Судят экс-директора «Уралагростроя»

На очередном заседании суда по делу Красильникова были допрошены бывшие работники «Уралагростроя». Выяснилось, что у данной управляющей компании не было договорных отношений с СТК по ряду домов, и что ее бывший директор Алексей Андреев никогда не считал свою фирму рентабельной.

Дмитрий Красильников обвиняется компанией ООО «СТК» в недоплате 5,5 милионов рублей. Сам экс-директор «Уралагростроя» объясняет долг разницей в методиках подсчета и низкой собираемостью денег с жилфонда.
Дмитрий Красильников обвиняется компанией ООО «СТК» в недоплате 5,5 милионов рублей. Сам экс-директор «Уралагростроя» объясняет долг разницей в методиках подсчета и низкой собираемостью денег с жилфонда.

Пять лет и пять с половиной миллиона

Напомним, 15 февраля в первоуральском городском суде началось рассмотрение уголовного дела в отношении директора УК «Уралагрострой» Дмитрия Красильникова. Он обвиняется в том, что, злоупотребляя доверием, в период с 28 апреля по 20 августа 2010 года его компания не доплатила СТК около 5,5 млн рублей. В случае признания вины Красильникову, помимо назначения реального или условного срока, придется выплатить эту сумму. В основу обвинительного заключения легли платежи, произведенные первоуральцами посредством «Почты России» в размере 20 млн. рублей. Однако реальная задолженность УК «Уралагрострой» перед СТК значительно выше.

Дмитрий Красильников обвиняется по ч. 1 ст. 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием». Подсудимому грозит до пяти лет лишения свободы, сейчас же он находится под подпиской о невыезде.

Кроме того, из материалов дела Красильникова было выделено в отдельное производство дело в отношении одного из вдохновителей схемы с банкротившимися управляшками Дмитрия Сарафанова. Его обвиняют уже по части второй той же статьи уголовного кодекса — то есть с отягчающими обстоятельствами.

 

Путаница в показаниях

Самым интересным в ходе второго заседания был допрос свидетеля Алексея Андреева. Сперва он пояснил, что деятельность фирмы, по его мнению, всегда была убыточной.

— Мы пытались определить объемы отпущенного тепла и сопоставить их с объемом полученных средств, — говорит Алексей Геннадьевич. — Они выставляли нам счет-фактуры вне зависимости от наших начислений, но мы собирали еще меньше.

Представитель СТК поинтересовалась, какая цель была у деятельности компании, если она не приносила прибыль?

— Есть факторы эффективного управления, они складываются из экономически обоснованного тарифа и объема обслуживаемого жилфонда. Мы постоянно увеличивали жилфонд, но для того, чтобы фирма стала рентабельной, потребовалось бы управлять 700­800 тысячами квадратных метров жилья, — поясняет причины неудачи экс-директор УК.

Когда Алексей Геннадьевич сказал, что у «Уралагростроя» и СТК были договорные отношения на поставку тепла, прокурор ходатайствовал о несовпадении показаний свидетеля, данных на предварительном следствии с показаниями, данными в суде. Выяснилось — первоначально Андреев пояснял, что обращался в СТК для заключения договора, но, насколько ему было известно, договор не был заключен «до настоящего времени».

— Договор был с самого начала, — объясняет Алексей Геннадьевич. — С 1 февраля 2008 года у нас был один договор на дом № 27а по улице Вайнера, но СТК уклонялась от заключения договора по тем домам, где не было приборов учета, то есть отказалась вносить изменения в уже существующий договор.

Прокурора не устроило это объяснение.

— Еще раз читаю ваши показания: вы обратились в СТК, чтобы заключить договор. Но, насколько вам известно, договор не был заключен до настоящего времени, — повторяет прокурор.

— А… Тут не так вообще, — смешался Андреев. — А это я уже в 2011­м говорил?

В итоге длинных разбирательств с обвинением Андреев все же признал свои предыдущие показания.

 

Судят за долги населения

Следующим свидетелем была бухгалтер «Уралагростроя» Ирина Мартынова, ныне работающая в ООО «Наш город».

— С компанией СТК существовали фактические договорные отношения. Письменный договор подписан не был из­за неурегулированных разногласий, — уточняет Ирина Сергеевна. — Договор существовал таким, каким был еще в 2008 году. Последующий, присланный нам, подписан не был.

Свидетели так же говорили, что расчеты за платежи производились по разным методикам: СТК применяла методику № 105, по которой начисляла плату за тепло «Уралагрострою», как юридическому лицу, в то время, как сама управляющая компания рассчитывалась, согласно постановления РЭК Свердловской области № 307, считая потребление жилфондом тепла, как для лиц физических, что порождало большую разницу в расчетах.

— Граждане не могут оплатить безмерные тарифы энергопоставляющих компаний. Образуются долги, которые сейчас пытаются связать с управляющей компанией, —  говорит адвокат Дмитрий Колесов.

По его словам, этот процесс отличается от процессов вокруг ряда других управляющих компаний, чьи руководители были арестованы и содержались под стражей.

— Насколько я знаю, они были взяты под стражу за хищение. А у нас ни копейки похищено не было. Судят за то, что образовались долги у населения перед энергопоставляющими компаниями. За это сейчас отвечает директор управляющей компании, — так объясняет адвокат причину того, что его клиент находится под подпиской о невыезде.

По итогам заседания было решено доставить двух свидетелей, не являвшихся ранее: Сарафанова и Беленкова, а еще пятерым свидетелям — Юсупову, Трубееву, Вадикову, Асфандьярову и Мякишевой — повторно выдать повестки. Следующее слушание назначено на 8 апреля.