Уха из севрюги, котлеты из лосятины, икра и буженина. Чем и за сколько потчевали свердловские рестораны и кафе

Недавно сидели на кухне с мужем и полночи вспоминали детско-юношеские годы. Мы с ним ровесники. А судьбы наши пересеклись только одиннадцать лет назад. До этого у каждого было своё детство, своя юность, своя трудовая книжка. Много чего было у каждого, что осталось давно позади, в другой жизни. Но было то, что нас обоих объединяло в этой другой жизни: мы оба родом из СССР.

Мы наперебой вспоминали, как из каждого динамика, выставленного в окно, душевно пел первый поп-миллионер Юрий Антонов и романтичная нереально красивая группа «АББА». Как бегали «в самоволку» с уроков, чтобы посмотреть за десять копеек новый фильм или посидеть в кафе на Плотинке (я родилась и выросла в Свердловске), чтобы съесть три шарика мороженого из металлической вазочки на качающейся ножке. Как с завистью смотрели на джинсы, кроссовки и сине-зеленые мохеровые с длинным ворсом шарфы, вывернутые фирмой наружу, и пытались приблизиться к этой фирме хотя бы с помощью полиэтиленового пакета за три рубля, на котором сверкали карманы джинсов фирмы Levi’s.

И вдруг я поймала себя на мысли, что память до мельчайших подробностей, до деталей сохранила все, что было в той такой далекой и такой счастливой жизни. Мы оба родом из СССР, но у меня был свой Советский Союз. Начну с ресторанов и кафе.

 Кафе «Ландыш»: пять минут счастья

Я помню свой первый выход в кафе. Это было не в восемнадцать лет. А значительно раньше, лет в пять. Кафе «Ландыш» находилось в самом центре Свердловска, в ста метрах от площади имени 1905 года. Мне тогда казалось, что белые хрустящие скатерти, белая проштампованная посуда с золотистой каёмкой, официантка в белом фартучке и кружевной лентой в голове, снующая между столами — это была взрослая жизнь, в которую меня впервые привела мама.

Мы сели за стол. Нам дали меню. Мама читала мне скромный перечень блюд, объясняя, из чего они приготовлены. Я выбрала бефстроганов с рисом, булочку с марципаном, компот и мороженое и стала гордо ждать, когда на металлическом подносе принесут неизвестное мне с чудным названием блюдо.

Играла музыка. Она доносилась со стороны большой светящейся машины. Это был музыкальный автомат. Я наблюдала, как в него опускали пятикопеечную монету, потом пластинка с шуршанием плавно выезжала в центр автомата, раздавался щелчок, и начинала звучать песня. Музыкальный автомат был центром притяжения.

Мама предложила мне бросить свой пятачок. Я была на седьмом небе. Заиграла быстрая музыка. И ноги сами стали воспроизводить движения твиста. Взрослые умиленно смотрели, как танцует маленькая девочка с белыми локонами, и хлопали. А я без всякого стеснения делала круговые движения танца, который когда-то запрещали. Это были пять минут счастья в центре притяжения.

Принесли мой заказ. Бефстроганов — это было ресторанное блюдо. Мало кто дома готовил говядину по-строгановски, если только по большим праздникам. Мама сказала мне убрать локти со стола, облокотить на стол только запястья рук. С правой стороны тарелки лежал нож, с левой — вилка. Я узнаю позднее, что двумя столовыми приборами сервировались столы только в кафе. В ресторанах были закусочные приборы, рыбные, столовые и десертные. Но на тот момент нож и вилка с длинными зубцами мне казались чем-то невероятным. Я крутила тяжелые металлические предметы в руках, не зная, что с ними делать. Мама аккуратно отложила нож в сторону и предложила мне взять вилку в правую руку. Мясо с рисом, волшебная булочка с марципаном, мороженое и компот пошли в ход.

Так было положено начало нашей семейной на двоих с мамой традиции: ежемесячно с получки ходить в кафе и рестораны. Эта традиция была нашим одним большим общим секретом. О ней мы долго никому не рассказывали. Как было людям объяснить, что из 60 зарабатываемых мамой в месяц советстких рублей 10 мы тратили в ресторанах?

Гостиница "Большой Урал", рядом — одноименный ресторан. Фото с сайта 1723.ru
Гостиница «Большой Урал», рядом — одноименный ресторан.
Фото с сайта 1723.ru

«Большой Урал» — богемное место

70-е годы. Все кафе и рестораны располагались в основном в центре Свердловска. Не было такого заведения, где бы мы не побывали. К середине учебы в школе я четко знала, что и где подают, как пользоваться столовыми приборами, чем отличается кафе от ресторана. Школьный буфет, где всегда можно было купить котлету за 7 копеек, состоящую наполовину из хлеба, и булочку за три копейки и запить этот натюрморт бесплатным стаканом молока с пенкой мне казался маленьким, забитым в угол закутком в таком огромном удивительном мире изысканной еды.

У каждого гламурного общепита была своя фишка. Именно поэтому мы приходили туда целенаправленно, чтобы в течение часа-двух отведать те блюда, которые не могли позволить себе приготовить дома, послушать музыкальный автомат или живых музыкантов. Ансамбли играли только в ресторанах.

Самым богемным рестораном был «Большой Урал». Он находился в гостинице за Оперным театром. Посидеть в «Большом Урале» могли себе позволить далеко не многие. Дорого. Но огромный зал не пустовал. Здесь даже днем играл оркестр. Меню в кожаном переплете лежали на каждом столе. Белые накрахмаленные скатерти были всегда белыми. И если на вашей скатерти оказывалось пятно, то ее, то есть скатерть, на ваших глазах меняли.

Я с ужасом водила пальцем по меню. Цены были просто фантастические. Со страхом посмотрела на маму: может быть, пойдем отсюда? Но мама коротко сказала — нет. Спиртное мы, естественно, не заказывали, поэтому траты автоматически сужались. Салат мясной с зеленым горошком — 1 рубль 50 копеек, антрекот из говядины прожаренный — 2 рубля 30 копеек, картофель жареный — 50 копеек, чай — 30 копеек. Итого на двоих вместе с чаевыми 10 рублей. Готовых блюд не было. Официантка предупреждала, что все подается свежеприготовленное в течение часа.

Этот час пролетал незаметно. Я слушала оркестр, смотрела, как командировочные выпивают водку из запотевшего графина, а потом выписывают танцевальные па с дамами из-за соседних столиков. Моя правая рука уверенно держала нож, а левая – вилку для мяса.

 

Море рыбы в «Океане»

Ресторан «Океан» на проспекте Ленина славился рыбными блюдами. В то время, когда на прилавках магазинов лежали скумбрия, ставрида, хек, селедка Иваси, минтай, в «Океане» можно было отведать сложную уху из красных пород рыб в глиняном горшочке, напоминающую жаркое, икру черную и красную, креветки, обжаренные на сливочном масле. Это был вызывающий изыск.

Но я тогда этого до конца не понимала. Рыбу не любила, и поэтому мне было без разницы красная она или белая. А вот икра нравилась красная. Хотя мама постоянно повторяла, что полезно для крови есть черную икру. Красная — пустая. Но она ведь была красная, и каждую икринку можно было лопнуть во рту. В этом и таилась её польза. Икра подавалась в специальных тарталетках из теста. На дне тарталетки лежало сливочное масло. Сама икра была скромно уложена в маленькую горку.

Горячее мы заказывали одно на двоих. Во-первых, потому что блюда были очень большие, во-вторых, потому что это была рыбная кухня, к которой я относилась умеренно. Итак, тарталетка с красной икрой — 1 рубль 50 копеек, тарталетка с черной икрой — 1 рубль 75 копеек, уха она же жаркое из породистых рыб (сёмга, севрюга, форель) — 2 рубля 50 копеек, креветки — 2 рубля 20 копеек, черный хлеб и чай. Итого 8 рублей с чаевыми.

 

Фото с сайта s017.radikal.ru
Фото с сайта s017.radikal.ru

«Старая крепость» — маленькая заграница

Котлету из лосятины можно было отведать в ресторане «Ермак». Находился он на улице Вайнера напротив Пассажа, где сейчас магазин «Успенский». Наверху вместо магазина «Успенский» был театр драмы. Ресторан «Ермак» состоял из двух залов — зеленого и синего. Зеленый зал — дорогой, синий — дешевле. Меню в залах отличалось. В зеленом подавали изыски, дичь. Синий зал напоминал затрапезное кафе. В зеленом зале играл ансамбль, в синем надрывался музыкальный автомат. Днем зеленый зал был почти пустой — дорого. В синем зале не было свободно места.

Котлета из лосятины в зеленом зале — 1 рубль 30 копеек, рис, припущенный в бульоне — 30 копеек, холодная закуска их языка, буженины и окорока на двоих — 1 рубль 80 копеек, нарезка из овощей на двоих — 40 копеек, хлеб, чай. Итого 6 рублей с чаевыми.

Ресторан «Уральские пельмени» на перекрестке улиц Ленина — Луначарского, в здании гостиницы «Исеть» славился русской кухней. Солянка мясная полпорции – 70 копеек (порция – 1 рубль 10 копеек), пельмени, запеченные в глиняном горшочке – 1 рубль 20 копеек, яйцо, фаршированное сыром — 50 копеек. Как обычно хлеб, чай. Итого, 5 рублей 50 копеек с чаевыми на двоих.

Ресторан в Доме офицеров. Здесь царила отдельная атмосфера. Большой зал ресторана разрезали белые колонны. Это придавало залу монументальность и торжественность. Днем здесь редко было многолюдно. Основной контингент ресторана — офицеры и незамужние женщины. Как обычно играл ансамбль. И почему-то всегда в ресторане было прохладно. Мы с мамой садились за большой стол около колонны и заказывали: щи с окороком полпорции — 60 копеек (90 копеек порция), хорошо прожаренный бифштекс с яйцом — 1 рубль 20 копеек, салат из капусты — 40 копеек, чай, хлеб. Итого 5 рублей на двоих с чаевыми.

Прикоснуться к прибалтийской кухне можно было в ресторане «Старая крепость». Он располагался недалеко от вокзала в конце улицы Якова Свердлова. Это был своеобразный каменный грот, освещенный желтыми фонарями в металлической оправе. Здесь всегда было многолюдно. Ресторан «Старая крепость» считался маленькой заграницей. Только здесь можно было услышать музыку из динамиков и увидеть настоящий бар. Бар напоминал красочный аттракцион, а бармен — жонглера, который выписывал кульбиты бутылками с разноцветными этикетками. Вечером вход в ресторан был платным, днем — свободный.

Закуска из тонко порезанной грудинки со свежей капустой, огурцом и брусникой — 1 рубль 60 копеек, картофельно-луковый суп в глиняном горшочке – 90 копеек, запеканка картофельная с салом и специями — 1 рубль 20 копеек, хлеб, чай. Итого 8 рублей на двоих с чаевыми.

 

Магазин "Океан", рядом — кафе "Пингвин". Фото с сайта 1723.ru
Магазин «Океан», рядом — кафе «Пингвин».
Фото с сайта 1723.ru

Кафе «Пингвин»: хочешь — пирожного, хочешь — мороженого!

В кафе мы ходили чаще. Это были не рестораны, но в посещении кафе был особый смак. Только в кафе «Киев», которое располагалось на улице Карла Либкнехта, можно было заказать настоящий украинский борщ и котлету по-киевски. А в кафе «Москва» на улице Малышева готовили вкусный мясной бульон с яйцом. В кафе «Пингвин» на Карла Либкнехта (там сейчас фастфуд «Pizza mia») можно было полакомиться мороженым, политым жидким шоколадом и пирожными под названием «Пингвин». Кафе «Славянское» — это фирменные торты с шоколадным кремом.

Отдельная атмосфера царила в кафе Дома работников искусств на улице Пушкина или сокращенно ДРИ. Вход в это кафе был не для каждого, а только для творческой интеллигенции. Почти двухметровая женщина-швейцар, стоявшая в дверях, всех знала в лицо. И если какой-нибудь не опознанный ею объект пытался проникнуть в кафе просто с улицы, она басом произносила: «Мест нет!». Вечерами здесь собирались директоры и администраторы театров и кинотеатров, актеры и балетные, иногда студенты театрального училища. Они пили коньяк и шампанское, курили гаванские сигары и болгарские сигареты и вели шумные беседы. А я, развесив уши, ела мороженое и запивала его самым дорогим апельсиновым соком.

Настоящим событием в Свердловске стало открытие кафе «Цыплята-табака» на улице Луначарского. Как вы понимаете, здесь подавали жареных по особому рецепту цыплят. А к ним маленькую соусницу полную соуса с ароматным чесночным запахом и пиала с водой для мытья рук. Чтобы попасть в кафе, нужно было выстоять многолюдные очереди, иногда простояв не один час. Но это того стоило. Добравшись до поджаренного цыпленка, вы забывали о мучительном ожидании моментально.

Вот такой был у меня СССР благодаря маме в глубоком детстве. Точнее это лишь маленький его штрих. Был еще и коммунизм, и бизнес, и полнейшее окультуривание. Но это уже другая тема. И как говорит героиня одного не небезызвестного фильма: «об этом я расскажу вам в своем следующем письме».

17 thoughts on “Уха из севрюги, котлеты из лосятины, икра и буженина. Чем и за сколько потчевали свердловские рестораны и кафе

  1. А еще пончики на Свердлова, около вокзала…. ммммм….. какие-то маргинальные воспоминания меня одолели, прям )))

  2. Недалеко от «Малахита» был музыкальный магазин, большой. Покупала там классику, с подругой хотели приобрести «Крейцерову сонату», прочитав Толстого, но не повезло нам.

    1. Там музыкальная фарца терлась, купля- продажа- обмен пластинок. » Пятаки» переклеивали, трансформаторным маслом натирали, кто в теме, тот улыбнется))

  3. Я бы еще кафе » Киев» добавил, а в ОДО не бывал. И еще » Серебряное копытце» на Восточной. Вечерний обзор сильно бы отличался от дневного, в начале 80-х во студенчестве была мода- штаны продай, а в кабак сходи. » Лайнер» в Кольцово. А, кстати, а легендарный » Малахит»- то где?!?

  4. О! А кто помнит бутерброды с сервелатом, которые продавали в театральных буфетах? Это ж просто песня какая-то, а не сервелат тогда был… А тут намедни купили сервелат «Свердловский»… буэээ…. по структуре на кашу похож. И стоит ведь зараза, как настоящий

  5. Елена, спасибо за ностальгические воспоминания. Больше всех запомнилось кафе «Пингвин», наверное, потому что чаще всего ходили туда. Очень вкусные коктейли, вазочка с мороженым, кофе. Все удовольствие — 2-3 рубля. А в кафе «Киев»(сейчас в соответствии с модой и обстоятельствами там находится нечто восточное) были изумительные пирожные и булочки с марципанами и фирменный торт. Рядом со старым драмтеатром был ресторан, кажется, «Ялта», и мама водила нас туда обедать, когда мы приезжали на спектакли. Вспоминается не только это, но и сама атмосфера, дух времени, город, каким он был.

  6. Я так понимаю, до перестройки в СССР было все. А после перестройки не стало ничего.

    1. Народ то как умудрялся размножаться недосягаемыми по сею пору темпами при «не стало ничего»

  7. Ничего понять не могу….тут одни либералы рассказывают как полуумирали от голода в СССР, другие- по ресторанам ходили…..так был голод в СССР или нет….десятый раз спрашиваю….особенно у местных демократов

  8. Слушайте, даже есть захотелось! Вкусно пишете ))) Почему-то вспомнил мороженое, которое продавали раньше в московском ГУМе — в хрустящем вафельном стаканчике и круглое сверху. Сейчас оно тоже круглое, но вкус совершенно не тот. Может, конечно, с возрастом рецепторы меняются, но мне почему-то кажется, что мороженое раньше намного вкуснее все-таки было.

  9. Какая светлая ностальгия и какая красивая Ленка на этом фото. Ну, вылитая Барбара Стрейзанд! Лен, тебе очень идет томительно-сиреневый, в сочетании с зелёными прозрачными глазами на фоне бирюзового неба. Роскошная цветовая гамма

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *