Ольга Вертлюгова, редактор: Папа Дронов поругал

olka-10
Ольга Вертлюгова, редактор «Городских вестей»

Взрослым людям свойственно опасаться и переживать за очень большое количество вещей: за здоровье родных и близких, за политическую ситуацию в стране и мире, за курс рубля и доллара, за глобальное потепление и озоновые дыры. Список можно продолжать бесконечно.

У первоуральских чиновников к общему списку фобий с недавних пор добавилась еще одна — страх быть уволенными. Причин быть уволенными полно. Человек может лишиться места, потому что нынешние руководители администрации хотят видеть на его должности кого-то другого, своего. Или потому, что он не согласен с новой политикой. Или слишком принципиален.

А буквально сейчас выяснилось, что уволить муниципального служащего в Первоуральске могут только за то, что он дал комментарий газете «Городские вести». Не политический, без критики, просто объясняющий происходящее — без разницы. Нельзя и всё!

Только что позвонил руководитель одной из муниципальных служб. Человек опытный, мудрый, бесконечно уважаемый мной, с которым мы знакомы лет пятнадцать, буквально начал кричать в трубку:

— Оля, какого чёрта! Мы же с вами всегда дружили. Зачем вы написали, что я вам что-то сказал? Еще и фотографию мою нарисовали… Мне сейчас звонит Дронов и орет: «Зачем ты дал комментарий ЭТИМ?» Вы что хотите, чтобы меня уволили?!

Слушать всю эту истерику мне было, во-первых, неловко — я как-то не привыкла, чтобы мужчины орали на меня и орали вообще. Во-вторых, жутко — это же до какой степени нужно запугать человека, чтобы он так явно демонстрировал свой страх? Так в детстве, наверное, боятся родителей, которые не гнушаются рукоприкладства — о боже, папа Дронов поругал!

Невольно начинаешь сомневаться, а вдруг действительно все рассказы о том, что новый руководитель относится к своим подчиненным, как к людям второго сорта, ни во что их не ставит, может запросто оскорбить, — правда?

Теперь я понимаю, почему чиновники, которым мы звоним что-либо прокомментировать, всегда говорят, что сейчас заняты, просят перезвонить позже, а потом просто не берут трубку. Мы подозреваем, что наши номера телефонов тут же вносятся в «черные» списки — мало ли что, вдруг ЭТИ опять позвонят.

Я понимаю также, почему чиновники, с которыми знаком давно, сейчас при встрече опускают глаза, пытаются сделать вид, что не видят тебя и пренебрегают элементарными правилами вежливости — даже не здороваются. Просто они боятся. Боятся, что, не дай бог, их заподозрят, в связи с ЭТИМИ. Или просто выполняют повеление главы администрации — игнорировать ЭТИХ. Потому что если вдруг узнают, что не игнорируют — адью.

Очень жаль мне этих людей, которые, держась за свое кресло, забывают об элементарном самоуважении и достоинстве, готовы проглотить любое оскорбление, и исполнять любые, пусть даже самые дурацкие, приказы хозяина.

P.S. А руководителю этому я пообещала, что звонить мы больше не будем. Никогда. Чтоб не боялся.

 

34 thoughts on “Ольга Вертлюгова, редактор: Папа Дронов поругал

  1. «Человек может лишиться места, потому что нынешние руководители администрации хотят видеть на его должности кого-то другого, своего. Или потому, что он не согласен с новой политикой. Или слишком принципиален.»

    …Или не умеет, или не хочет в полной мере исполнять свои обязанности, или результаты его труда таковы, что лучше бы он не работал, убытку меньше. Именно такие персонажи склонны чаще всего впадать в истерики и трястись за своё кресло. Если их увольняют, значит, что-то правильное происходит всё-таки.

    Мне никто не запрещал комментировать «тех или этих», но, откровенно говоря, давно нет никакого желания давать комментарии первоуральским СМИ только потому, что невозможно предсказать, какую фразу вырвут из контекста, какие фамилии-даты-должности перепутают, как истолкуют мои слова. Никто не вышлет мне статью на вычитку до публикации, а когда гневная я позвоню в редакцию газеты, мне скажут «ну, извините» и на этом — всё. До следующего раза.

    1. Никто не вышлет мне статью на вычитку до публикации

      Оксана, вы по моему о сейчас цензуре говорите. А она вообще-то в нашем государстве запрещена Конституцией )))

      1. О цензуре говорите Вы, я говорю об элементарной журналистской этике. Если журналист намерен писать свое мнение — пусть пишет от своего имени. Если под цитатой стоит моя фамилия, если это интервью со мной, я редактирую текст, написанный журналистом от моего лица. И это, представьте, не только законно, но и логично.

        1. Оксана, простите великодушно, но вы не правы. Вы говорите как раз таки о цензуре, а журналистская этика подразумевает под собой совершенно другое. Журналист — мы же с вами понимаем сейчас, что говорим о профессионалах — разговаривая с Вами, интересуется исключительно Вашим мнением, которое передает на суд читателю.Насколько профессионально он это делает — другой вопрос. Отправлять же Вам текст на вычитку он не должен — только при личной с Вами добровольной договоренности

          1. Кажется, я нигде не сказала, что он «должен». Вот смотрите, как просто исказить смысл высказывания, ещё пара постов и меня можно будет обвинить в фашизме. Я сказала, что скоро ни один здравомыслящий человек не станет давать комментариев СМИ потому что… «Недопустимо выдёргивать фразы из контекста источника, когда это ведёт к искажению его смысла или хотя бы смыслового оттенка. Естественно, не может идти и речи о том, чтобы таким образом подстраивать цитату под нужды цитирующего. Сокращать цитату, отбрасывая лишние для целей цитирования слова, допустимо, только если это не может изменить её смысл.»

            Я считаю, что «ну, извините» по телефону недостаточно в случае искажения моих слов до неузнаваемости и если журналист видит в моем желании ознакомиться со статьей до публикации признаки цензуры..

            «Цензура — это форма ограничения свободы слова, свободы печати, телевидения и других средств информации, обусловленная нормами защиты интересов государства, общества и общественных институтов.»

            … пусть просит комментариев у кого-то ещё. И это не потому что я боюсь и дрожу за свою работу. Весь исходный смысл поста сводился к тому, что журналисты, обвиняя власти в препятствовании свободе слова, почему-то не предполагают, что дело может быть не во властях вовсе…

  2. Ерунда! Назовите фамилию этого человека( в личку) и посмотрим уволен ли он. При Юре вообще ни один муниципальный служащий без разрешения Юры и Штыменко даже не мыслил что-либо комментировать СМИ ( кроме интерры и ГВ)

    1. Никто и не говорит, что его уволили. Речь о том, что человек боится быть уволенным просто за то, что рассказал свое видение ситуации. Боится до такой степени, что даже позволил себе наорать на женщину. Я не думаю, что если бы этот человек находился в нормальном душевном состоянии и не был бы запуган до крайней степени, он позволил бы себе так срываться. И не надо сейчас сюда опять приплетать Переверзева. И в его время этому человеку было запрещено давать нам комментарии. Только он все равно их давал, хотя и с постоянной оговоркой «нельзя мне». Но таких истерик после выхода его комментариев в нашей газете не закатывал.

      1. «Никто и не говорит, что его уволили. Речь о том, что человек боится быть уволенным просто за то,»
        Так , значит, дело именно в этом человеке, а не в Дронове. Такие люди ,при любой власти, ведут себя подобным образом

        1. А Вы,Матиуш, большой знаток психологии людей: «Такие люди ,при любой власти, ведут себя подобным образом».(пунктуация сохранена). Как мастерски, по тексту неприятного Вам автора, «составили» портрет человека! Даже «выявили» группу ему подобных! Дронову понравится!

          1. «Как мастерски, по тексту неприятного Вам автора»

            С чего Вы взяли, что автор мне неприятен?

            «Дронову понравится!»

            Дронов здесь совершенно ни при чем. Подобное люди говорили СМИ и при Переверзеве и при других мэрах.

      2. «Но таких истерик после выхода его комментариев в нашей газете не закатывал.»

        Лукавите. Этот человек был больше озабочен тем, что вы назвали его, отсюда и его реакция «— Оля, какого чёрта! Мы же с вами всегда дружили. Зачем вы написали, что я вам что-то сказал? Еще и фотографию мою нарисовали…»

        1. Мы и раньше называли, когда при предыдущем руководстве было запрещено с нами общаться. Только никогда такой бурной реакции не было. Видимо действительно чем то страшным пригрозили, раз человек с таким огромным опытом боится потерять работу.

  3. Господи, чему вы удивляетесь! Человек пришел откуда? С Новотрубного. Там только матом умеют изъясняться. Уверена, ваш знакомый руководитель рассказал вам лайтовую версию того, что на самом деле ему проорал Дронов. Грустно, что свои заводские замашки они распространяют на город. Не даром говорят, что город стал одним из цехов Новотрубного. Скоро будем строем ходить и восхвалять великого Дро!

    1. «С Новотрубного. Там только матом умеют изъясняться.»
      Ха-ха-ха-ха-ха. Вы Юру еще не слышали. Листраткин знает.

      1. То есть тот факт, что каждый следующий руководитель нашего города еще больший хам,чем предыдущий, вас совершенно не смущает? Как ведет себя Переверзев не видел, как ведет себя Дронов — знаю. Довелось вместе работать. Хамло вокзальное, людей ниже себя по рангу воспринимает не лучше, чем тараканов. А вам, видимо, довелось общаться с обоими?

        1. «То есть тот факт, что каждый следующий руководитель нашего города еще больший хам,чем предыдущий, вас совершенно не смущает?»

          Если Вы про мат, то не смущает. Таким образом говорят только с близкими людьми, предполагая, что это не выйдет наружу. Обстановка такая. Экспрессия.Я видел множество руководителей, которые в определенной обстановке выражаются. Я их понимаю.

          » Довелось вместе работать»
          Я не общался с Переверзевым, не общался и с Дроновым.

    2. Дронов — классический психопат с ярко выраженными садистскими наклонностями. Рассказывают, что его боится жена, боятся собственный отец, мать. Знакомый новотрубник рассказал на днях, что когда Дронов начинал работать мастером на заводе, работяги несколько раз устраивали ему «тёмную» и крепко били. Но, видимо, мало. Если бы чаще били, может, он и не был бы таким.

  4. Истерика Вашего знакомого действительно неуместна. Очень рад за Вас, потому что имеете возможность выбрать себе руководителя. А на счёт жалости… Возможно, лучше принять это как данность. Не дают у нас людям работать хорошо. Только-как надо. Надо кому? Тому, кто платит.

  5. Вы не поверите, но подавляющее большинство современных руководителей именно так относится к своим подчинённым, как к людям второго сорта. Либо перестаёт быть руководителем.

    1. Остается только порадоваться за себя, что мы не работаем с такими руководителями.

    1. Жень, расстроилась я сегодня. Мужик этот адекватный, всегда на все «придумки» администрации реагировал с юмором. А сегодня не выдержал, сорвался. А сегодня еще была прелесть — звонит начальник одного отдела адм: » Ольга Сергеевна, знаете, тут юбилей нашего направления деятельности (не скажу какого, уволят еще). Мы так любим вашу газету, хотелось бы, чтобы вы про нас написали». Ок, говорю я, давайте встретимся, обсудим, как интереснее написать о вашей работе, ваших лучших сотрудниках, какие то интересные сотрудники, факты, сделаем интересные фото и т.д. — Нет, — говорит начальник, — нам нельзя!!! Давайте я сама статейку напишу, согласую ее и вам принесу. По другому нельзя, а нам так хочется, чтобы вы напечатали. В итоге приносит «статейку» на три листа, написанную чистейшим канцелярским языком: отдел создался, главные направления в работе и прочая чушь. Ни одного человеческого слова. Я спрашиваю: вы реально думаете, что это будет кому то, кроме вас, интересно? Молчит, глаза потупила, шепчет: нам иначе нельзя…. только так…. Прям, жалко этих людей.

  6. Изначально не нравился наш новый мер. Уверена, что ничего хорошему он городу не принесет.

    1. Вообще-то Дронов не мэр, за него никто не голосовал. Алексея Ивановича назначили так называемые «акционеры города», он наемный сити-менеджер.

        1. Г-н Кудрявцев, я Драгункина никуда не толкал и толкать не мог в принципе — у него своя голова на плечах есть.

          1. Господин Листраткин! Акционеры не выбирали СМ. СМ выбирали депутаты. И как Вы знаете в соответствии с законодательством, хоть Вам это и не нравится

          2. Г-н Кудрявцев, а вы отличный пропагандист, кстати)))) И я не буду спорить с профессиналом: да, сити-менеджера выбирали депутаты — четыре, по-моему, штуки — Сафиуллин, Воробьева, еще кто-то. Я же толкую не про выборы сити-менеджера, а про выборы мэра — которые на избирательных участках, ходит народ, опускает бюллетени — на таких выборах Алексей Иванович Дронов ни разу не побеждал. И я не побеждал — у меня не хватило до Воробьевой сорока (кажецца) голосов, я прошел в думу по партийным спискам. Однако, цыплят считают по осени — реальные заслуги главы администрации прикинем спустя год после назначения, а доверие конкретно ко мне — голосами избирателей конкретно в мой адрес на следующих выборах.

          3. «Г-н Кудрявцев, а вы отличный пропагандист, кстати.. И я не буду спорить с профессионалом»

            Мои заслуги куда скромнее Ваших, господин Листраткин!

            «Однако, цыплят считают по осени — реальные заслуги главы администрации прикинем спустя год после назначения»

            Все это верно. Только Вы считать их стали заранее. Сразу же с приходом Дронова

            «а доверие конкретно ко мне — голосами избирателей конкретно в мой адрес на следующих выборах»
            Здесь не поспорить. Только не забывайте, что и за других депутатов голосуют избиратели. Ну так пока получается, что Яблоко в меньшинстве.

          4. Вот я и говорю, прикинем. Если избиратели от «Единой России» будут ценнее конкретно меня — значит, они больше сделали для города и округа. Если в округе проголосуют за меня — значит я важен для города.

            Однако ж закончим беседу — я не охотник до длительных холиваров в камментах. Если будут какие-то вопросы, пишите мне в почту, я отвечу.

  7. Не в бровь, а в глаз. Хорошо, что в нашем городе остались люди, которые не боятся говорить, что думают

  8. Вот так поворот. Обидно, что теперь обычные горожане, которым непросто найти телефон чиновника, чтобы пообщаться с ним лично, не смогут даже через газету выяснить, что им делать. Ужасно, что какой-то человечек, который сам недавно ничего из себя не представлял, сейчас терроризирует людей, которые намного старше и опытнее его. А тем, кто позволяет собой так помыкать — позор!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *