884

Проблемой хрома в Первоуральске занялись чешские ученые

В прошлом году "Русский хром 1915" несколько раз заливал Магнитку хромом. Фото из архива редакции

В 2016 году в микрорайоне Магнитка несколько раз произошел выброс шестивалентного хрома, опасного для окружающей среды и людей.

Тогда снег и маленькие реки в округе окрасились в ядовито-зеленый и желтый цвета.

Фото из архива редакции

Надзорные органы возбудили административные дела по фактам нарушения природоохранного законодательства РФ в части использования и охраны водных объектов, а на самом предприятии обещали принять меры, чтобы шестивалентный хром не попадал в реки и почву. Однако выяснилось, что и без аварий тонны ядовитого вещества загрязняют окружающую среду.

 

Концентрации такие, что хром можно добывать

О ситуации в Первоуральске рассказал сотрудник чешского университета Палацкого Михаил Косовский. Команду ученых пригласили на Урал, чтобы решить проблему с утилизацией шестивалентного хрома, который копился на территории предприятия десятки лет, сообщает портал «Новый день».

Сотрудник чешского университета Палацкого Михаил Косовский. Фото с сайта newdaynews.ru

— На предприятии использовалась гидрологическая технология утилизации — были пробурены шахты, установлены дренажи, которые собирают загрязненную воду. Затем она попадает на очистные сооружения, в ливнеприемник, подвергается обработке спецвеществами, потом идет в шламоотстойник, и потом все сливается, — объяснил Косовский.

Однако и сам рельеф местности (если копнуть вглубь, то после 12-метрового слоя глины и наспинного грунта обнаруживается камень, в котором огромное количество расщелин, куда попадает загрязненная вода), и погодные условия (снега, дожди) делают технологию дренажа и последующей очистки неэффективной.

Фото из архива редакции

Ученые, чтобы понять, можно ли решить проблему, отобрали пробы воды с территории «Русского хрома». — Я поместил эту жидкость в контейнер, чтобы потом в лабораторных условиях посмотреть реакцию. В Кольцово меня остановили. Спросили: «Что там у тебя?». Пришлось бы объяснять, ну, я и сказал, что это термос с чаем. Они спрашивают: «А почему такой густой?». Я им ответил, что он заварен на воде из Первоуральска, — пошутил Михаил Косовский. — Когда я пробы привез, лаборантка меня спросила: «Ты где это взял?». Я объяснил. Тогда она сказала: «Да тебя обманули, наверно, подсыпали туда что-то — не может быть такой концентрации!». Но это так. Концентрации там такие, что хром можно добывать.

Фото из архива редакции

Смесь, которая позволит добиться результатов

Так или иначе, но ученые из Чехии нашли способ обезопасить зараженную воду, превратив шестивалентный хром в трехвалентный. Для этого они решили использовать нулевалентное железо.

Фото из архива редакции

— Оно очень активное, быстро вступает в реакцию, поэтому мы его определенным образом упаковываем и доставляем непосредственно к месту загрязнения в шахту, где под действием электромагнитных колебаний молекула раскрывается, — объяснил Косовский.

Нулевалентное железо вступает в реакцию с шестивалентным хромом, и на выходе получается трехвалентный хром, куда более безобидный для людей, флоры и фауны. Чистая вода бежит дальше, а нерастворимый осадок остается на территории предприятия.

Фото из архива редакции

Однако еще на этапе тестирования выяснилось, что концентрация в шахтах «Русского хрома» насколько велика, что молекулы железа покрывались оксидной коркой, а потому реакция не происходила. В итоге была создана специальная смесь веществ, которая все же позволяет добиться нужного результата — снизить концентрацию вещества до ПДК, то есть меньше 0,01 мг на литр воды, — заверил Косовский.

Пока же в шахтах предприятия концентрация хрома составляет, по словам Косовского, до 1000 мг на кубический метр воды.

— Сейчас за год в реки проскакивает до 38 тонн шестивалентного хрома, — сказал эксперт.

Технология позволяет дать новую жизнь месторождению — осадок, оставшийся после химической реакции, можно использовать. И подобные технологии возможно применять не только в Первоуральске.

Фото из архива редакции

— Существует огромное количество старых шламохранилищ и шахт на территории России, которые закрывались в прошлом веке, когда технологии позволяли 60% полезного вещества взять, а 40% оставалось на месте. Сегодня основные месторождения уже открыты, и если нам нужны новые, то надо уже идти на север, где никакой инфраструктуры — экономически это очень дорого. Смысл нашей технологии в том, чтобы изолировать вещество, перевести его в потенциально новое месторождение, а потом снова добывать. Ведь ко всем старым шахтам проведены дороги, есть люди и материалы, — подытожил Михаил Косовский.

Комментарии 4

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.