокурора города Александр Мягков

— Ситуация абсурдна и с юридической точки зрения, и с точки зрения логики, — говорит адвокат Тамара Горбунова, представляющая интересы «Форвеста» в суде, — «Форвест» заключил договор в 2008 году. На тот момент свалка еще была санкционированной. С 2009 года должна была проводиться рекультивация. Все ясно и логично. Какая же вина «Форвеста» в том, что тот, кто обязан был рекультивировать свалку, не сделал этого? Срок исковой давности по «лесным вопросам» — 20 лет, поэтому виноватых вполне можно привлечь к ответственности. Согласно статье 130 «Закона о местном самоуправлении», обязанность по вывозу мусора с территории города лежит на муниципалитете. В Первоуральске муниципальные власти эту обязанность исправно исполняли — вывозили мусор на свалку. При этом администрация по решению суда освобождена от ответственности. В решении написано, что она обязана «организовать работы». Это как? Сама администрация обратилась за разъяснением в суд, потому что «организовать» — это не понятно. Будут вызывать в кабинет, водить руками и говорить, как проводить рекультивацию? Хотя при этом сами складировали мусор на данном участке. Ни закон, ни договор аренды не обязывают «Форвест» сообщать о наличии на территории свалки. Госорганы проверяют выполнение условий договора. И у них претензий к «Форвесту» нет. И даже если привлекать к ответственности за бездействие, то исключительно с 2009 года, когда свалка перестала быть законной.

— Администрация, да, организует работы. Спрашивают у нас: «Когда вы проведете рекультивацию?» — рассказывает Максим Глазков, —  за год свалку, которую сыпали несколько десятков лет, рекультивировать невозможно. Там только проект будут год делать. Если есть желание показать, что мы что-то делаем в Год экологии, ну, пожалуйста, показывайте. Штраф такой мы тоже не заплатим. У нас отродясь таких денег не было. Это — четыре годовых бюджета нашего города. Где нам их взять? Решением проблемы свалки однозначно должны заниматься госорганы, а не частные фирмы. Поэтому будем решение суда обжаловать.

 


Завод ТБО — это было решение вопроса

Сергей Портнов, мэр Первоуральска с 1990 по 1996 год:

— С проблемой мусора мне, как руководителю города, пришлось столкнуться. Поэтому мы начали зондировать вопрос о строительстве завода по переработке ТБО в районе Сажинского моста. Место было выбрано вместе с главой Ревды.

Когда, наконец, начали строить завод, я очень радовался. Это ж было решение вопроса. Кто загубил этот завод? А ведь это доходное дело. Умные люди, которые перерабатывают отходы, получают хорошую прибыль. Мы тоже думали, что у нас будет так. Именно поэтому было принято решение строить завод. Сколько приходилось работать с министерством природных ресурсов, природоохранными структурами, чтобы согласовать строительство, и получилось, что все впустую.

Вернуться надо к тому строительству, но технологии переработки, скорее всего, устарели.


Практически Эльбрус

Виталий Вольф, управляющий Западным управленческим округом, возглавлял Первоуральск с 2000 по 2008 годы:

— Полигон ТБО по дороге в Билимбай всегда был проблемным объектом. И связано это в частности с тем, что законодательство, касающееся сбора и утилизации бытовых отходов, изменяется постоянно. Да и количество мусора постоянно растет. Когда я был помоложе, меня всегда умиляло, что в ночь перед новым годом итальянцы выбрасывают из окон ненужную мебель, на тот момент у нас никто ничего не выбрасывал. Теперь, мне кажется, итальянцы нам уже завидуют: мы выбрасывать стали много чаще.

На тот момент, когда я возглавлял город, полигоном заведовала частная компания. У нее были все необходимые на тот момент документы, дававшие ей право обращаться с ТБО. А размеры бедствия даже тогда были серьезными: свалка уже изрядно дымила, высились горы мусора размером с Эльбрус. Приходилось постоянно задействовать пожарную часть для пролива дымящегося мусора, а потом прямо на территории свалки пробурили скважины для воды.

В 2000-х мы начали разрабатывать совместно с Ревдой проект — завод ТБО. К сожалению, сейчас он почил в бозе: хотя на тот момент это был единственный в Свердловской области завод, один из первых в России. Рентабельность таких заводов начинается после 43-45% переработки мусора. Мы достигли уровня 37% переработки. Но поменялось законодательство, поменялся я, у моих приемников были свои соображения…Но самое главное, проект не поддержала Ревда. Руководство Ревды решило, что у них много глубоких карьеров, им завод не интересен. Почти вышли на соглашение с Екатеринбургом, чтобы мусор оттуда возить. Но случилось то, что случилось. Теперь завод влачит жалкое существование, если вообще что-то влачит.

Конечно, сейчас под свалку надо искать новое место. Те свалки, которые сегодня представляют угрозу экологической безопасности и людям, надо беспощадно закрывать и рекультивировать. Думаю, мы справимся и с этой проблемой, она не самая глобальная, она решаема.


Есть ли у Первоуральска законная свалка?

Юрий Переверзев, мэр Первоуральска с 2011 по 2013 годы:

— Хочу заметить, что я двумя руками за раздельный сбор мусора, за чистые и оборудованные площадки для сбора мусора в жилых микрорайонах города.

Однако не может считаться нормальным положение вещей, когда с относительно чистых мусорных площадок весь городской мусор вывозится в места, находящиеся в черте города и вываливается (без всякого там раздельного сбора мусора) на не подготовленные и законодательно неоформленные для этого полигоны, а далее этот мусор периодически сжигается, ибо место надо освобождать для нового.

В Первоуральске вопрос с утилизацией мусора всегда стоял остро. Находящаяся по дороге в Билимбай городская свалка, давно выработала свой ресурс.

В двухтысячных годах в Первоуральске приступили к строительству многострадального «Завода по переработке ТБО». На мой взгляд, весь этот проект с самого начала был направлен на решение одной задачи — распил бюджетных денег. Хотя, идея-то была правильной, учитывая, что Первоуральск и тогда, и сейчас, функционирует без своей законной городской свалки.

Завод построили, однако, «завод» — звучит слишком громко, скорее цех по сортировке мусора. Заводу дали территорию для временного хранения уже отсортированного мусора (хвостов), а дальше дело не пошло. Сейчас это предприятие обанкротилось. На данный момент территория завода превращена в огромную свалку.

С законностью городской свалки, что находится по дороге на Билимбай, дело обстоит еще хуже. Если у завода есть официальный земельный участок, куда он может складировать мусор (при наличии лицензии), якобы для временного хранения. А вот у городской свалки нет и этого.

Собственно говоря, на территории Первоуральска мусор, кроме этих двух территорий, свозить больше некуда. И получается, что у города в данный момент нет официального, работающей с соответствующей лицензией, городского полигона по утилизации отходов.

Сейчас администрация должна дать внятные ответы на вопросы, где именно будет новый полигон, какие дополнительные задачи, помимо простого захоронения отходов он будет решать, сколько приблизительно это стоит, за какое время это можно сделать и где взять деньги. Считаю, что городской полигон, работающий на долгосрочной основе, может быть организован за Сажинским мостом, поскольку это идеальное место и, на мой взгляд, единственное в силу своей геологии.


В Первоуральске нет санкционированных свалок

Светлана Феоктистова, директор компании-мусороперевозчика «Экотехпром»:

— Мы работаем в «мусорной теме» с 2004 года. На территории Первоуральска нет санкционированных мест для складирования мусора, поэтому мы все вывозим на полигон в районе Широкой речки в Екатеринбурге и на полигон Горкомхоза в Ревду. Оба этих полигона входят в государственный реестр объектов размещения отходов.

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.