102

Работники УК «Партнер» сидят без зарплаты

— Я работала в «Партнере» два года — сначала, правда, в «Уюте», потом нас переводом оформили в «Партнер», — рассказывает бывший диспетчер компании Мария Терехина. — Все звонки направлялись на нас — четыре человека. Двое работали в штате (я в том числе), двое были наняты по договору подряда с апреля — они денег вообще дождаться не могут. Я последний раз свою зарплату выпросила — за май, июнь мне выплатили, плюс отпускные. На этом все.

Мария Терехина уволилась из УК «Партнер» в октябре, но зарплаты не видит с июля. 1 ноября она подала на бывшего работодателя в суд.

Больше надеяться не на что

Но летнюю зарплату получили далеко не все.

— Я работала по договору с апреля по сентябрь этого года, — говорит также уволившийся диспетчер Татьяна Ефимова. — То есть полгода. Зарплату последний раз я получала в июле за май. В октябре на работу уже не вышла, но расчета дождаться не могу — это порядка 50 тысяч рублей.

Марии «Партнер» должен чуть более 40 тысяч, без денег сидят и коллеги бывших работников — кровно заработанные и слесари, и электрики получают не без проблем. Руководство объясняет это двумя простыми словами — «денег нет».

— Это мы слышим постоянно. У нас был старший диспетчер, который постоянно ходил к руководству и выбивал зарплату, — рассказывает Мария. — С марта она уволилась, и пошло-­поехало. Сначала на 10 дней задержка, потом — вроде как недавно получали, поэтому уже 20 дней задержка пошла. И так вот накопили! К нашему учредителю Игорю Кетову рабочие подходят, а он им только уволиться предлагает. Ему, видать, работники не нужны. Я разговаривала с Еленой Ворончихиной (исполнительный директор УК «Партнер» — ред.) 30 октября. Это был день моего увольнения. Мне сказали — ты своих денег сегодня не увидишь. После этого я решила — разговаривать бессмысленно, и пошла в суд. 1 ноября подала заявление.

Встать на учет в Центр занятости девушка не смогла — на бывшем месте работы отказались выдавать справки.

— Уволена и точка, — вздыхает Мария. — На суд надеюсь, поскольку не на что больше. Еще в период работы я была вынуждена в свободное время таксовать, чтобы было на что жить. В октябре руководство «Партнера» нам вообще заявило, что положение ухудшилось, а потому премии у всех обрезаются. Их не было уже в сентябре, но с приказом таким меня лично никто не ознакомил, узнала это из осенних квиточков, которые мне выдали при увольнении.

 Кетова искать только в Центре занятости

В коридоре компании «Партнер» рабочие с нами общались менее охотно. Проблем с выплатой заработной платы они не подтверждают, но и не отрицают.

— У нас денег нет, потому что люди не платят, — почему-­то смущаясь, говорят женщины в рабочих халатах. — Развели много управляющих компаний — люди платят туда. У нас все так живут.

— За всех не скажу, но меня устраивает, — говорит слесарь Александр Ваганов. — Если бы не устраивало, я бы ушел. Как говорится — шея есть, хомут найдется. Многие да, уволились. Задержка была три месяца, сейчас более менее стабилизировалось. Я и потерпеть готов. Был бы молодой, тоже бы ушел. Работа есть — это главное.

Слесари же посоветовали нам обратиться к хозяину — Игорю Кетову: «Он как раз тут сейчас». Но в приемной нас встретили весьма не дружелюбно. Секретарь с большой неохотой пошла в кабинет Игоря Павловича доложить о нашем приходе.

— У него официальное место не здесь, он тут в гостях, поэтому принимать не будет, — через несколько секунд сообщила нам женщина.

— А Елена Евгеньевна есть?

— Ее нет, будет на следующей неделе.

— Тогда можно мы все-­таки зададим свой вопрос Игорю Павловичу? Или вы поинтересуйтесь у него, где с ним можно встретиться. Мы можем и на нейтральную территорию выйти — на улицу, например.

— Он сказал нет, — не сдавала позиций секретарь, но все же вновь скрылась за дверью. Вышла улыбаясь, сообщив, что найти Кетова мы сейчас можем только в Центре занятости.

Правда, тут же дверь кабинета открылась и оттуда вышла Елена Ворончихина.

— А нам сказали, что вас нет, — удивились мы.

— Я приехала только что.

За январь­-сентябрь 2012 года в Свердловской области задержали зарплату почти 1,5 тысячам работников. По данным полномочного представителя президента в УрФО Игоря Холманских, реальный объем невыплаченной заработной платы в регионах УрФО значительно выше официальных статистических данных и составляет 545 млн рублей.

 

Микроволновка — в залог?

Мы поинтересовались у и.о. директора, как так получилось, что задолженность накопилась за несколько месяцев.

— Это неправда, — тут же ответила Елена Евгеньевна. — У нас небольшая задержка на предприятии. Дело все в том, что идет низкая собираемость по жилфонду. Вы прекрасно знаете ситуацию с двойными квитанциями, к тому же у нас прямые расчеты с ресурсоснабжающими компаниями. Собираемость только по статье содержания жилфонда. В каком объеме средства нам поступают, в таком и расходуются — на налоги и зарплату. Думаю, у нас все выровняется. Сотрудники, которые в штате, они в нормальном режиме получают заработную плату — с 15 по 25 число. Возможно, к вам обратились сотрудники, которые работали по договорам возмездного оказания услуг гражданско­правового характера. Зарплата по ним выплачивается в течение 30 дней после подписания акта.

— Тогда получается, что акты вы не подписываете? Раз денег нет.

— Вы хотите, чтобы я вслух сказала, как есть?! Девочки ушли, забрали вещи, которые им не принадлежат. Вот когда они нам вернут их, в том числе микроволновую печь…

— Может, они решили, что это их зарплата? — предположили мы.

— Может быть. Но мы, вообще-­то, товарами и материальными ценностями зарплату не выдаем. Связь с бывшими сотрудниками мы держим. Никто от этого не уходит, все свои обязательства знают.

Также в управляющей компании пообещали ситуацию уладить до конца ноября. Правда, работники не верят.

— Мне часто говорили, что деньги будут в пятницу. Насту­пает пятница, мне сообщается, что денег нет, и история повторяется, — говорит Татьяна Ефимова.

— Что касается микроволновки, то ее нам дарили электрики на 8 марта, — поясняет ситуацию Мария Терехина. — Мы уходили последними, печь взяли с собой. С руководством на эту тему мы уже говорили — вернуть не против, но только после выдачи заработной платы. На днях мне пришла повестка — суд состоится 29 ноября.

 

Комментарий юриста

Нехорошие моменты

Любовь Колотилина, адвокат конторы №2:

Работники правильно делают, что идут в суд, другого выхода у них нет. Необходимо иметь в виду, что для обращения в суд установлен жесткий 3­хмесячный срок со дня, когда должна быть зарплата, по истечении которого работодатель вообще может отказаться что­либо платить и будет прав.

В случае невыплаты заработной платы работник вправе просить, во­первых, невыплаченный заработок, во­вторых, неустойку (по Трудовому кодексу РФ она минимальна — 1/360 от ставки рефинансирования (сейчас это 8,25%) от суммы долга за каждый день невыплаты), в­третьих, компенсацию морального вреда — своих нравственных страданий (хотя сумму можно определить любую, но, скорее всего, в решении суда речи о сотнях тысяч и десятках тысяч рублей не будет, а будет более скромный вариант).

Плюс, помимо денежных требований, работникам необходимо просить суд обязать работодателя выдать им все справки, в которых они нуждаются.

У ряда работников присутствует нехороший момент — с ними заключались договоры подряда, а не трудовые договоры.

С этим тоже можно поспорить, доказывая, что все­таки существовали трудовые отношения (выполнялась работа по определенной специальности, наравне с работниками, работавшими по трудовым договорам, с подчинением правил трудового распорядка, указаниям работодателя и т.д.).

Установление трудовых отношений даст: 1) возможность взыскать неустойку и моральный вред, 2) установить стаж за этот промежуток времени и размер заработной платы (например, для пособий, для пенсии).

Кроме этого, можно обратиться в подразделение Следственного комитета при прокуратуре РФ (Трубников, 56В) о возбуждении в отношении руководства предприятия уголовного дела о невыплате заработной платы более двух месяцев.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.