Супруги Савельевы 5 января отметят золотую свадьбу

Прожить вместе 50 лет — дело непростое. Нужно любить и понимать супруга настолько, чтобы суметь пронести чувство, возникшее при первой встрече, через все жизненные неприятности, трудности и горести, которых в жизни каждого человека всегда достаточно.

Юбиляры живут дружно, читают газеты и верят друг в друга.

На море — с курицами

— Со всеми вопросами вот к ней, — указывает на жену Юрий Николаевич. — Это она поговорить любит, все знает.

Супруга улыбается, присаживается  на диван и ждет вопросов, иногда посматривая на мужа.

Аида Александровна и Юрий Николаевич Савельевы познакомились в 50-х годах прошлого столетия. За кинотеатром «Восход» строился индивидуальный поселок, и будущие супруги оказались соседями.

— Мои родители получили участок земли под строительство дома, а Юрина семья уже начала там строительство, — вспоминает Аида Александровна. — У нас семья была большая, пятеро детей, Юра все время ходил к моему брату, они дружили, вот и положил на меня глаз.

— Переглядывались с ней все время, — смеется Юрий Николаевич. — Вот и досмотрелись.

По словам Аиды Александровны, самыми счастливыми в жизни супругов стали 70-е годы, когда на работе Юрию Николаевичу «вручили» машину, на которой семья каждый год ездила отдыхать на юг.

— Мы всегда ездили через Никополь, потому что родители мужа в то время уже туда переехали, — говорит Аида Александровна. — У родителей мы гостили дня 2-3 и уезжали на море. Загружали в ящики кур, ставили на багажник и путешествовали. Курицы голову высунут, кудахчут, а мы едем.

Участь куриц ждала незавидная — они служили едой для семьи, отдыхающей «дикарями». Хлопот с птицами, по словам Аиды Александровны, было много.

— Их же надо было выпускать из ящиков, — рассказывает женщина, — отдыхали-то долго, по две недели. Мы брали веревочку, привязывали к лапам куриц, чтоб не разбегались, а конец веревочки — к палатке или машине. Так они у нас и гуляли, строем.

«Найдет и пропесочит»

Савельевы всю жизнь проработали на Новотрубном заводе. Юрий Николаевич — на холодном прокате, Аида Александровна — в Бюро организации труда: начинала с хронометражиста,  закончила нормировщиком.

— Я окончила техникум, и меня очень тянуло в экономику, — продолжает Аида Савельева. — Хотела экономистом быть, а получилось так, что строился цех №8, и я занималась общественной работой. Тогда комсоргом завода был Григорий Саминский, он все время меня просил перейти в штаб стройки — агитировать молодежь на досрочное строительство цеха. Нами, агитаторами,  руководил журналист «Уральского трубника», он нас заставлял статьи писать, выпускать «Крокодил». Агитировать мы ходили вдвоем — я и Эмма Погамий, наша первоуральская  поэтесса.

Работа была однообразная и быстро надоедала — каждый день одно и то же. В цех в то время завозили бытовые приборы в больших коробках, куда находчивые подружки прятались от своего «надзирателя».

— Мы залазили в эти ящики, — смеется Аида Александровна. — Залезем, и сидим. А начальник ходит нас ищет. Мы щелку небольшую оставим, смотрим за ним. Как только найдет, говорит: «После работы зайдете в штаб». Мы придем, он нам пропесочку дает, что надо ходить по бригадам, разговаривать с народом, а не в ящиках прятаться.

Дружная семья

Рассказывая о своей большой семье, Аида Александровна не может сдержать слез.

— Росли мы, в основном, втроем, — со вздохом произносит женщина, — хотя семья у нас была большая — одиннадцать человек. Отец у нас работал прорабом, его часто посылали в командировки по деревням. Постоянного жилья у нас тогда не было — дом сгорел. Бабушка работала в госпитале, который располагался в здании Интерната, а свиней, которые шли на еду раненым, держала в хлеву. Солдаты каждый день приходили их кормить, и один раз бросили непотушенную папиросу в сено.

Один дом, в котором жила семья Аиды Александровны, сгорел, второй — бабушкин, удалось отстоять, туда семья и переселилась.

— На иждивение у отца была наша семья, мамины две сестры, бабушка и племянник. В 1946 году родилась моя младшая сестренка, — говорит женщина. — Жили дружно. Наши родственники называли нас просто: старшую — Эдуэль — звали Эдик, я была самая худенькая, меня звали Аинька-маленькая, а Рудольфа, брата — Рудик-Прудик.

Сейчас у Аиды Александровны и Юрия Николаевича своя семья, пусть не очень большая, но такая же дружная.

— Мы дополняем друг друга, — говорит Аида Александровна. —  Юрий — очень спокойный, терпеливый, а я — взбалмошная. Я накричу, пройдет некоторое время, и уже раскаиваюсь, иду мириться.  Так что долго ругаться у нас не получается.

Лето супруги проводят в саду, растят помидоры, ухаживают за цветами. Обязательный ритуал — чтение газет, без них Аида Александровна не представляет свою жизнь, всем интересуется, а супруг с удовольствием слушает то, что ему читает жена.

Праздники Савельевы отмечают, в основном, в кругу семьи — приходят сноха с внучкой и сваты. Посидят, поздравят друг друга, поговорят за жизнь.

— Только вот нынешний Новый год решили отмечать вдвоем, — говорит Аида Александровна. — Но 1 января обязательно пойдем к сватье, так у нас повелось. Вообще, январь у нас богат на дни рождения. Сначала — у сына, потом — у меня, затем — у сватьи, последний — у моей мамы. Будет весело — сватья у нас затейница, скучать не дает.