«”Перспектива” для нас — настоящее спасение»

Рассказываем, как специалисты Центра комплексной коррекции речи и поведения помогают людям.

Актуальные для многих семей проблемы — задержка речевого и психического развития ребенка, гиперактивность, детские капризы и слезы. Порой родители сомневаются, теряются в догадках: «Что делать, к кому обращаться?»

Сегодня мы расскажем, как специалисты Центра комплексной коррекции речи и поведения «Перспектива» под руководством клинического медицинского психолога, нейропсихолога Светланы Гузенко помогают людям.

DSC_7454

Елена Куцая, врач, кандидат медицинских наук, аллерголог- иммунолог, невролог более двадцати лет занимается нейропсихическим здоровьем и реабилитацией людей, наблюдает деток из центра «Перспектива».

—  Проблема, связанная с задержкой речевого и нейропсихического развития у детей с особенностями поведения, очень распространена. Причина патологии развития — многофакторная. Чаще всего она связана с нарушением внутриутробного развития плода. Это и хроническая гипоксия плода, и острая (на что указывает низкая оценка по шкале Апгар) гипоксия, и внутриматочные инфекции матери, хронические заболевания.  Все факторы приводят к кислородному голоданию органов и систем еще во внутриутробной жизни ребенка. Особенно страдает кора головного мозга — самый чувствительный орган человека. В результате неблагополучной беременности и родов на свет появляются малыши с гипоксией, внутриутробными инфекциями и черепно-мозговыми повреждениями. В первые месяцы жизни малыша задержки в его развитии могут быть незаметны. Нарушения психоречевого развития проявляются позже.

Как правило, провоцирующими факторами отставания ребенка в развитии становятся инфекционные вирусно-бактериальные заболевания, прививки, стрессы в семье. Любящие родители с тревогой замечают, что ребенок не реагирует на разговоры, утрачивает приобретенные навыки речи, становится неусидчивым и плаксивым и вообще живет по каким-то своим правилам.

К решению этих проблем нужно подходить комплексно: работать должны и педагоги, и врачи. Медики — устранять медленные инфекции, которые влияют на клетки мозга и иммунную систему (а иммунная и нервная система взаимосвязаны). Проводить инструментальные обследования ребенка и медикаментозное лечение, восстановив работу нейронов мозга.  Параллельно нужно восстанавливать связки, поврежденные позвонки и связь между ними с помощью остеопатии. Главное — необходимо приложить все силы, создавая здоровый социально-психологический климат для развития ребенка. В таких случаях занятия с нейропсихологом становятся просто необходимы и обязательны для коррекции возникших нарушений. И чем раньше вы к ним приступите — тем лучше.


В нашем городе служба нейропсихологии наконец себя обозначила — появлением центра «Перспектива», чему как невролог и иммунолог я несказанно рада.


Нейропсихология — это те психолого-педагогические техники, которые обуславливают связи между полушариями головного мозга, с помощью определенных методик способствуют образованию новых нейрональных связей. Центр «Перспектива» мне нравится тем, что здесь добавляются аппаратные методики. С помощью микротоков происходит улучшение связей между нейронами и даже их восстановление.

Комплексный подход к реабилитации; рефлексотерапия, логотренажер, мозжечковая стимуляция суммируется с работой дефектолога, психолога и нейропсихолога. Отдельно хочется отметить личностные качества педагогов. Руководитель Светлана Гузенко сама горит своей работой и смогла подобрать очень сильный педагогический состав, действующий единой слаженной командой.

Хочется отметить, что все методики подходят не только маленьким детям. Они подходят всем. Я вообще не люблю эту блокировку «до трех лет — а там бесполезно». Пока человек живет, ему нужно помогать, адаптировать его. Это нужно и детям, и подросткам, и взрослым. Нейропсихологи помогают людям всех возрастов.


Мы рады поделиться историями родителей и их детишек, которым специалисты «Перспективы» в решении разных серьезных проблем помогли так, как не смог никто другой.

Максим Путилов

DSC_7378

У четырехлетнего Максима в анамнезе ДЦП, родовая травма, инсульт левого полушария головного мозга, из-за чего тонус мышц правой стороны тела был нарушен. Усиленные сухожильные рефлексы не давали ребенку полноценно ходить (он волочил ножку, а рука не сгибалась в запястье). В год мальчик получил инвалидность. До того, как семья Путиловых узнала о «Перспективе», маленького Максима водили на реабилитацию в городскую больницу, ездили в «Бонум». Было в жизни малыша и медикаментозное лечение.

Сейчас, когда заканчивается нейрокоррекция в центре, он выбегает из кабинета и радостно носится со сверстниками, звонко смеясь.

— Мы ходим в «Перспективу» с октября прошлого года. И сейчас мы бегаем, прыгаем, в ладоши хлопаем, начали разговаривать. Через полтора месяца посещения «Перспективы» ребенок научился сам себя обслуживать. То есть все хорошо, — улыбается Алена, мама Максима. — Максим очень любит всех педагогов, сразу же нашел с ними контакт. На занятия бежит, занимается «на ура», все дается ему легко. Максу очень интересно, а я после каждого занятия вижу подвижки в лучшую сторону. И педагоги их тоже видят. И очень радуются положительной динамике — радуются так, как родители за своих детей. Наш невролог  тоже очень  удивляется успехам Максима. А для нас все то, что сейчас он может и умеет, — очень большой скачок.

Алеша Кузьмин

DSC_7601

Алексей, по словам его мамы, родился здоровым ребенком и развивался как положено — во всяком случае, так Марине Кузьминой говорили врачи. Но когда Леше исполнилось два года, Марина поняла: что-то идет не так. Мальчик не мог сам надеть варежки, не слышал и не слушал маму, «жил где-то в своем мире».

— Я подумала, что развивается аутизм, — вспоминает Марина. — В итоге диагноз не подтвердился. Но ребенок не разговаривал — просто молчал. На садичной комиссии врач посоветовал нам пройти медикаментозное лечение. Но и это не помогло. И только после полного обследования стало ясно, почему: плохой венозный кровоток, сдавлена левая (речевая) часть мозга. По совету невролога съездили к остеопату в Челябинск, специалист все вправил. На моих глазах у Леши исчезли синяки под глазами, исправилась осанка. А дальше мы стали заниматься исправлением речи. И снова: ничего не помогает, при том,  что Алеша уже ходил в садик, занимался с логопедами. Кроме речи были и другие проблемы — поведенческие.  Я поняла, что нужен психолог. Тогда и познакомилась со Светланой Владимировной.

Светлана Гузенко, руководитель «Перспективы», пригласила Алексея на занятия в центр. И уже через несколько месяцев мальчик начал разговаривать.

— Первый курс не дал особого эффекта, — рассказывает Марина Кузьмина. — Но это и понятно: Светлана Владимировна сразу объяснила, что диагноз сложный, нейроны восстанавливаются, но довольно долго.  И сейчас, когда мы уже на третьем курсе, Леша говорит не только простейшие слова, он объясняет, чего хочет, строит, пусть не длинные, но целые предложения. Ребенок ожил, на глазах повзрослел. Улучшения видны невооруженным глазом.

Изменения замечают не только родители. В мае Марине пришлось отвезти ребенка к бабушке. Раньше пенсионерке было очень тяжело справляться с Алексеем, а сейчас она совершенно спокойно контактировала с четырехлетним внуком, понимая его. Изменения заметила и воспитатель в детском саду.

Теперь Марина Кузьмина советует всем: не нужно ждать, если вы видите, что у ребенка какие-то проблемы, обращайтесь к специалистам сразу. Тогда и исправить все будет легче.

— Специалисты «Перспективы» действительно помогают, детям запускают нервную систему, которая спит. Раньше врачи в больнице даже предлагали нам оформить инвалидность. А мне не надо инвалидности! Я хочу здорового ребенка.

Даниил Побединский

photo_2020-07-14_09-35-26-1

У семилетнего Дани — гидроцефалия, расстройство аутического спектра. Приемная мама Наташа всеми силами старается вылечить мальчишку уже четыре года, ребенок перенес пять операций.

— И после каждой из операций у него откат, — вздыхает Наталья. — Мы чего-то достигнем, а после операции он все забывает. После последней он просто-напросто забыл, как двигать ногами, как жевать, как разговаривать. В коляске инвалидной жить можно, а без речи как? Мы искали варианты: ездили в клиники Екатеринбурга и Москвы, даже жили в Китае три месяца. А нашли то, что нужно, в родном городе. Вы не представляете, как замечательно с Данечкой занимаются педагоги «Перспективы». К нему здесь сразу нашли подход. Даня начал говорить отдельные слова, собирать сложные пазлы, пирамидки. Нейростимуляция — великая вещь. А еще я никогда в жизни не видела от педагогов такой отдачи. Центр «Перспектива» — это для нас настоящее спасение.

Наталье Двинских есть с чем сравнивать. У многодетной мамы семь детей, пятеро из них — приемные. И после детдома им как воздух нужна реабилитация. Сейчас в «Перспективу» ходит не только Даня, но и три дочки Натальи. И теперь сильная женщина знает: ее девочки точно смогут пойти в обычную, а не в коррекционную школу.

 


Главная цель «Перспективы» — чтобы любой человек социализировался, психологически адаптировался и был счастлив.


Контакты:

Есть противопоказания. Проконсультируйтесь со специалистом.

Это — специальный проект «Городских вестей». Как мы делаем их, читайте тут.