325

Директор управляющей компании «Жилищный сервис» Елена Казанко несколько дней провела за решеткой

Народная мудрость гласит: «Если вас посадили в тюрьму, значит, вы украли мало». Видимо, руководствуясь этим жизненным принципом, 12 декабря была взята под стражу Елена Казанко — ее арестовали вслед за замдиректора ЖЭКа Владимиром Былинкиным. Оперативные действия в этот раз полностью оправдали свое название — за рекордно короткое время было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества, через два часа женщину принудительно доставили в отделение полиции (в качестве свидетеля — как говорилось в повестке) и уже через 15 минут предъявили обвинение. Казанко провела в первоуральском изоляторе несколько дней. Подробности — в материале «Городских вестей».

 Может, это не ваш бизнес?

«Жилищный сервис» существуют на коммунальном рынке второй год. В декабре прошлого года в активе компании было всего пять домов, но, спустя год, их стало около 50­-ти. Сотрудники «управляшки» проводили собрания людей, в том числе, и на жилфонде компаний с Ватутина, 50 — «Наш город» и ГУК. Но работать спокойно не получалось.

— Когда мы проводили очередное собрание, к нам подошли сотрудники компании ГУК, — рассказывают коллеги Казанко по «Жилищному сервису» Оксана Нилова, Любовь Сысоева и Елена Коршунова. — Постояли рядом, послушали, а потом сказали: «Почему бы вам не заняться косметикой или каким­то другим бизнесом? Вам же еще жить в этом городе, у вас же дети». Я восприняла это как угрозу.

Более активные действия были направлены в сторону самой Елены Казанко. Около года назад несколько раз ей приходили смс­сообщения с угрозами, а в одном из отголосованных домов разбросали листовки. Там, помимо оскорблений и фактов, порочащих ее достоинство, был изображен портрет Елены Владимировны в траурном овале. Уголовные дела по этим фактам возбуждены не были — не нашли состава преступления.

 

Запугать и убрать

Сама Казанко пошла другим путем. Угроз она не испугалась, а начала писать письма — генпрокурору РФ Юрию Чайке, заместителю генпрокурора Юрию Пономареву, прокурору Свердловской области Сергею Охлопкову, а также полпреду Игорю Холманских.

Из письма Елены Казанко:

«Прошу вас разобраться в ситуации, сложившейся в Первоуральске и защитить мои права и права жителей города. В конце 2007 года в Первоуральске было преднамеренно обанкрочено предприятие ЖЭТ­3, а жилфонд поделен между тремя УК — «Уралагрострой», «ПЖК», «Дом Плюс». В 2010 году СТК громко заявила о долге в 500 млн рублей, в это же время активно начали банкротиться УК «Уралагрострой» и «Уралагрострой­99», ПЖК. На их месте появляются новые управляющие компании — «Наш город» и ГУК. Владельцы, телефоны и адреса не изменились. Не изменилась и ситуация — долги перед СТК продолжали расти. Правоохранительные органы не реагировали на ситуацию, уголовное дело №312344 было прекращено, хотя в нем шла речь о 32 млн рублей, присвоенных «Уралагростроем»… Также мною было написано обращение к министру внутренних дел В. Колокольцеву, в результате чего были привлечены к административной ответственности должностные лица первоуральской полиции… Считаю, что с 2008 года в Первоуральске существует организованная преступная группа, которая занимается хищением денежных средств населения. Правоохранительные органы, вместо того, чтобы призвать к ответу виновных, занимаются ликвидацией их конкурентов».

казанко

Елене Казанко, когда она только организовала УК «Жилищный сервис», приходили не только угрожающие СМС. Злопыхатели не поленились распечатать листовки с ее фото в траурном овале.

— Меня арестовали, потому что я достала своими жалобами, — считает Елена Казанко, — меня просто хотят запугать и убрать с рынка.

Откуда такой ажиотаж?

Об аресте Казанко стало известно в среду вечером.

«Городские вести» встретились с Оксаной Ниловой и ее коллегами накануне судебного заседания, на котором должны были определить меру пресечения для новоиспеченной мошенницы.

— Вчера днем Елену Казанко прямо в офисе задержали работники полиции и увезли, — рассказывает Оксана. — Там ей стало плохо, поднялось давление, полицейские вызвали скорую помощь, которая увезла ее в горбольницу №4. Там Елену Владимировну положили под капельницу.

По словам Оксаны Ниловой, которые впоследствии подтвердила сестра Елены Казанко Ольга, в приемный покой приехал лично начальник полиции Сергей Чирко. По нашей информации, на тот период он находился в отпуске.

— Мало того, что нашу Лену, которая носит 38­ой размер одежды, привезли в наручниках и под конвоем (ее охраняли четверо полицейских с автоматами), так и сам начальник полиции приехал. Кричал, размахивал руками, говорил, что Лена — преступница, а вы ее лечите, — разводит руками Елена Коршунова.

Из больницы Казанко увезли в изолятор временного содержания.

— После ее ареста в офисе произвели обыск, — продолжает Нилова. — Причем, нас там уже не было, офис был закрыт. Сотрудники ОБЭПа вызвали администратора, та открыла помещение. Перевернули все — ящики столов, тумбочек. Следы от подошв на стульях. Что они искали? Не думаю, что искали что­то конкретное, просто искали. Когда был обыск в ЖЭКе, там изъяли системные блоки и до сих пор не вернули. Они просто хотели парализовать нашу работу — это и сделали, ведь изъяли печати и даже наши ежедневники.

Судебное заседание в первоуральском городском суде проводил лично председатель суда Геннадий Кузнецов, в качестве обвинителя присутствовал лично главный прокурор города Александр Рудых. Прессу в зал суда не пустили, равно как и коллег Елены Казанко. Нам оставалось ждать решения за закрытыми дверями. Время от времени оттуда выходил Александр Рудых, но от общения с журналистами отказался:

— Я не готов давать официальные комментарии. Откуда такой ажиотаж? — лаконично ответил Александр Михайлович. В ходе слушания прокурор настаивал на заключении Казанко под стражу. В результате, женщину заключили под стражу на 72 часа, мотивируя это тем, что не предоставлено достаточное количество информации, характеризующей личность задержанной. Кроме того, следователь сделала акцент на том, что Елена Казанко — бывший сотрудник правоохранительных органов, следовательно, обладая знаниями и умениями, способна оказать давление на свидетелей или даже скрыться от следствия, ведь у нее есть загранпаспорт.

Почему сидят не те?

Коллеги и родные Казанко все это время меряли коридор суда шагами. Женщины нервничали и думали, как они сообщат об аресте Елены Владимировны ее пожилой матери.

В пятницу в офис «Жилищного сервиса» начали приходить люди. Они ставили свои подписи под ходатайством председателю первоуральского городского суда Геннадию Кузнецову с требованием отпустить Казанко: «Почему реальные мошенники до сих пор находятся на свободе и обирают жителей нашего города, а Казанко, которая работала честно, арестована? Почему расхитители государственной собственности, которые похитили миллиарды у государства (Миноборона) находятся под домашним арестом, а Казанко, вина которой еще не доказана, взята под стражу?»

 

«Я буду продолжать»

Повторное слушание назначили на воскресенье, 16 декабря. Елену Казанко освободили из­под стражи — просто освободили, без подписки о невыезде или домашнего ареста. Адвокатам удалось добиться того, что заявления граждан о возбуждении уголовного дела не имеют юридического основания — тем более, что претензии от ресурсоснабжающих организаций не было. Напомним, что Казанко предъявили обвинение по ч. 3, ст. 159 УК РФ, обвинив ее в мошенничестве. Причем, обвинение было предъявлено в отношении неустановленного лица.

— Меня обвинили в том, что я присвоила 400 тысяч рублей, которые принадлежат СТК, — комментирует ситуацию Елена Казанко после своего освобождения. Уже на следующий день Елена Владимировна приехала в офис «Жилищного сервиса» и приступила к работе. — СТК не подписывает с нами договор, несмотря на все наши оферты. Единственное, в чем меня можно обвинить — в нецелевом расходовании денег СТК. Только потому, что они не выставляют счетов «Жилищному сервису», но деньги мы им переводим со своего расчетного счета, на это есть платежные поручения. На сегодня возбуждено два уголовных дела по заявлению жителей дома №9 по улице Ленина и №31/2 по проспекту Ильича. Я считаю, что данные дела возбуждены незаконно, ведь нас не уведомили о смене управляющей компании в этих домах, а также протоколы собраний обжалованы не были. А на Ленина, 9 создано ТСЖ, которое работает до сих пор и с которым у «Жилищного сервиса» составлен договор.

— Вы боитесь сейчас чего-­нибудь? Как вы планируете работать, будете продолжать писать наверх?

— Я буду продолжать работать и делать это буду честно. Почему считается, что в нашем городе без «крыши» не обойтись? Я писала и буду продолжать писать, пока беспредел не прекратится. Я не боюсь, но опасаюсь — пешком сейчас стараюсь не ходить, меня забирают с работы и из дома.

Подумав несколько секунд, Елена Казанко добавила:

— Я живу в квартире с престарелой мамой и двумя детьми, у меня до сих пор стоит мебель, купленная еще до моего рождения. Я украла? Нет, воруют другие, но их пока никто не посадил. Получилось так, что я пошла против системы, сформировавшейся в нашем городе, и за это поплатилась.

 

 

 

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.