Бесконечный разговор. Продолжение…

Андрей Казин

Андрей КАЗИН, корреспондент:

В четверг главный кандидат в президенты ответит на вопросы россиян и, наверное, в очередной раз одарит пару детишек дорогостоящими новогодними презентами.

«Разговором» телевизионное общение премьера Путина с народом назвать сложно, так как отвечает глава правительства на вопросы, тщательно отобранные его референтами. Еще одной особенностью «общения» Владимира Владимировича с россиянами является то, что в ходе ответов оппоненты премьера лишены возможности аргументировано возражать, даже если «лидер» сказал явную несуразицу. Однако интересен не сам прямой эфир, а интересен политический фон, на котором ведется подготовка прямого эфира.

Во­первых, это акции протеста против результатов состоявшихся думских выборов. Поразила масштабность выступлений протестующих. Поразило и то, как федеральные СМИ явно занижали цифры, указывающие на количество участников манифестаций. К примеру, телеканал «Россия­1» сообщил, что в пикете, прошедшем в Екатеринбурге, приняло участие всего 800 человек. Однако, достаточно одного взгляда на фотографии, сделанные на этом митинге и размещенные в интернете, чтобы прийти к выводу — у памятника Татищеву и Де Генину собралось не менее 2000 человек. А если учесть, что полиция задерживала группы людей, насчитывающие более трех человек, то число потенциально желающих принять участие в пикете, наверное, можно смело удвоить.

Во­вторых, началось активное выдвижение кандидатов на пост президента России. Выдвиженцы от политических партий­оппонентов «Единой России» убеждают россиян в своих намерениях пойти до конца в борьбе за президентское кресло. А это, возможно, надо понимать так, что партии используют протестное движение, чтобы в случае победы Путина на выборах в очередной раз поставить под сомнение честность подсчета голосов избирателей.

Такой политический фон заставляет пропагандистскую машину правящей партии раскручивать информационный маховик как можно быстрее, чтобы к моменту начала общения Путина в режиме «хороший вопрос — хороший ответ», общественное мнения было сформировано, и мероприятие прошло в благостной атмосфере.

Владимир Путин

Телевидение активно начало нас зомбировать с помощью знакомых российскому обывателю зрительных образов. Деятели культуры, священники, спортсмены формулируют свои вопросы кандидату в президенты. Вопросы, звучащие с экрана каждые пятнадцать минут, распределены очень интересно. Священнослужитель радеет за светскую культуру, деятель культуры вопрошает о денежном вспоможении той же культуре, а вот ключевой вопрос в этом калейдоскопе задает борец­тяжеловес. Звучит он с прямолинейным зомбо­акцентом: «Почему на митинги вышли те, кто не ходил на выборы 4 декабря и не голосовал?» То есть нас в очередной раз хотят убедить, что 60% населения, пришедшие в тот день к урнам, сидели спокойно по домам и не выходили в субботу на площади, а митинговала жалкая кучка от тех 40%, которые в день выборов спокойно посиживали дома и попивали чай. Несуразица какая­то получается.

Ну, да Бог с ним. Главное, чтобы в ответах на животрепещущие вопросы россиян Путин не был также лаконичен, как во время пресс­конференции по поводу гибели «Курска». Тогда на вопрос о причинах гибели подводной лодки он ответил: «Курск утонул, потому что утонул». Не дождаться бы нам такого лаконичного ответа по поводу экономической и политической ситуации в стране.

И еще, в мировой истории есть никем не побитый рекорд общения национального лидера со своим народом. Правитель Кубы Фидель Кастро мог говорить с трибуны на площади Гаваны, не переставая, 12 часов. Только «Острову свободы» это, к сожалению, процветания не принесло.