Первоуральской ТЭЦ исполняется 55 лет

Отпраздновать юбилей коллектив собирается «по-семейному»: на природе, с шашлыками. На торжество приглашены не только энергетики, но и их родные.

Старший машинист котельного отделения Вадим Безденежных постоянно следит за работой щита управления энергетических котлов.

Отпраздновать юбилей коллектив собирается «по-семейному»: на природе, с шашлыками. На торжество приглашены не только энергетики, но и их родные.

Мало кто из рядовых первоуральцев знает, что находится за высоким бетонным забором, которым огорожена ТЭЦ. Трубы, небольшие цеха — при желании можно заметить только их. Но это сравнительно небольшое предприятие призвано заботиться о том, чтобы в наших квартирах всегда были горячая вода и тепло, а заводы не нуждались в паре, который также вырабатывается на ТЭЦ. Но ТЭЦ — это не только трубы, тепло и пар, это, прежде всего, люди, которые любят и ценят свою работу.

«Учусь руководить»

Расима Шарипова, начальник смены химического цеха, пришла работать на ТЭЦ более 20 лет назад.

— 16 марта 1991 года я устроилась в химический цех на работу повторно, — вспоминает Расима Саидгареевна. — До этого я тоже здесь работала, но, по семейным обстоятельствам, была вынуждена ненадолго уйти. Получается, у меня 20 лет стажа работы на нашей ТЭЦ.

Расима Шарипова училась в Механико-технологическом техникуме, отработку проходила в Чебоксарах, а потом вернулась в Первоуральск и устроилась на ТЭЦ, пошла по стопам матери.

— Она меня устроила в химический цех, — рассказывает Расима Саидгареевна. — Я семь лет поработала, но по семейным обстоятельствам пришлось рассчитаться. Но потом снова вернулась. Я люблю свой коллектив, люблю свое руководство, работа — это мой второй дом, тут все подруги работают, мы вместе отмечаем праздники, например, наш любимый День энергетика. Сначала я год работала аппаратчиком предочистки, потом трудилась в фильтровальном отделении, а потом уже меня назначили старшим аппаратчиком.

Должность начальника смены на производстве новая, ее ввели только в этом году в связи с изменением штатного расписания. Все старшие аппаратчики стали именоваться начальниками смены химцеха. В химцехе производится подготовка воды, ее предварительная очистка. Просто так воду из водопровода или из любого водоисточника ни в котел, ни в теплосеть подавать нельзя, она должна быть предварительно подготовлена. Именно этим занимается химический цех.

— Работаем по скользящему графику, по 12 часов, — говорит Расима Шарипова. — График очень удобный, работать не тяжело, остается много свободного времени. В подчинении у меня 8 человек — трое в дневную смену и пятеро — в ночную. Я пока только привыкаю к новой должности, морально очень сложно. То есть работа-то у меня осталась та же самая: следить за оборудованием, за режимом, за персоналом, а руководить я еще не привыкла — этому тоже надо учиться.

На работе — непрерывно

Ольга Нохова, начальник химического цеха, с гордостью демонстрирует оборудование, аналогов которому в области нет.

— Монитор — это просто средство визуализации, промышленный компьютер выглядит иначе — он похож на большой шкаф, — объясняет Ольга Витальевна. — Можно открыть любое оборудование, посмотреть, в каком режиме оно работает. Аппаратчик может вносить корректировки в зависимости от результатов анализа: что-то не понравилось, значит, можно поменять — система гибкая и позволяет это делать. У нас есть первая в Российской Федерации автоматическая установка из четырех противоточных фильтров, они были смонтированы и установлены в 1995 году, в 1996 включены в промышленную эксплуатацию, а с 1998 года эта схема полностью автоматизирована. То есть функцией аппаратчика является только выбор режима, все остальные операции выполняются автоматически: открытие-закрытие задвижек, включение насосов и так далее.

У работника есть возможность вмешаться в процесс: если не хватает времени на какую-то операцию, то аппаратчик, нажав на клавишу «Стоп», может зафиксировать оборудование в определенном положении, чтобы процесс закончился полностью.

— Та же самая система у нас внедрена по управлению двухметровыми механическими фильтрами, — продолжает Ольга Нохова. — Это тоже оригинальное оборудование, которое было впервые апробировано здесь. Нам недавно предоставили новую щитовую — помещение, где работают аппаратчики. В старой не было ни окон, ни кондиционера, ни комнаты для приема пищи. А сейчас у нас все прекрасно оборудовано: большое окно, дневное освещение — эти требования предъявляются при работе с компьютерной техникой. Кроме того, здесь есть кондиционер, летом не жарко. Комната приема пищи тоже очень современная, по последнему слову техники: с холодильником, микроволновой печью, варочной панелью. На обед мы ходим по очереди. Это связано с тем, что процесс работы здесь — непрерывный. Просто встать и уйти нельзя. Одна аппаратчица уходит, передает свою работу другой. Вода в это время течет, ее нельзя останавливать, она должна постоянно поступать в котел. Поэтому толпой на обед никто не ходит.

Работники предпочитают обедать в комнате приема пищи, а не в столовой, чтобы всегда быть в непосредственной близости от рабочего места. Если вдруг сигнализация сработает — изменилось давление, например, то оператор быстро сориентируется и устранит неполадку. Для этого аппаратчики и сидят у монитора 12 часов, чтобы вовремя устранить неполадку, сделать так, чтобы никто ничего не заметил. Кажется, ну что тяжелого — сиди и сиди за компьютером. Но ведь нужно постоянно держать в голове все возможные аварийные ситуации и все действия, чтобы эти аварии устранить. Аппаратчики должны очень быстро принять правильные меры, чтобы авария не получила развития и ее не почувствовали другие смежные цеха.

«Химические» розы

Неотъемлемой частью химического цеха является лаборатория, где лаборант берет пробы воды, проверяет, как функционирует котел: работникам нужно ориентироваться в процессе, знать, что происходит внутри агрегатов, как изменяются свойства воды. Чтобы вмешиваться в процесс, нужно его отслеживать.

— У Мансуры Сабировой, заместителя начальника химической лаборатории, золотые руки, — рассказывает про сотрудницу Ольга Нохова. — У нее университетское образование, Мансура окончила УрГУ с красным дипломом — может делать все из всего. Это очень редкий талант для аналитика. Можно быть химиком, но не быть аналитиком. Аналитика — она требует тщательности, скрупулезности, дотошности, чтобы вычислить миллиграммы примесей, которые могут присутствовать в воде. Нужно очень аккуратно готовить посуду, рабочие растворы, и какая-то небрежность здесь вообще недопустима — Мансура делает все с невероятной точностью.

— На станцию я пришла в 1995 году, в химический цех аппаратчиком предочистки, — говорит Мансура Сабирова. — Проработала там года 2-3, а потом пришла в лабораторию. Сначала работала лаборантом химанализа, сейчас — заместителем начальника. У меня здесь подруга близкая работает. Да и вообще, мы тут все — одна семья, поэтому друг к другу относимся очень трепетно. А когда такие отношения, люди друг друга не подставляют, не подсиживают. Сейчас у меня есть возможность заниматься любимым делом, я училась на химика и очень химию люблю.

Но больше всего коллег восхищает хобби Мансуры Шайхильнуровны — выращивание роз. Действительно, в условиях нашего климата достаточно нелегко вырастить такие большие и красивые цветы.

— Несколько лет назад я купила несколько кустов в совхозе, — вспоминает Мансура Сабирова. — С тех пор выращиваю розы у себя в саду, а потом приношу на работу — порадовать коллег.

На ТЭЦ работает несколько трудовых династий — по два, три поколения. Александр Возжаев, заместитель главного инженера по эксплуатации — второе поколение, у него тут работает отец. Ольга Нохова — тоже представитель второго поколения, на ТЭЦ трудятся мать и сестра.

— Если покопаться, то тут все друг другу родственники, — смеется Ольга Витальевна. — Если не прямые, то дальние — точно. У некоторых сотрудников тепло общаются дети, так что они тоже скоро станут родственниками. Кто пришел сюда работать, остаются на десятилетия, поэтому корнями «прирастают». Вот и получается, что все мы тут — одна большая семья. Мы стараемся создать для сотрудников комфортные условия труда, это хорошо сказывается на работе. Если человеку удобно, если «климат» в коллективе отличный, то все это располагает к работе. Конечно, нам бы хотелось иметь более современное оборудование, ремонт какой-то сделать, хотя бы косметический — поправить обшарпанные стены. Но, я думаю, все это со временем у нас будет. Все зависит от финансового положения — что-то мы можем себе позволить, на что-то денег не хватает. Но такая ситуация — не только у нас, у всех предприятий так.

Тут не Калифорния

Сергей Толстых, начальник производственно­технического отдела:

— Мой отдел занимается ведением отчетов, учетов, просчитыванием режимов работы станции, расчетом различного рода технологических режимов, потерь, которые получаются в процессе производства. Ведем показания того, насколько успешно сработала станция в определенный период. Нужно просчитать все величины — как сработала станция по затратам электроэнергии, по затратам на топливо по выработке этой электроэнергии. У нас масса потребителей тепла, с ними мы тоже работаем. 67% потребителей — это город, станция и проектировалась именно для выдачи городу горячей воды. ТЭЦ — это единственный поставщик тепла в городе, поэтому и ответственность на нас лежит очень большая. Все усилия направлены на поддержание надежности станции. Не будет надежности — зимой замерзнем, тут не Калифорния какая­нибудь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *