Чарующий и манящий

Фото с сайта http://nightrain.photosight.ru/

Разочарование от несоответствия ожиданиям — одно из самых сильных

 

— Ну, давай, звони!

— Сам звони!

— Ну, ты же умеешь…

— А что я скажу?

— Да все равно, что ты там скажешь. Она от звуков голоса «спечется».

Однобокий дар

Когда Коля родился, он огласил родовую басовитым раскатистым криком.

— Настоящий мужик родился, — засмеялась медсестра. — Вон какие рулады выдает.

Сколько Коля себя помнит, всегда люди обращали внимание на его голос. Говорили, что он необычно глубокий, интересного тембра.

— До самых пяток пробирает, — качала головой мать.

— Наверное, певцом будешь. Как Хворостовский, — поддакивал отец.

Желания, к сожалению, не сбылись. Слуха у Николая не обнаружили ни в музыкальной школе, ни в хоре, ни в вокальной студии при ДК.

— У вас, без сомнения, талантливый мальчик, но поищите себя в чем-нибудь другом. В танцах, например.

— Эх, Колька, такой дар, и все не впрок, — сокрушался отец.

Удивительно, что голос преспокойно пережил и подростковую ломку, оставаясь таким же приятным, бархатистым, как раньше. В школе быстро нашли этому применение. Коля был самым первым кандидатом на роли в школьных «массовках». Ну, там, где не важно что, важно — каким голосом. Потом его сделали ведущим передач школьного радиоузла.

— Был бы ты высоким, Колька… — сказала первая красавица класса Светлана.

Да, Коля высоким не был. Как не был он и красивым. Юношеские прыщи никак не хотели покидать лицо, зрение еще во втором классе упало до минус пяти. В общем, непривлекательный во всех отношениях тип.

— Не расстраивайся, сын, все еще десять раз измениться успеет, — утешала мать.

Но бог, видимо, не поскупившись на голосовые данные, как-то прошел мимо всего остального. Девушки не заглядывались, парни-одноклассники смотрели свысока.

Прибыльный бизнес

— Ну, ты, пацан, скажи че-нить, — догнал в школьном дворе шпанистого вида парень.

— А в чем дело?

— Ну ни фига себе! Слууушай, ты мне помоги, а я в долгу не останусь. Если кто полезет, я — во! — и показал Коле кулак с криво выведенным ручкой якорем.

— А что от меня требуется?

— Да девке одной позвонить. Вернее не девке, а родакам ее. Они такой приличный голос оценят. Ну, надо, чтобы ее гулять отпустили.

— Аааааа…

Звонить и знакомиться с чужими родителями постепенно стало довольно прибыльным бизнесом. Колю защищали, Коле давали жвачку и мороженое. Постепенно он даже вошел во вкус. Приятно: звонишь, делаешь комплимент маме, пьешь чай на кухне, отвечая на светские вопросы. Папы, бабушки и дедушки жмурятся от удовольствия — до чего хороший мальчик! Однажды, правда, Коля допустил оплошность: провожая очередную «клиентку», попытался ее поцеловать.

— Ты с ума сошел? — резко оттолкнула кавалера девушка.

— Ты мне нравишься.

— А в зеркало смотреть на себя не пробовал? Ты же никто, ты — пустышка. Голосовые связки, и ничего больше.

— Я…

— Коленька, на таких, как ты, мода давно прошла.

Переживаний хватило надолго. Но Коля нашел выход. Он закрутил телефонный роман!

Это было уже после окончания школы. Наплел девушке про «бессмертную душу», про внутренний мир и… Пытался влюбить ее в себя несколько месяцев. Пока девушка по телефону не сообщила, что начала встречаться с «одним замечательным молодым человеком»… В институте к Николаю «клеились» только «скромные серые мышки». Которые, к сожалению, нисколько его не волновали.

Выбиться в люди

Выбиться в люди и иметь личную жизнь — истории, идущие обычно параллельными составами. Вот так и у Николая. Благополучно окончив институт, пережил «лихие 90-е» и устроился на работу на одну из FM-станций. Оторвали с руками. Еще бы, с его-то голосовыми данными! Зарплата отличная, квартира, машина — все, как у людей. Поклонницы одолевали по телефону. Они, впрочем, и у подъезда одолевали. Спрашивали:

— Дяденька, а вы такого-то не знаете? А у него есть кто-нибудь?

Кто-нибудь Коле был абсолютно не нужен, а вот те, кто ему нравился, чаще всего отказывали.

— Был бы ты олигархом, тогда еще туда-сюда. У олигархов, у них с лица воду не пить.

— Ну, зачем тебе красивая жена? — недоумевали родители. — В этом возрасте главное уже дети.

— Для женщины, может, и главное. Понимаете, меня прямо трясет, когда я вижу, как у людей тускнеют лица при знакомстве со мной. Прямо на лбу написано: а мы-то думали…

— Тебе хоть раз кто-то сказал об этом?

— Зачем говорить, когда и так все ясно?!

Кто-то скажет — комплексы, кто-то — гордыня. Я, честно говоря, не знаю, кто прав. Ну, хочется мужчине, чтобы его полюбили за великолепный голос и полное отсутствие внешних данных, так почему бы и нет?! В свои 38 Николай, казалось бы, нашел свою единственную. Вполне себе симпатичную и смешливую студентку факультета журналистики Лерочку. Расписались, стали жить вместе.

— Ты уверен, что она тебя действительно любит? — Интересовались знакомые.

— Она носит мою фамилию.

— Разве этого достаточно?

Оказывается, иногда вполне достаточно. Любовью это, конечно, не назвать. Скорее — неозвученный контракт. Лере льстит, что ее муж — звезда. Коле — что у него красивая и молодая жена. Такая, о которой он мечтал всю жизнь. Ну и что, что она ходит с ним только на протокольные мероприятия. Ну и что, что часто пропадает и отключает телефон.

— Мне просто завидуют. Я наконец-то сделал себя, выбился в люди, — считает Николай.

О детях разговор пока не идет, он, словно бронепоезд, движется в направлении Лериной карьеры. Ну и что, что она мечтает стать радиодиджеем?! Это только, чтобы быть ближе к мужу.

— Может, так и нужно, — вздыхает украдкой мать, — Коленька всю жизнь переживал, что некрасивый.

— Он вовсе не по этому поводу переживал, мать, — сердится отец. — Он исключительность свою всю жизнь доказывал.

— А сейчас?

— А сейчас пусть будет счастлив от того, что живет в неведении.

Автор: Надежда Губарь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *