663

Духи и деды

Получать письма от солдата — всегда радость. Главное, чтобы в них он писал, что все хорошо. Фото Марии Хлыновой

Военнослужащие, а также члены их семей, выступающие в военных судах, будут защищены военной полицией, передает во вторник, 6 февраля, газета «Известия». По данным издания, сразу после согласования в соответствующих инстанциях приказ главы министерства начнет работать в полную силу. С 2015 года, когда была образована военная полиция, в функциях ведомства уже значилась защита свидетелей, однако на деле это не всегда работало. По оценкам специалистов, теперь в ведение военной полиции попадут и те, кто подвергся дедовщине. До сих пор призывники, которые пострадали от глумления со стороны более опытных сослуживцев, до последнего находились в казармах рядом со своими обидчиками. Теперь же, если это необходимо, военнослужащих даже будут переводить в другие воинские части.

Однако если с программой защиты свидетелей все достаточно ясно: есть правонарушение — есть свидетель, то с дедовщиной вопрос остается открытым. А есть ли дедовщина в армии до сих пор? С этим вопросом мы обратились к нашим читателям и к специалистам.

 

Дедовщина мимо проскочила

— Друзья, мы пишем про дедовщину. Поделитесь своими историями, — такое сообщение было опубликовано нами в одном из первоуральских пабликов в соцсети «ВКонтакте».

Тут же посыпались ответы: «Какая дедовщина? Детский сад с гражданским персоналом», «В 2009 году пришел, как таковой дедовщины не было. Может, она меня мимо проскочила, но в части не видел. Так, драться дрались между собой, но друг друга никогда не сдавали». И так, почти слово в слово, несколько раз.

Но были и другие сообщения.

— Это то же самое, что искать женщин, которых изнасиловали. Я такой гордый, что отслужил в армии 2-3 года, и буду вам рассказывать, как убирал сортир за старшими? — написал один из первоуральцев.

Мужчины не плачут. И не жалуются.

 

В «душу» или в «лося»

Поэтому настоящие истории приходили только анонимно.

— Я служил в середине 2000-х. Дедовщина была, конечно же, но выражалась, в основном, не кулаками. Бегали «дедам» за сигаретами, водкой. Кто был послабее, стирал им форму. За косяки деды «прописывали» в «душу» или «лося». В душу — это удар в грудную клетку, лося — это удар в скрещенные ладони, которые «дух» держит у своего лба. Если кто храпит — подкрадывались и лупили подушкой по голове. Это называлось «глушить тигра».

Проверяли реакцию — подходишь с табуреткой к «духу», когда он спит, поднимаешь её над головой, будишь солдата и отпускаешь табуретку. Если реакция есть — табуретку отобьет, если реакции нет, значит, приземлится на голову. «Велосипед» делали: спящему между пальцев ног вставляли спички и поджигали — когда пламя доходило до пальцев, боец начинал махать ногами. Много было таких приколов, — вспомнил один из наших собеседников.

«Приколы», как называет это мужчина, однако, не всегда заканчивались весело. Двух старослужащих, издевавшихся над солдатами с особой жестокостью, осудили на два года дисбата*. Одному из военнослужащих на тот момент оставалась неделя до дома, другому — чуть меньше месяца.

*Дисбат — отдельный дисциплинарный батальон — специальное формирование в вооруженных силах России и некоторых странах СНГ, воинская часть (отдельный батальон), в котором отбывают наказание осуждённые за уголовные преступления в период прохождения военной службы военнослужащие и курсанты высших военных учебных заведений, до получения ими первичного офицерского звания. Википедия

 

Не поделился — ешь до рвоты

Другой мужчина, служивший в 2014-ом, рассказал о том, как его призыв встретили «деды».

— У нас сразу же, как только нам выдали форму, все забрали. Взамен дали свое старое. Так и ходили в потасканном, пока сержант не заметил, — написал недавний военнослужащий.

Кроме того, молодой человек рассказал о том, как в частях вымогают деньги.

— Мне приходилось просить денежные переводы у родителей. Не сдаешь «деду» в копилку ежемесячно — бьют. Пару раз получил, больше не хотелось. Маме объяснял, что сладкого не хватает, якобы бегаю в магазин по ночам. Верила.

Вообще, делиться с «дедами» нужно было всем. Неважно, деньги тебе перевели или еды прислали. Если тебе пришла посылка, а ты ешь под одеялом и кто-то узнал, «деды» заставляли есть до рвоты.

Мы спросили у всех собеседников, устраивали ли они позже посвящения и дедовщину молодым призывникам. Все ответили утвердительно:

— В основном, в армии никто не идет против «дедов», так как это, вроде как, традиция. Сейчас тебя бьют, потом ты будешь. И мы били потом.

 

Это не армия, а пародия

Председатель Совета ветеранов Александр Слабука. Фото из архива редакции

По словам председателя первоуральского Совета ветеранов Александра Слабуки, такое явление, как дедовщина, практически изжило себя. Как говорит Александр Викентьевич, сейчас идет перекос в другую сторону — чрезмерную опеку призывников.

— О дедовщине… Мне приходилось слышать об этом раньше, на различных вылазках и совещаниях, которые проводились в штабах военно-воздушных сил. Строевые части докладывали о глумлениях одних военнослужащих над другими. Мое отношение к этому, безусловно, негативное.

Но то, что сегодня делается — другая крайность. Я говорю про разные военные части, где бывал недавно. Как сейчас служат, служить нельзя. Это не армия, а пародия. Послеобеденный сон и прочее, в наряды ходить нельзя. Я, может быть, старый солдат, поэтому понять такое не могу.

У нас, когда я учился в военном училище и в академии военной, все было строго — наряды есть наряды, учеба есть учеба. Одно другого не подменяло. А сейчас за военнослужащих в армии гражданские лица порядок в казармах наводят, полы моют. На кухнях раньше наряды были — а сейчас, опять же, специалисты гражданские готовят.

Если година военная, не приведи господь, случится, то никто прислуживать солдату не будет, он должен все делать сам. Тут одна медаль, но у нее две стороны, аверс и реверс.

 

Дедовщины почти нет

Ежегодные отчеты министра обороны РФ Сергея Шойгу тоже говорят о том, что дедовщины становится меньше. Так, в 2016 году уровень преступлений, связанных с  неуставными взаимоотношениями, снизился на 37,6% по сравнению с показателями 2015-го. Но и в 2015-ом наблюдалось снижение на 16% в сравнений с предыдущим годом. В 2014-ом, как водится, тоже.

Сопредседатель Союза комитета солдатских матерей Свердловской области Винера Данилюк.

Слова Шойгу подтверждает и сопредседатель Союза комитета солдатских матерей Свердловской области Винера Данилюк.

— Положительная динамика в этой теме точно идет. Плавное снижение дедовщины происходит — и общественный контроль осуществляется, и работа замполитов ведется, все это тоже влияет на положение дел. За последние годы дедовщины, можно сказать, почти нет. Мы недавно были в Хабаровске, Уссурийске, во многих частях бываем. И не то, что обращений, вообще не фиксируем случаев дедовщины. Конечно, есть случаи, которые разбирает военная прокуратура, но они не озвучиваются, — рассказала Винера Абузаровна.

Если вы или ваши близкие столкнулись с дедовщиной, обращайтесь:

Союз комитета солдатских матерей Свердловской области, ул. Луначарского, 83, офис 63. +7 343 370‑33-07. Специалисты ведут прием с 13:00 до 19:00 по четвергам.

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.