Убил не я, а друг семьи!

Подсудимый Виталий Антонов одну за другой меняет версии произошедшего

В производстве Первоуральского городского суда находится дело 33-летнего Виталия Антонова, обвиняемого в нанесении тяжких повреждений полуторагодовалой падчерице Кире, которая после этого скончалась в больнице.

Виталий Антонов
Антонов на суде держится спокойно, смотрит — нагло

«Она спит»…

В ночь с 17 на 18 октября 2008 года жительница Первоуральска Юлия Титова ушла на встречу одноклассников в «Галерею», оставив дочь Киру на попечение отчима. Вернувшись, она обнаружила девочку в кроватке в одном подгузнике в неестественной позе. Кира тяжело дышала и не откликалась на свое имя. Сидевший с пивом на кухне Антонов отвечал, что ребенок спит. Через несколько часов малышка скончалась в горбольнице №1.

Судебно-медицинская экспертиза заняла несколько страниц. Кира получила не менее 15 ударов руками «по телу, голове и конечностям». Из 15-ти ран 11 оказались несовместимыми с жизнью.

Виталия Антонова задержали и отправили в СИЗО в тот же день. Дело вел Первоуральский межрайонный следственный отдел СУСК при прокуратуре. Почти через год, в августе 2009 года, статью 105 УК РФ — «умышленное убийство», по которой проходил Антонов заменили статьей 111 ч.4 УК РФ — «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека, повлекшее смерть по неосторожности». По 105-й статье убийце грозило от 8 лет до пожизненного заключения, а по 111-й — от 5 до 15.

— Нас это возмутило. Я обращалась в Общественную палату, в Генпрокуратуру, к Председателю правительства Путину, Президенту РФ Медведеву, все ответы были переправлены в областную прокуратуру, — говорит бабушка Киры Инна Батенева. — Из прокуратуры нам ответили, что статья переквалифицирована согласно закону. От прокурора Первоуральска Рудых ответа мы так и не получили. Сейчас наша цель, чтобы Антонов получил максимальный срок по этой статье — 15 лет.

Антонов работал в «Похорон-ном доме», оказалось, что у него уже есть шесть судимостей по таким статьям, как хранение наркотиков, причинение тяжкого вреда здоровью, мошенничество, угон автотранспорта, но всякий раз преступник отделывался условным сроком.

Напоил, приставив нож к горлу

После задержания Антонов признал вину частично, но в декабре 2008, спустя два месяца, заявил следователям: я невиновен! По его словам, в смерти Киры повинен житель Первоуральска Игорь Сорокин (фамилия изменена — ред). Сорокин — друг семьи Юлии и Виталия. Вместе с Антоновым он работал в «Похоронном доме», только Сорокин копал могилы, а Виталий работал санитаром. Познакомились они два года назад. По словам Сорокина (в данное время проходит по делу как свидетель) они с Антоновым курили анашу, которую Виталий любил, употребляя, по свидетельству друга, в среднем раз в день. Друзья выпивали вместе. Несколько раз застолья происходили дома у Антонова. Сорокина оставляли ночевать. И вот в декабре 2008 Виталий обвинил друга семьи в убийстве падчерицы.

По показаниям Антонова, Сорокин зашел к ним в гости вечером 17 ноября, когда Юля ушла в «Галерею». Антонов и так выпил бутылки три пива, а здесь, под угрозой ножа, приятель заставил его выпить еще. По словам Виталия, когда он очнулся от пьяного забытья, девочка уже хрипела и не могла дышать…

Сорокина вызвали на допрос. Он дважды судим, живет один в коллективном саду, подтвердить то, что в этот вечер он был дома, — некому. Сейчас Игорь не пьет, но тогда любил выпить, покурить травки.

В довершение всего Антонов дал показания, что его приятель виновен в убийстве еще одной девочки — 7-летней Полины Бабуриной. Полина не вернулась домой из школы в сентябре 2008 года. В данное время ее убийца педофил Николай Чигиринских отбывает пожизненный срок по приговору Свердловского областного суда. Но сознался Чигиринских в убийстве Бабу-риной только летом 2009-го.

Детектор лжи лжет!

Работники «Похоронного дома», знавшие приятелей Виталия и Игоря, в версию Антонова не поверили.

— Вранье все это. Почему сразу не сказал? — считает распорядитель похорон Сергей Ершов, человек, под началом которого друзья непосредственно работали. — А так нареканий к Сорокину и Антонову не было: пьяными не видел, работали хорошо.

В ходе следственных мероприятий Антонова проверили на детекторе лжи. Результат: в своих показаниях, касающихся Сорокина, подсудимый лжет. Антонова это обстоятельство нисколько не смутило:

— Я предупреждал, что перед этим, как меня привезли из СИЗО, я не спал четверо суток, — заявил он на суде. — У меня была высокая температура. Я предупреждал, что из-за плохого состояния здоровья результат может быть другой.

По словам обвиняемого, Киру он любил в той же степени, как и собственного сына от первого брака, семилетнего Владислава. На очной ставке с Сорокиным «заботливый отчим» Виталий подтвердил свои показания, согласно которым бывший друг и коллега убил полуторагодовалую Киру.

Версия с мячиком

На заседании суда 2 февраля этого года, после того, как были заслушаны все свидетели, Антонов выдвинул новую версию случившегося 17 октября.

— До того, как Юля ушла на встречу выпускников, я сидел с Кирой на кухне, она подавилась яблоком, — рассказывал он. — Ребенок спал, я сходил еще за пивом, уснул, проснулся от плача — девочка выпала из кроватки. Понес ее на кухню попить, вернулся в комнату — темно, наступил на детский мяч и упал вместе с ребенком, которого держал на руках. Упал прямо на нее.

По словам обвиняемого, Кира заплакала от того, что испугалась, он не заметил на теле девочки повреждений и уложил ее спать. Вернулась Юлия, понесла дочку в ванную менять памперс, затем все легли спать. Кира разбудила их плачем. Ребенок хрипел. Юля завернула дочь в одеяло, бросилась из квартиры. Он, Антонов, предупредил ее, если она сейчас уйдет, то может не возвращаться…

На вопрос адвоката потерпевшей стороны о том, что как же теперь быть с обвинениями в отношении Сорокина, Антонов невозмутимо ответил: «Мне показалось».

Единственный сын в семье

Родители Антонова тоже работники «Похоронного дома». Мать обвиняемого Нина Антонова не верит в то, что сын избил до смерти падчерицу. Антонов — единственный ребенок в семье. Два раза был женат. Вторая жена Елена из-за побоев попадала в больницу, несколько раз обращалась в милицию, по ее словам муж пил и употреблял наркотики.

Ему должны были дать пожизненное

Инна Батенева, бабушка Киры:
— Я считаю, что такие люди не должны выходить на свободу. У Антонова шесть судимостей, и все условно! Во всех случаях он избегал наказания. На суде он спокоен, даже смотрит в глаза — удивительно! Умысел был. Человек сидит на кухне и спокойно пьет пиво. «Что с Кирой?» — «Она спит».