Блоги

Опытный врач — как следователь НКВД — до истины докопается

Блог кардиолога Вадима Кучумова

В тройке самых продаваемых лекарств на Западе прочно держатся  антидепрессанты — это настолько очевидный факт, что даже британским ученым не пришлось ничего доказывать. У нас картина диаметрально противоположная, и настроение пациентов тоже: попробуй, назначь антидепрессант пациенту, большинство из них скажет: «Вы, доктор, никак  в психушку меня упрятать хотите-с?». И дело не в том, что у нас стрессов меньше, а в том, что в нашей стране совершенно другой антидепрессант, исконно русский. Еще первый гарант Конституции практически публично демонстрировал все достоинства и побочные эффекты этого самого антидепрессанта. Историй на этот счет огромное количество.

 

История первая. Жерар Депардье на русский лад

Однажды, в далекие 90-е, ближе к ночи в кардиологической реанимации раздался звонок, а затем еще, еще и еще… И  дальше телефон практически не замолкал, а  люди на  другой  стороне провода, пребывая в истерике,  истошно кричали , что  сейчас в кардиологию везут  «Очень Важное Лицо с тяжелым сердечным приступом».  Как потом рассказывал реаниматолог  — такого количества перепуганной свиты и всевозможной «челяди», раздававших направо и налево «бесценные» советы по лечению, он не видел ни до, ни после этого случая.

Выяснилось что «Очень Важное Лицо» поздравляло с профессиональным праздником то ли строителей, то ли педагогов, затем поздравление перешло в банкет, и уже на банкете нашему пациенту стало совсем плохо. Он отключился.  Дежурному доктору хватило одной минуты, чтобы разобраться, что никакого сердечного приступа нет, так же как нет и признаков других заболеваний, а имеется просто передозировка вещества с формулой, знакомой каждому школьнику:  C2H5OH. Как следствие —  очень глубокий этаноловый наркоз. Настолько глубокий, что у пациента начало останавливаться дыхание, и он перестал самостоятельно дышать. Доктор принял единственно правильное решение — начал проводить искусственную вентиляцию легких с помощью маски и специального аппарата. Вскоре пациент задышал самостоятельно без  пауз  и спал безмятежным сном праведника до самого утра. Затем ровно в 6 утра  главный герой этой истории внезапно открыл глаза, встал в полном здравии и ясности ума, поинтересовался, где находится? Где его окружение? Заявил, что утром у него назначена  очень важная встреча, в сопровождении свиты уехал так же молниеносно, как и приехал за несколько часов до этого.

И дальше пошло-поехало…  При приближении любого профессионального праздника персонал отделения всегда был в повышенном тонусе, и в течение года история практически под копирку повторялась несколько раз, причем,  по странному стечению обстоятельств, полуночный приезд пациента и проведение искусственной  вентиляции легких каждый раз выпадало на разных врачей. Все доктора кардиологической реанимации в равной степени приложили руку к этому делу.

Так же внезапно, как и начались, эти приезды закончились: по какой причине — нам неведомо.

Прошло 5 лет. В кардиологию пришел молодой доктор, заступил на одно из первых дежурств, совпавшей с датой очередного профессионального праздника  и … ровно в полночь зазвонил телефон!  С истериками, истошными криками, многолюдной свитой, искусственной вентиляцией легких и полным выздоровлением к утру история повторилась.

 

История №2. Тяжелый перелет

Однажды на утренней линейке молодая врач, докладывая про дежурство, упомянула, что поступил хоккейный арбитр, который возвращался с коллегой на самолете то ли из Иркутска, то ли из  Хабаровска, и по прилету домой у него «сорвался ритм». На медицинском языке это называется фибрилляция предсердий, а если попроще — мерцательная аритмия. И дальше продолжает, что размеры сердца нормальные, и надо проводить электрическую кардиоверсию (это когда как в кино показывают — пациентов  разрядом тока бьют, но под наркозом, естественно). Результат от такой процедуры очень хороший за исключением одной ситуации, когда ритм срывается из-за интоксикации алкоголем, в таком случае разрядом электричества  пациента можно просто добить.

Я, конечно, поинтересовался, что арбитр — не хоккеист, но в какой-то степени спортсмен, и не нарушил ли он ненароком спортивный режим? На что доктор бодро отрапортовала, что все выяснила, и за весь перелет они с помощником выпивали одну бутылку коньяка! (Ключевое слово — ВЫПИВАЛИ). Жизнь — она вообще штука сложная и нестандартная, и врачи вообще никому на слово не верят, как не поверил и я, после того, как увидел анализы «нашего арбитра», которые кричали во весь голос  о том, что печень еще чуть-чуть — и разорвется в клочья. Ну, не от бутылки ведь коньяка на двоих? Опытный врач, он как следователь НКВД — до истины быстро докапывается. И что выяснилось? Молодой доктор была практически абсолютно права: да, летели 2 арбитра, да, с Дальнего Востока, да, очень устали, да, пили коньяк, да, выпивали по одной бутылке коньяка… по одной бутылке коньяка! Но в ЧАС!!!  Судья честно признался, что ему очень не хотелось шокировать молодую девочку-доктора. А сколько лететь с Дальнего Востока до Екатеринбурга все примерно представляют.

В итоге, конечно, электричеством мы баловаться не стали, прокапали пациента, панангин ввели и, восстановился нормальный ритм. Надеюсь, из этой истории сделал правильный вывод хоккейный  арбитр, что полезны только профилактические дозы алкоголя.

 

История №3. Как голубые джинсы, кроссовки и связка ключей чуть до психбольницы не довели

Работа на реальном производстве она, конечно, тяжелая. Стрессы тоже как-то снимать надо. Мы все помним про особенности российских антидепрессантов. Вот один новотрубник после ночной смены немного подлечился. Хотя слово «немного» будет немного (простите за тавтологию) неуместно — передозировочка все же вышла, и пациент вместо домашней постели  оказался на койке в реанимации.

Прокапали-подлечили, а утром мужичок проснулся, осмотрелся, лежа голым под простыней, и заявил, что у него  были джинсы, белые кроссовки и связка ключей с работы, надо бы вернуть. А утром смена новая заступила. Новая смена — это все равно, что новая эра. Ну, медсестры, конечно, похихикали немного и посмотрели, что в тумбочке ничего нет, и в подвале в ячейке, где вещи пациента лежат, тоже нет никаких джинсов, ключей и кроссовок. Начинают его успокаивать, что все найдется, не переживай, лечись, главное, мало ли где с пьяных глаз мог потерять. А мужик разошелся не на шутку  и начинает разгонять тему:  что он раскусил их всех, что, мол, это банда медсестер орудует  по обворовыванию пациентов, а главный в этой банде —дежурный врач!  Вот вы все и попались! Ну, поговорили с мужиком по-хорошему, а он не успокаивается и норовит полицию вызвать. Медики долго терпеть не стали и  вызвали к мужику психбригаду — после употребления алкоголя ведет себя очень неадекватно, требует какие-то джинсы, белые кроссовки и ключи от работы, которых никто в глаза не видел. Психиатры приехали, поглядели и говорят: на сумасшедшего он, конечно, не похож, но факт чрезмерного употребления алкоголя был, требует от персонала какие-то мифические джинсы, кроссовки и ключи, давайте свозим на консультацию в психиатрию. Каши маслом не испортишь.

А перед отъездом дежурный врач все же решил сам на всякий случай все проверить.  В тумбочке пациента  действительно ничего не было, в его ячейке в подвале — тоже, а на соседней полочке мирно себе лежала пара белых кроссовок, связка ключей и голубые джинсы.