В фонде «Город без наркотиков» идут обыски

В эти минуты в детском и женском реабилитационных центрах фонда «Город без наркотиков» проводятся обыски.

Евгений Ройзман и Евгений Малёнкин на открытии отделения фонда «Город без наркотиков» в Первоуральске.

В эти минуты в детском и женском реабилитационных центрах фонда «Город без наркотиков» проводятся обыски. На место выехала юрист фонда Анастасия Удеревская. «Пока что не могу точно сказать — с какой стати проводятся обыски», сообщила перед выездом на место действия «URA.Ru» Удеревская.

Возможно, обыски связаны с проверкой, инициированной заместителем генерального прокурора РФ Юрия Пономарев по факту смерти 30-летней реабилитантки женского центра фонда «Город без наркотиков» Татьяны Казанцевой, скончавшейся накануне в центральной районной больнице Березовского.

Татьяна была госпитализирована из реабилитационного центра «Город без наркотиков» в минувшее воскресенье, 10 июня с острой формой менингита. А 17 июня она умерла в больнице от острой пневмонии. Врачи заявили о том, что не смогли спасти девушку, потому что ее привезли слишком поздно.

Между тем вице-президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Малёнкин заявил, что когда у Татьяны поднялась высокая температура, скорая помощь отказалась приехать к ней, советуя обратиться в фельдшерский пункт поселка Сарапулка. Сотрудники последнего, осмотрев Татьяну, по словам Малёнкина, не поставили четкого диагноза и не дали внятных рекомендаций. И только, когда девушке стало совсем плохо, скорая приехала и госпитализировала Татьяну в Березовскую ЦГБ, где она впала в кому.

— Татьяна была заражена ВИЧ, не говоря уже о том, что у нее был гепатит С и цирроз печени, — говорит президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман. – Мы надеялись до последнего, хотя понимали, что шансы на выздоровление очень малы. Это тот случай, когда девушка действительно сама хотела избавиться от наркотической зависимости. Жаль ее родителей.

Сейчас, чтобы вынести окончательное решение, все проверяющие ждут результатов вскрытия. Официально они пока еще не готовы, но по предварительным результатам причина смерти — острый бактериальный менингоэнцефалит.

Отметим, у родителей погибшей девушки к руководителям и персоналу фонда нет никаких претензий.

Между тем уже вечером, 18 июня, в фонде начались проверки.

— Мы должны разобраться в причинах смерти человека, чем было вызвано ее заболевание, изучить, в каких условиях она находилась, обязательно выясним, своевременно ли была вызвана скорая помощь. Будут опрошены все лица, которые имели отношение к этой истории – сотрудники фонда, медицинские работники», — пояснил «URA.Ru» заместитель руководителя Верхнепышминского межрайонного следственного отдела регионального СУ СК РФ Алексей Зырянов.

— Здесь целый комплекс вопросов, связанных и с помещением этого человека в реабилитационный центр, и с проведением самой реабилитации, — заявил агентству старший прокурор управления генеральной прокуратуры РФ в УрФО Дмитрий Серебрянников. — Будет дана оценка и действиям медицинских работников: оказывали ли девушке должную помощь. Хочу отметить, что у прокуратуры нет такой цели — обязательно выявить виновных. Когда Юрий Пономарев давал это поручение, он подчеркнул, что главное при проведении проверки – объективность.

Между тем сами фондовцы предполагают, что силовики воспользуются ситуацией, чтобы обвинить организацию в смерти девушки.

— Полицейские Березовского не находят никаких оснований для возбуждения уголовного дела, но на них давят из областного полицейского главка. Я знаю, что начальнику РУВД звонил заместитель начальника ГУ МВД по Свердловской области Владимир Романюк и требовал накопать что-нибудь на фонд, — заявил Евгений Малёнкин. — Первые публикации о госпитализации Татьяны появились в СМИ, подконтрольных областному ГУ МВД. Причем, судя по содержанию, информация была предоставлена полицией с незаконной прослушки наших с Ройзманом телефонных переговоров, что является вмешательством в частную жизнь, противоречит действующему законодательству и нарушает, например, мои личные права.

«Жила себе наркоманка Таня Казанцева и никому она не была нужна. Никто не хотел ее лечить, реабилитировать, никто не беспокоился о состоянии ее здоровья… И надо же, после того, как Таня впала в вегетативное состояние — все силовики внезапно обеспокоились состоянием Таниного здоровья, ведь доставлена Таня была из Фонда «Город без наркотиков», где колоться не дают. А уж когда Таня умерла, работа органов закипела — и пошли звонки в ОВД г. Березовского из ГУВД Свердловской области с требованием возбуждаться любой ценой. А вдруг да реванш? Это же такой шанс отомстить — после всего, что всплыло о верхушке ГУВД Свердловской области в части поборов и крышевания бизнеса», — написала в своем блоге адвокат фонда Анастасия Удеревская.

Евгений Малёнкин в телефонном разговоре с корреспондентом «Городских вестей» вспомнил, что подобное фонд уже переживал в 2003 году — именно тогда Свердловскую область потряс ряд скандалов, связанных с причастностью сотрудников правоохранительных органов к наркобизнесу.

— Все претензии правоохранительных органов к фонду связаны исключительно с хорошей работой фонда в части борьбы с наркотиками, — заявил в интервью «Городским вестям» Евгений Ройзман. — Больше происходящее я ничем объяснить не могу. Мы понимаем, что сейчас силовики приложат максимум усилий к тому, чтобы прекратить работу нашего фонда. Но мы со своей стороны сделаем все, чтобы не допустить этого.