176

Путешественник Александр Веревкин рассказал о Мустанге

— Это очень красивое место! Приятное для души и взора, — говорит первоуралец. Побывав в Мустанге уже в третий раз, Александр констатирует — туда можно возвращаться бесконечно. Являясь кусочком Тибета, королевство долгое время было закрыто для иностранцев, отчего романтично именуется как последнее запретное или затерянное. Оно и по сей день остается труднодоступным, а потому там сохраняется главное — уникальная природа и культура тех мест. А местному королю уже около 90 лет. Рассказывая «Городским вестям» о Мустанге, Александр не обошел стороной тот факт, что и в нетронутую влиянием чужих часть тибетского плато все же начинает проникать цивилизация, и королевство постепенно перестает быть затерянным в горах миром.

Александр Веревкин

Мустанг — королевство на территории Непала. Своим теперешним именем он обязан европейским картографам, исказившим традиционное название — Мантанг, что переводится как плодородная долина.

Что-то, что не объяснить

— Выходишь из самолета, вдыхаешь воздух и понимаешь — Катманду! Непал! — улыбается Александр.

Именно туда попадаешь после 10 часов лета. Далее 6­-7 часов трясешься на автобусе до Покхары, откуда еще полчаса летишь (или сутки едешь) до Джомсома — административного центра Мустанга. Затем остается совсем чуток до Кагбени — небольшого поселка на границе с Верхним Мустангом — это и есть начало пути. Идти далее предстоит пешком, преодолевая не один перевал — пять дней до столицы Ло Мантанг, в которой находится резиденция короля, и столько же обратно. Тропа проходит преимущественно вдоль русла священной реки Кали Гандаки.

— Это предгорья Тибета — холмы, холмы, над которыми величественно возвышаются гималайские вершины — Дхаулагири, Аннапурна, Нилгири, — говорит Александр. — Когда я был здесь в 2008 году, Гималаи открывались нам только на рассвете. Нынче же мы видели горы постоянно — завораживало, как ветер раздувал снежные флаги с их вершин. Бывая и в Тибете, и в Мустанге, у меня появилось такое ощущение, что давление Индостана на Евразию до сих пор не прекратилось — плиты движутся. Гималаи продолжают подниматься, и это напряжение земной коры ощущается людьми. Ощущается как энергия, причем по-разному. Для кого-то это — динамические сущности, кто-то воспринимает как тепло, радость, силу. Веришь ты в это или нет, но что-то есть, что объяснить невозможно — об этом говорят все.

При этом Александр вспоминает случай, который приключился с ним в одно из путешествий:

— Перед очередным перевалом я сошел с тропы и присел, закрыл глаза и тут же увидел или скорее даже почувствовал оранжево-красный свет. Аж испугался. После я поднялся на вершину минут за 40 — была энергия, были силы. А поднявшись, еще долго не мог остановиться наверху. Только через час подтянулись остальные…

Сказочный мир

Как и вся тибетская земля, Мустанг полон тайн и легенд. Об одной из них путешественник рассказал, пока я разглядывала фотографии.

— Эта стена длиной310 метров, — останавливает мой взор на одной из карточек Александр. — Она построена на месте смерти демона, которого по легенде убил Великий йогин Падмасамбхава. Длина стены — это длина кишок, которые были выпотрошены из тела демона. А на каждом из камней выбита мантра «Ом Ма Ни Пад Ме Хум».

Тот демон, опять же по сказанию, мешал распространению буддизма в Тибете, что и увидел Падмасамбхава в медитации. Он собрал людей и отправился в Мустанг сражаться с вредителем. Там состоялась битва — части побежденного демона были раскиданы по миру, и на месте захоронения каждой — построены святые храмы. В частности, правая ладонь и стопа демона хранятся в Мустанге.

— Легенду очень красиво поддерживают красные и серые скалы — уникальный местный колорит, — перелистывая фотографии, говорит путешественник. — Поистине сказочный мир. Проходя нынче мимо места битвы, наш народ стал подбирать камушки, внутри которых черные кристаллики. Красиво, но когда я им рассказал легенду и все представили, что это могут быть капли крови того самого демона, камушки из карманов все повыбрасывали обратно.

В столице и окрестностях

Дойдя до Ло Мантанга, путешественники не смогли попасть на прием к королю. Джигме Палбар Биста правит королевством с 1970 года, и сегодня уже в преклонном возрасте — гостей не принимает.

— В 2008 году ему уже было за 80, — рассказывает Александр. — Тогда, правда, мне удалось попасть к нему на аудиенцию. Это было обязательно — поклониться королю, придя в город. По обычаю, ему подносят красивый шарф, который король берет и сам надевает тебе на шею — своего рода благословление.

А вот говорить на светском приеме у короля особо не о чем. Да и не положено говорить много.

— Первым делом всем наливают традиционный тибетский напиток, приготовленный из фрукта, который с легкой руки европейцев стал именоваться тибетским персиком. Растет плод на дереве, внешне напоминающем нашу иву, имеет косточку, как у абрикоса, но на вкус — кислятина. И компот из него получается кислый — как будто он изначально подбродил. И вот все молчат — пьют этот напиток. Если вдруг кто-то что-то пытается сказать — король жестом останавливает — мол, сначала трапеза.

Что удивительно, в Мустанге термос кислого напитка стоит один доллар, а такой же объем обычной горячей воды — два доллара.

— Жили мы и питались у местного населения, — продолжает Александр. — Надо сказать, что осенью и зимой его значительно меньше. Это сезонная миграция — после сбора урожая большинство жителей уезжает в Непал, где занимаются, по всей видимости, торговлей. Остаются лишь крестьяне.

На фотографиях Александра все местные жители чем­-то да заняты — совсем маленькие детки собирают в поле кизяк, которым здесь топят печи, женщины управляются по хозяйству, мужчины — пасут скот и прядут шерстяную нить.

— Это у них прерогатива мужчин — прясть, — комментирует Александр. — Вот мужчина, который открыл нам ворота в пещерный город Чосар, пока ждал — занимался делом.

О пещерном городе наш собеседник рассказал отдельно:

— Я отстал немного, и когда подошел, увидел картину — народ стоит с открытыми ртами и молчит. Чувствую — что-то пульсирует, движется, охватило какое-то мистическое оцепенение. То есть помимо рукотворных пещер, в которых в древности укрывались от врагов жители долины, каждый смог что-то почувствовать, что опять-таки сложно объяснить.

Главное — путь

— Сейчас в Верхнем Мустанге уже построена дорога аж до Китая, — говорит Александр. — На части территории уже проведено электричество. По дорогам начинают ездить джипы, причем — с туристами в салонах. С одной стороны, это хорошо — новые веяния позволят детям получать образование, лечиться в больницах, люди ведь и там имеют право пользоваться благами цивилизации… А с другой, скоро всю прелесть изолированного места ощутить будет сложно. Заездят этот район…

Наш путешественник связывает это с тем, что сегодня власть сосредоточена фактически в руках наставника — племянника короля. Долгие годы в казне аккумулировались средства туристов — только Александр оставил там 1700 долларов (оплата за право посещения) — на них и осовременивается край. При этом Мустанг по-прежнему остается территорией с особым режимом посещения. В год количество туристов ограничено 1000 человек. Чтобы попасть туда, необходимо получить специальное разрешение (пермит): 10 дней — 500 долларов.

— Эти деньги и поступают в казну, — говорит Александр. — Посещать Мустанг можно только в составе организованной группы в сопровождении непальского проводника. Именно поэтому я когда-­то и создал клуб путешествий и приключений «Adventure club» — чтобы объединять людей. В Тибете сейчас вообще закон — меньше 5 человек из одной страны нельзя. У нас такими путешествиями никто и не занимается. Простым турфирмам это неинтересно — поток туристов не тот. Плюс достаточно большой риск — это все же треккинг в горах. Туда ради праздного интереса мало кто идет.

При этом всех новичков Александр предупреждает:

— Тибет — это путешествие неодноразовое. Тибет догонит!

И чаще всего оказывается прав:

— Часто звонят и спрашивают о ближайших походах те, кто говорил — «ну, всё, представление о Тибете составлено… есть и другие точки на карте!» Я бы в Мустанг тоже вернулся еще раз. Он теплый, приятный! Причем, нет там конкретной цели, ради которой идешь, как например, поход к  Эвересту. Ты идешь по пыльным дорогам, углубляешься в страну и теряешь связь с миром цивилизации, которая остается за спиной. То есть сам путь туда имеет значение. Путь становится целью.

2000-­2400 долларов стоит путешествие в последнее запретное королевство в составе группы 8­-10 человек (без учета перелета).

Сайт клуба «Adventure club» — www.adventclub.ru

Ближайшие планы: февраль — восхождение на Аконкагуа в Аргентине, весна — Непал, треккинг вокруг Аннапурны, а также путешествие в Тибет, к священной горе Кайлас.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.