125

Как глоток «Пшеничной» привел врача Валерия Мелехина в политику

В Первоуральске состоялся учредительный съезд Всероссийской партии сухого закона

Произошло сие небывалое событие 1 декабря. В субботу в наш город съехались трезвенники со всей страны — представители из 47 регионов. Сам съезд проходил чуть ли не тайно где-то на Динасе, а журналисты были вынуждены ждать обещанной пресс-конференции у закрытых ворот Народного дома, куда трезвенники подъехали, опоздав на 1,5 часа.

Герман Климентёнок:
— Я не то, что пришел к трезвости, я вернулся в это состояние. К сожалению, естественных трезвенников в наших рядах не так много. Я так же, как многие, родился, получал проалкогольную программу, пока мне не дали посмотреть кассету нашего известного пропагандиста трезвости Владимира Жданова. Я три часа смотрел, не отрываясь, и с тех пор, как рукой сняло. Более 10 лет не пью.

Была и экзотика

Первое, что отметили председатель созданной партии Валерий Мелехин (Екатеринбург), его зам Владимир Коняев (Железногорск) и член управления секретариата Герман Климентёнок (Санкт-Петербург) — то, что необходимость создания партии не то что созрела — она давно перезрела, и что словосочетание «сухой закон» уже давно пора писать без кавычек.

— Чтобы одолеть ту беду, которая к нам пришла, нужно использовать механизм пресса: надавить на всех, кто стремится споить, снизу и сверху, — говорит Владимир Алексеевич. — Механизм снизу у нас есть, а сверху — нет. Получается абсурд — мы своей деятельностью из спаивателей делаем еще и мучеников.

Партийцы рассматривают трезвость не как элемент дезалкоголизации, а как естественное состояние человека.

— Ведь любой новорожденный — трезвый, это его состояние, — говорят они. — В понятии трезвости не должно быть слов «алкоголь», «алкоголизация».

Почему местом съезда выбран Перво­уральск — мужчины объясняют символично: во-первых, это Урал — центр России, а во-вторых, здесь «давние корни трезвенности и большой потенциал». Потому к нам ехали, летели и даже шли пешком трезвенники всей страны.

— Действительно, была экзотика, — говорит Валерий Мелехин. — А двое шли пешком. Один стартовал в конце октября из Сибири, второй — из центра. Это два друга, молодые ребята, сдружившиеся в армии, когда один помогал другому избавляться от табака.

Не миф ли это — выяснить нам не удалось. Путешественники не захотели «светиться».

Валерий Мелехин:
— В 1984 году я, врач, с молодой женой приехал в Первоуральск. Вскоре прошел месячник по борьбе с алкоголизмом, и меня попросили написать статью. Написал, пришли трезвенники и пригласили в клуб. Тема оказалась близка мне. Я сам спортсмен и всегда считал, что алкоголь и спорт — вещи несовместимые. Являясь травматологом, могу заявить: если бы не было алкоголя, мы бы были безработными. Заявляю — я хочу быть безработным. Родился я в семье типичной, нас было пятеро, отец пил, мать выпивала, и я дал себе зарок — алкоголь не для меня. Помню, когда заканчивал мединститут, профессор поднял бокал: «За хирургию!» Ну как за хирургию не пригубить?! Так этот глоток «Пшеничной» до сих пор у меня в горле стоит — уже более 30 лет.

Сухой закон позволит жить

Надо отметить, что название партии выбирали между тремя: партия закона трезвости, партия сухого закон России, партия сухого закона трезвомыслия. Выбрали второе. Теперь в течение полугода партия должна будет зарегистрировать отделения в тех регионах, делегаты от которых прибыли на съезд (минимум — в 42) и подать документы в минюст. Намерения у лидеров серьезные.

— Любая партия — инструмент борьбы за власть в буквальном смысле этого слова, — говорит Валерий Иванович. — Мы, трезвые люди, понимаем, что никакие программы не будут до конца и полностью реализованы, если народ не перестанет жрать водку.

Сухой закон — это главная цель партийцев. Причем рассматривают они его исключительно как меру разрешительную, а не запретительную.

— Он позволяет жить трезво мне, тебе, соседу, — говорит Владимир Коняев. — Сухой закон ведь существует у нас — он существует за рулем, в тюрьмах, до определенного возраста детям запрещено употреблять алкоголь. При этом параллельно с сухим законом должна быть пропаганда трезвого образа жизни.

В начале января в Первоуральске пройдет конференция по созданию регионального отделения партии сухого закона России.

— Приведу пример, — добавляет Валерий Мелехин, — мужик на спор отрубил палец руки за бутылку водки. Зачем? «А что? У меня еще девять пальцев есть!» — заявляет он. Как помочь ему? Пропагандой? Говорить: «Не пей, Иванушка, козленочком станешь!» Ему — только сухой закон! И таких людей много — Россия умирает.

— Не страшно идти против алкогольной махины?

— Это им страшно! Нам нет.

Лидеры партии намерены принять участие уже во всех ближайших выборах, в том числе и на пост главы Екатеринбурга.

Владимир Коняев:
— Я на общественной работе уже более 18 лет. Просто однажды я задал себе вопрос — а почему собственно я­то пью? Почему зависимость именно у меня развилась, а не у соседа? Ответа так и не нашел, но ясно понял одно — что просто сдохну от алкоголизма, если не предприму что-то. А потом попал на курс отрезвления по методу Шичко, где мне раскрыли причину. А со следствиями я уже сам справился. В России работает закон трех поколений. Первое — пьет, второе — спивается, третье — вымирает. Но есть закон и четвертого поколения — оно стало рассуждать, наблюдая за гибелью первых трех — что-о надо менять.

Комментарии 5

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.