Депутат Юрий Попов: «Надеюсь, когда со мной разберутся, автосоревнования возобновят»

Юрий Попов, председатель первоуральской федерации автомобильного спорта:

— На сегодняшний день водитель той «восьмерки» Бикбулатов (водитель автомобиля, сбившего Альберта Чухарева на ралли, — ред.) очухался. Но ведь сначала он говорил, что там ему зрители дорогу перебегали. Сейчас же, когда ему на допросе показали видеозаписи и изъяли у него стенограмму (записи штурмана о прохождении спецучастка), он изменил показания. Изъятую стенограмму — я ее видел — считаю очень слабой.

Что произошло на трассе

В ней этот поворот прописан, как «правый два», когда наш, гораздо более опытный первоуральский гонщик Олег Антропов прописал этот поворот, как: «ТОРОМОЗ — ТРАМПЛИН — ПРАВЫЙ ЧЕТЫРЕ». Что же касается стенограммы Бикбулатова, то у него записано: «ЧЕТЫРЕСТА — ТРАМПЛИН — ПЕРЕКРЕСТОК — ПРАВЫЙ ДВА». В общем, все его стенограммы были безграмотными, правлеными, если бы он доехал до СУ «Лесной», то там он оказался бы в первой же сосне — с такими записями. Что уж тут говорить, если «стенка» была написана карандашом, в нарушение всех штурманских канонов и правил.

То есть исходя из его записей — «ПРАВЫЙ ДВА» — он хотел проходить без сброса газа, когда тот же Антропов, согласно команде штурмана, собирался перед этим поворотом тормозить. Исходя из этого всего, он и изменил свои показания. Как он (Бикбулатов) говорит: «Я заходил на поворот левой стороной, для того чтобы срезать траекторию, но получилось совсем иначе». Таким образом, он признает, что не справился с управлением  и вылетел с трассы. Это не смягчает данный случай, но свою ошибку пилот признает.

Тут траектория однозначно была выбрана неправильно. Даже если бы он заходил в этот поворот с большей скоростью, чем надо, но по правильной траектории, то его бы выбросило не в это ответвление дороги, где стояли зрители, а на бруствер, куда до этого вылетел экипаж Макаров — Куцаев. Макаров зашел верно, но быстро, в итоге его выбросило с трассы, но в уже в 30 метрах от поворота, в бруствер.

Плюс, судя по фотографиям, Бикбулатов зашел в поворот с почти прямыми колесами, когда на самом деле он их должен был вывернуть вправо еще на подходе к трамплину, чтобы создать задел поворачиваемости при выходе с трамплина и на входе в поворот.

Нельзя забывать и про человеческий фактор, в ралли он играет не последнюю роль. Тут нужно учитывать, как ему штурман прочитал стенограмму, когда был озвучен поворот, как эту информацию понял пилот — нюансов много. Но этого мы, увы, уже не узнаем. Но все равно, по своему опыту могу сказать, что «ПРАВЫЙ ДВА» проходится на скорости 120 км/ч, этот же злосчастный поворот на его машине нужно было проходить гораздо медленнее. Тут обязательно надо было тормозить перед трамплином, чтобы «облизать» его, а не скакать, как сайгак.

«Я вину не признаю»

Но, несмотря на все мои рассуждения об ошибке пилота, это не играет роли в моей защите. Потому что, как сказано в заключении следователя: «допустил нахождение людей на трассе». Если честно, то я ведь даже не знал, что там такое количество людей — мне комиссары не сообщили. Да людей, собственно, и не должно было там быть. По регламенту этой гонки, на том месте нет зрительской зоны, безопасность которой я должен был обеспечить.

Я видел показания многих очевидцев происшедшего, они все указывают на то, что погибшего Чухарева не раз просили отойти с места, где он стоял. Судьи факта (судьи, которые находятся на спецучастках, — ред.), которые там были — работали, но это не снимает с меня ответственности. Я вообще не предполагал, что там будет такое большое скопление людей. Если бы это можно было предвидеть, то были бы предприняты соответствующие действия по обустройству там зрительской зоны: дежурили бы сотрудники милиции, установили бы ограждение и нагребли защитный бруствер.

Подытожить все сказанное я могу следующим. Мои слова, кстати, подтверждает и областная федерация автоспорта. Я вину не признаю, считаю, что произошедшее — это стечение обстоятельств, ошибка пилота и грубая неосторожность самого пострадавшего. Ведь если человек идет смотреть ралли на скоростной участок, он сам должен заботиться о своей безопасности, тем более, еще раз напомню, судьи его предупреждали. Я считаю, что организатор не должен нести ответственность за безрассудные действия зрителей, потому что в моей практике организации соревнований есть куча примеров, когда доступ к трассе всячески огораживается и перекрывается, но упорные экстремалы все равно лезли буквально под колеса гоночных автомобилей. Нередко они срывают огораживающие красные ленты, предупреждающие плакаты. Умудряются даже на личных машинах подъезжать к трассе, раскапывают защитный бруствер и паркуются в непосредственной близости к спецучастку. Все это делается втихушку, чтобы их не заметили судьи, а раз судьи не видят, значит, и я об этом не знаю.

Сейчас, что бы не говорили, я готовлюсь к суду. Мне, конечно, советуют — в случае, если меня здесь признают виновным — обращаться в областной и, может быть, в Верховный суд, но боюсь, что на это у меня не хватит ни денег, ни нервов. Да и есть большие сомнения, что областной суд сможет отменить решение Первоуральского суда и меня оправдать.

Что же касается автоспорта в Первоуральске, пока никаких соревнований у нас не будет. В городскую администрацию уже поступали обращения с просьбой разрешить гонки на кроссовой трассе «Гора пильная», но, увы, в свете трагического происшествия на ралли «Каменный пояс — 2010», в проведении автоспортивных мероприятий было отказано. Надеюсь, что когда со мной разберутся, автосоревнования в Первоуральске начнут проводить снова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *