Начальник финансового управления Первоуральска Михаил Попов о том, почему город вынужден вновь уменьшать расходы бюджета

Михаил Попов, начальник финансового управления в Первоуральске, на каждой антикризисной комиссии в администрации докладывает о том, как плохо наполняется городская казна. Причин масса, а следствие одно — в третий раз за этот год запланированные расходы будут сокращены. Когда-то глава Первоуральска Максим Федоров сказал об этой процедуре: «будем вновь ужиматься». Время настало. Правда, чиновники уверяют: рядовые первоуральцы это на себе не почувствуют. Другой вопрос — работники бюджетной сферы, ведь, по словам Михаила Попова, сейчас настала пора сокращать абсолютно всё — и даже количество бюджетников и их зарплаты.

— У нас динамика поступления всех доходов отрицательная, а мы начнем брать коммерческие кредиты? О какой рациональности можно говорить?
— У нас динамика поступления всех доходов отрицательная, а мы начнем брать коммерческие кредиты? О какой рациональности можно говорить?

— Михаил Павлович, почему мы вновь вынуждены сокращать расходы?

— В конце прошлого года мы запустили режим экономии денежных средств. Он заключается в том, что ежемесячно своим приказом я утверждаю кассовый план по расходам. Он существенно отличается от бюджетной росписи (документ о поквартальном распределении доходов и расходов бюджета, — ред.). Так, бюджетных ассигнований за счет средств местного бюджета в первом полугодии у нас было открыто на 604 млн, а реальные расходы составили 463 млн. Цель такой работы — сбалансировать расходы и доходы, поставить траты в зависимость от поступлений. В этом году мы провели два приема по сокращению текущих расходов на общую сумму 77,7 млн. В этот раз нам предстоит сократить расходы еще на 25%. Но это не значит, что мы просто остановим финансирование и все. У нас нет таких полномочий. Мы вынуждены уменьшать часть расходов, чтобы не допустить остановку функционирования бюджетных учреждений. То есть, мы обязаны своевременно выплачивать заработную плату бюджетникам и предварять возникновение коммунального долга у бюджетных организаций.

— На антикризисных комиссиях в администрации Вы докладываете, что поступления в бюджет существенно снизились. В сравнении с прошлым годом динамика отрицательная по всем видам доходов. Но особенно — по налогам…

— Да, по всем, кроме земельного налога. Здесь дело в том, что с этого года действует новая кадастровая стоимость земель. Я говорю только о частных владениях — на увеличение стоимости арендованной земли объявлен мораторий. Кадастровая стоимость частной земли в целом у нас по городу увеличилась в 1,2 раза. А для отдельных плательщиков возросла в три и даже пять раз. А с нею — и налог на землю. Поэтому мы приняли решение о понижении ставки налога на землю до средних значений для всех. Может быть, это решение не совсем правильно в отношении наполнения бюджета, но оно обосновано тем, что мы не можем сейчас грузить и без того оказавшиеся в трудной ситуации предприятия. К тому же, это все-таки не мешает нам собирать земельный налог в запланированных минимальных объемах.

— А НДФЛ? Ведь не секрет, что это главный источник дохода местного бюджета. Объем его поступления, с ваших слов, постоянно снижается. Почему?

— Дело в том, что наши основные плательщики — НТЗ, Динур, Уралтрубпром — всеми доступными средствами борются с кризисом. Это и снижение производства, и уменьшение рабочего времени сотрудников предприятий, и даже сокращение штата. Следовательно, они меньше отчисляют в бюджет. Еще принимая бюджет, мы уменьшили план по сбору НДФЛ на 17%. По прогнозам наших предприятий мы можем утверждать, что сейчас они отчисляют на 35-40% меньше, чем в прошлом году.

— Бюджет Свердловской области испытывает аналогичные трудности. Между тем, областная казна регулярно «скидывает» какие-то средства местным бюджетам. Их объем в этом году тоже может сократиться?

— Да, мы получили предупреждение Министерства финансов о снижении нецелевых субсидий. В этом году вместо дотаций мы ежемесячно получаем так называемую «субсидию на выравнивание». Проще говоря, это финансовая помощь муниципалитетам со стороны области на поддержание своих бюджетов. Годовой размер этой субсидии для нас — 286 млн  рублей. Но уже известно, что эта сумма будет уменьшена вдвое.

— Мы получаем средства не только из областного, но и из федерального бюджета. Они неизменны?

— Мне трудно судить, как в дальнейшем изменятся поступления из федерального бюджета. Правда, порадовало недавнее сообщение о том, что регионам будут выделены около 70 млрд. рублей на выравнивание бюджета и устранение последствий кризиса. Надеюсь, там должна быть доля и нашей области, а значит, и нашего округа.

— Но пока нет финансовых вливаний, мы вынуждены уменьшать расходы. Когда это произойдет?

— Мы ждем постановление областного Правительства, а затем — решения Законодательного собрания области. Пока же наметили для себя план подготовки. Конечно, до конца года мы не можем тянуть с сокращением. Наша задача — подготовить материалы к середине сентября. Именно тогда мы должны предоставить в городскую Думу проект решения о внесении изменений в бюджет текущего года.

— Как уменьшение бюджета коснется первоуральцев?

— На этом этапе вряд ли все это почувствуют. И не должны почувствовать, потому что мы имеем некий задел, в котором можем еще двигаться. Только когда мы исчерпаем его, речь пойдет о понижении качества бюджетных услуг: образования, медицины, культуры и т.п. Но пока мы не покушаемся на свои обязательства. Другое дело — работники бюджетной сферы. Возможно, нам придется сокращать их численность. То же касается их зарплаты: сейчас настала пора сокращать даже первоочередные затраты.

— Цель — выжить?

— Повторю, мы не можем себе позволить остановить функционирование бюджетных учреждений. А это в первую очередь значит, что мы должны избежать главного — накопление коммунального долга. Поскольку, во-первых, нам этого закон не позволяет, а во-вторых, когда-то все равно придется расплачиваться. Это во времена первого кризиса, в конце 90х мы держали полугодовые задолженности перед энергетиками и расплачивались, когда могли. Сейчас нам этого никто не позволит. У поставщиков ресурсов реакция одна — отключение услуг.

— А почему бы не взять, скажем, коммерческий кредит?

— Есть выражение: «Берешь чужие на время, а отдаешь свои и навсегда». Да еще и с процентами. А для этого по закону у нас должна быть отдельная — рационально-проработанная — программа по заимствованиям, которая должна иметь источники погашения. У нас динамика поступления всех доходов отрицательная, а мы начнем брать на текущие расходы коммерческие кредиты. О какой рациональности можно говорить? Да, нам может выделить деньги область — но только на кассовый разрыв (недостаток средств, необходимых для финансирования текущих расходов, — ред.). По неписанному правилу, деньги могут поступить только для того, чтобы мы могли своевременно выплатить заработную плату. Но область сейчас даже откровенно-дотационным районам дает только треть от заявки к кассовому разрыву. А мы, между тем, достаточно благополучная территория…

— Так про нас говорят в области?

— Нет, там такой статистики нет, это лишь мое субъективное мнение. Для меня благополучие — это пока нет задержек по зарплате, ни одно учреждение не остановилось. То есть, нет сбоев в бюджетной сфере. Но в нынешних условиях трудно загадывать, надолго ли этого хватит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *