161

Первоуральцы рассказали о своем опыте в «Новой жизни»

Житель города Михаил Паршин обратился в редакцию «Городских вестей» с просьбой разобраться, отчего умер его друг, много лет посещавший религиозную организацию «Новая жизнь» и молитвенный дом по улице Маяковского, который сами участники называют церковью. Так ли это на самом деле? И становится ли жизнь новой, как обещает название, попытались выяснить «Городские Вести».

 

«Оттуда
он приходил ненормальный»

— 20 лет назад я узнал, что есть такая организация «Новая жизнь», — рассказывает Михаил Паршин. — Тогда у них еще не было помещения, они проводили собрания на стадионе. Мне подсказали: иди, может, Бог поможет убрать физический недостаток. Я — инвалид. На собрании я был не один такой, многие были на колясках. Был такой трюк — в инвалидные коляски усаживали здоровых людей, а когда показывали определенные жесты — их подставные люди вставали, якобы «новая жизнь» поднимала их на ноги. Потом к ним стал ходить мой друг Игорь Ваганов, после смерти своей матери в 96­м году. Я пытался его отвадить оттуда, но он — ни в какую. Семьи у него не было, только два брата, родители умерли давно. Игорь посещал организацию, мотивируя это тем, что там он получал духовный рост и знакомство с Богом. Считал, что тот, кто не знаком с законами «Новой жизни» — тот неправильно живет. Когда он приходил к нам в гости — падал в коридоре и кричал: «Конец света, конец света!». Мы останавливали Игоря, но он и нас запугивал концом света. Я уверен, что он попал под влияние гипноза, ведь оттуда он приходил совершенно ненормальный. До последнего времени он был как упертый. Умер он 26 сентября 2012 года, ему было 43 года. Считали, что он умер от эпилепсии — упал лицом вниз и задохнулся. Но экспертиза после вскрытия показала — отравление неизвестным ядом. Возможно, он выпил много таблеток, я не знаю. Но эта секта окончательно разрушила его психику.

Михаил Паршин уверен — именно «Новая жизнь» окончательно сломала психику его умершего друга Игоря Ваганова.

Михаил Паршин уверен — именно «Новая жизнь» окончательно сломала психику его умершего друга Игоря Ваганова.

Михаил Владимирович рассказал, как при нем проходило собрание в молитвенном доме:

— Когда я туда пришел, какой-­то приезжий иностранец, проповедник, говорил на непонятном языке, а потом просил всех поднять руки и стоять, пока они не отекут. Тех, кто руки опускал, они называли грешниками. На сцене стоял проповедник и держал открытую ампулу в руке, что в ней было — неизвестно. Там разносили булочки, предлагали выпить воду, после чего люди дурели.

Михаил Паршин остерегается подобных организаций и считает, что именно «Новая жизнь» свела с ума его умершего друга.

— Я знаю, что там проводят праздники, справляют дни рождения, — уверяет Михаил, — алкоголя там нет, но люди приобретают некое неадекватное мышление. Проходят собрания, нет ни креста, ни икон — никаких признаков того, что это церковь. Туда приходят люди солидные, хорошо одетые. Есть мужчины и женщины, они выходят на сцену и начинают плакать ни с того, ни с сего. Это не укладывается в голове, ведь у людей начинаются истерики, припадки. За счет пожертвований своих прихожан главари этой организации строят дома, приобретают недвижимость, автомобили. У них стоят ведра и люди складывают туда деньги. С моего друга они тоже брали деньги. Знали, когда он получал зарплату, приходили к нему домой и забирали «десятину». У них есть такое правило: десять процентов от зарплаты отдавать им на благоустройство. Еще Игорь рассказывал, что к нему как­то приходили домой санитары и поставили ему прививку. Неизвестно, кто это был. А на 40­летие я подарил ему сотовый телефон, после чего к нему пришли двое мужчин «послушать «Новый завет», и сотового не стало. Как­то я услышал, что прихожан в «Новой жизни» назвали овцами. Я к овцам принадлежать не хочу. Хотя называют правильно — овец стригут и людей тут стригут тоже. У овец нет своего мышления, они идут за пастухом.

 

«Чушь, типа «карабас­-барабас»

Методы «Новой жизни» пришли с Запада. Эта религиозная организация называет себя христианской, протестантской, пятидесятнической церковью. Еще одно письмо пришло к нам в редакцию от человека, побывавшего на воскресном собрании «Новой жизни». Евгений Ефимов сходил туда ради любопытства.

— В начале богослужения на сцену выходит мужчина и начинает трещать без умолка, — пишет Евгений, — про Бога и про грехи, периодически напоминая, что чем больше денег вы принесете, тем лучше вам будет на том свете. Как я понял, таким образом он вгоняет людей в транс. Это продолжалось минут тридцать. Затем на сцену выскочили какие­-то девицы и стали петь под гитару, синтезаторы и ударники. После песен по рядам пустили тарелку с каким-­то печеньем, затем — кувшин с водой. Я ни к печенью, ни к воде не притронулся. После этого по рядам пошла шапка, наподобие чехла от пылесоса, куда люди бросали деньги. У меня глаза на лоб вылезли — там было так много купюр по 500 рублей! Потом люди стояли как заколдованные с закрытыми глазами и водили руками, что­-то шептали. Все продолжалось часа три. В конце выступления снова вышел их главарь и говорил какую-­то чушь, типа: «карабас-­барабас». Что самое поразительное — в зале нет ни креста, ни иконы. Что это за церковь такая, без икон?

После всех этих обращений и писем мы решили связаться с «Новой жизнью». Но общаться с нами там не захотели, пообещав, правда, что дадут комментарии чуть позже.

Хромое ответвление

Отец Иоанн, священник храма
Петра и Павла

— Как православный священник, я могу сказать, что наличие в нашем обществе таких организаций — свидетельство того, что наше общество находится в неком духовном тупике. Мы никак не можем наладить свою духовность. Когда в нашей стране культивировалось атеистическое мировоззрение, тогда и хлынули к нам такие псевдорелигиозные организации, которые попытались заполнить духовный вакуум. Я не берусь судить об их деятельности, сложно сказать что­либо о вероучении этих организаций, в этом я не компетентен. Не знаю, как их будет судить Бог, это закрыто от нас. Но я точно знаю, что если православный человек уйдет от православия и начнет погружаться во всевозможные еретические учения, то это для него — погибель.

Вопрос истинности вероучения исторический. Я всегда рекомендую тем, кто находится на духовном распутье, смотреть здраво, без эмоций, на сущность христианства и церкви, то есть смотреть сугубо через исторические книги. Когда, какое вероучение или какая организация появляется и кто стоит у ее истоков. Когда человек здраво, по-­житейски, начнет вчитываться в такие исторические книги, все встанет на свои места.

Организации, подобные «Новой жизни», смотрят на Священные писания, как на некую этическую систему, у них свое понимание сущности таинств. Беда организаций подобного рода в том, что они отрицают священное предание. Священное предание — это живой опыт церкви, это вся история церкви, начиная с Апостольских времен до сегодняшнего дня. История церкви подтверждает важность почитания икон, что, к сожалению, эти организации отрицают. Естественно, раз в них присутствует не вся полнота сути христианства, там существуют некие перегибы. Люди сталкиваются с психозами, неврозами и всевозможным зомбированием, что имеет место быть в этих организациях.

Где дух Божий — там свобода. И человек, переступающий порог храма — свободен в своем выборе. В современном мире насчитывается порядка двух тысяч сект христианского толка. Свобода религиозного выбора остается за человеком. Но к этой свободе нужно подходить грамотно. Вопрос мировоззренческого выбора для себя нужно тщательно изучить: что есть та или иная организация.

 

Зомбированные

Марина Быкова, психолог

— Ситуации бывают разные. Бывает, что у мужчины жена и теща посещают секту, дело доходит до развода, потому что невозможно так жить. Ведь люди несут из дома деньги и отдают. Он­то понимает, а до них донести не может. Я сталкивалась с представителями секты, они приходили ко мне лично. Представители «Новой жизни» внушают людям об их греховной жизни, применяют очень грубые приемы внушения. Они очень нагло пытаются воздействовать на население, приходя в квартиры, распространяют литературу. Перепады голоса, истерические выкрики, попытки расположить к себе. Есть мнение, что в секту попадают люди с психическими отклонениями. Но вообще в секту может попасть каждый, этим и страшно. Секты устроены очень профессиональными психологами. Все, что происходит там — чистой воды психология. У них обычно все очень продуманно и хитро. И, как правило, в сектах — грамотные юристы, и потом невозможно ничего доказать. У сектантов, в итоге многолетнего воздействия, наступают шизофреногенные изменения личности, дезориентация, люди попадают в болезненную зависимость. Как показывает опыт, все основатели сект и сектанты ненавидят психологов, психотерапевтов и тем более — психиатров. Ведь они понимают, что специалисты области психологии могут их раскусить. Стадий вовлечения в секту несколько, а самая первая — работа на страх, на тревогу. Люди попадают туда, а выйти уже не могут, потому что их психика нарушается.

Попадают туда чаще всего люди, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации, которые пережили потерю близких, потерю бизнеса, дома. Что дает секта психологически? Там они все, якобы, семья, они называют друг друга сестрами и братьями. А ведущий гуру олицетворяет родительское поведение, поучает, наставляет, учит жить. Вся программа строится на внушении. Они убеждают, что жизнь за пределами их сообщества плоха, грязна и ужасна, а они там все хорошие. И в семью надо нести деньги. Идет грамотно выстроенная манипуляция и зомбирование, воздействие на психику. Далее идет блокирование полушарий мозга, речевое воздействие, и люди попросту зомбируются.

Я, как гипнолог, знаю, что в зоне риска всегда — пенсионеры, женщины, подростки, люди с алкогольными и наркотическими зависимостями и люди с поражениями нервной системы, которые перенесли травму головы, коматозное состояние, отравление химическими веществами, тяжелые роды и т.д. А также те, кто попал в тяжелую жизненную ситуацию.

 

 

Комментарии 36

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.