Сотрудники Первоуральского новотрубного завода жалуются, что их хотят незаконно уволить

Анна Ватолина открыто говорит журналистам, что творится вну- три ПНТЗ, за свое рабочее место она не боится: понимает, что с завода ее все равно уволят— О том, что будет сокращение, мы узнали в середине июня, — рассказывает Анна Ватолина, инженер группы подготовки технической документации УКС ЭСПК. — Мы не ожидали, что можем под него попасть, так как начальство не раз говорило: «Необходимо, чтобы работали вы все». Однако 1 июля вышел приказ по заводу, что сокращать все же будут. Список должностей по цехам увидели. Выяснилось, что в нашем отделе сокращают одну точку — должность инженера. В частности, меня. Хотя нас там работает пять человек, и у всех разное социальное положение. Только я одна воспитываю несовершеннолетнюю дочь одна. Да еще на мне — ипотечный кредит. Меня по Трудовому кодексу сократить не могут. Я об этом сказала начальству, однако решение уже было принято. Мне так и сказали: «Это мое личное желание, чтобы сократили именно вас».
Анна Александровна утверждает, что к ней нареканий не было: она добросовестно исполняет служебные обязанности. Однако у Ватолиной возникли разногласия с начальником отдела при личном общении — еще в прошлом году. Это повлияло на оценку профессиональных качеств и трудовую дисциплину: с тех пор начались замечания, недовольства со стороны начальства.
— Елена Николаевна, начальница, постоянно докладные на меня писала, — вспоминает Анна Ватолина, инженер. — Ей не нравилось, что я ухожу на больничные, например, или дни беру. Ругалась, что опаздываю или на работе думаю о личном, хотя ни разу все ее пререкания не были никак подтверждены. От меня даже объяснительных не требовали. С тех пор все утихло, а в этом году нашелся повод меня уволить — якобы, сокращение.
Анна Ватолина — узко-профильный специалист. Устроилась на Новотрубный завод в ноябре 2007 года. Тогда ее принимали именно на должность инженера ПГС, учитывая профессиональное образование по этому направлению. Раньше было два стоящихся объекта: финишный центр и электросталеплавильный комплекс. Финишный центр достроили, документацию практически закончили. Остался только ЭСПК. Его документацией и занимается Анна Ватолина. Женщина недоумевает, почему под сокращение должна попасть именно она:
— С точки зрения трудового законодательства это — нарушение прав работодателем. Я начальству об этом сказала. Мне ответили: «Я понимаю, что я не могу вас сократить, потому что вы одна воспитываете ребенка, но я все равно вас уволю. Вы в суд пойдете или нет? Подумайте один день, а потом скажите, будете на нас подавать или нет, что вас незаконно сократили. Но даже если я не сокращу вас сейчас, вы все равно тут работать не будете».
О том, что Анна Ватолина работает только до 1 октября текущего года, ее предупредили более чем за два месяца до увольнения, как и полагается по закону. Анна Александровна усердно ищет другую работу: имеет второе высшее образование — может трудиться еще и юрисконсультом. Однако вариантов трудоустройства пока нет. Ватолина намерена отстаивать свои права в суде. Ведь при аналогичных случаях в других цехах Новотрубного завода, тех сотрудников, что воспитывают детей в одиночку, оставляют на рабочем месте, а сокращают тех, кто не имеет иждивенцев.
— У нас много людей сокращают, — утверждает Анна Ватолина. — Даже тех мужчин, у кого жены в декретах сидят. Но они молчат, боятся об этом говорить открыто.

Завод не признает факты сокращений
От комментариев завод отказывается — об этом нам сообщила Ксения Крамарь, пресс-секретарь Новотрубного завода. По словам председателя профсоюзного комитета ПНТЗ, ни о каких сокращениях и увольнениях и речи быть не может: все заводчане трудятся на своих местах. А даже если кого-то и будут увольнять, значит, «так нужно».
— Есть Трудовой кодекс, — говорит Леонид Халдин, председатель профсоюзного комитета ПНТЗ. — Согласно ему и будут проводиться все увольнения и сокращения. У нас очень порядочные акционеры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *