Художники Первоуральска поразмышляли на тему одиночества

Леонид Баранов и его "Бесы"

В Первоуральском выставочном центре открылась выставка под названием «Макондо в Первоуральске». В ней приняли участие десять художников: Владимир Кряжев, Леонид Баранов, Евгений Алексеев, Александр Потапов, Андрей Шевченко, Миани и другие. Название «Макондо» организаторы позаимствовали у Габриэля Гарсии Маркеса, который впервые описал несуществующий город в своем романе «Сто лет одиночества». Именно одиночеству, непониманию и серости посвящена эта выставка.

 Мечты о Киргизии

— В июле 2006 года я впервые приехал в Златоуст, в гости к друзьям-художникам, — говорит Андрей Шевченко. — Все эти дни город заливало дождем. Убивая время на непогоду, мы бродили по старому Златоусту, заходили к кому-то в гости. Не было никаких дел, дождь все отменил и заменил пустотой. Кто-то пил водку, кто-то спал. Мое ощущение странной пустоты уральской провинции осталось надолго. Почти через год пришло это слово — Макондо. А потом именно Маркесу был посвящен наш совместный проект со златоустовскими художниками в Екатеринбурге — «Путешествие в Макондо».

Златоуст, Первоуральск — города второго порядка, незнаменитые, не на слуху, считает Андрей Шевченко. Какая творческая жизнь здесь есть? Но художник должен творить, на то он и художник.

— Так получилось, что эта выставка — про меня, несмотря на то, что участвуют десять художников, — говорит Андрей. — Кто-то из них — мои учителя, кто-то — друзья.

Вся выставка посвящена одиночеству художника в провинции: он чувствует себя плохо, ему не с кем общаться, он пьет. В 2007 году Андрей Шевченко даже нарисовал комикс, где изобразил бегство из Первоуральска в Киргизию. Комикс всегда выставляется вместе с небольшими полотнами, на которых изображены сны, грезы, мечты о лучшей жизни. Идеальная среда

Аллегории зла

Картины Леонида Баранова не более оптимистичны, чем полотна Андрея Шевченко — бесы, духи, отрицательные персонажи сказок — излюбленные герои художника.

— В провинции действительно сложно стать большим художником, сколько-нибудь успешным, — говорит Леонид. — Среда тут депрессивная, тоска, болото, одним словом.

В 1987 году Леонид Баранов написал автопортрет, который полностью состоит из символов: круг — абсолютная фигура, черный прямоугольник — дверь в космос, одежда в полоску — олицетворение жизни.

— Ну, тут видение жизни еще беспонтовое, — поясняет художник, — юношеское такое.

Картина «Белая лошадь» — аллегория на человеческие страсти, которые повсюду окружают его и не дают спокойно жить. Душа — в образе белой лошади — все равно переживет ночь, но это очень страшно, да и чертям есть, чем поживиться.

Картина «Бесы» — аллегория зла. Трехликий верховный черт, пожирающий людей, олицетворение детских страхов — Баба Яга, много маленьких бесят, все в какой-то странной куче, написанное серой, болотно-зеленой, черной красками, производит угнетающее впечатление. Но, несмотря на всю неприглядность, картину можно рассматривать очень долго, потому что каждый персонаж прорисован очень четко, словно отдельный житель большого картинного ада.             

Работы художника Миани, представленные на выставке, посвящены теме Христа, христианства, но сам автор отказался рассказать что-то о своих работах:

— Зачем я буду навязывать зрителю свое мнение, трактовку? — пожимает плечами художник. — Пусть сам думает, что я хотел сказать, так интереснее.