8 676

Психолог Марина Быкова: гомосексуалисты — несчастные люди, идущие против природы

Гормоны, химия мозга и разводы

Все люди от рождения — бисексуальны. Мы носим два вида генов — мужские и женские. Почему человек становится гомосексуалистом — до сих пор нет однозначной причины. Тут и природа виновата, и генетика, и воспитание. Гомосексуализм был всегда — известны случаи и в армии, и в тюрьмах, и в монастырях. Есть довольно серьезные нарушения в химии мозга, которые отвечают за то, что людей тянет к себе подобным. Довольно часто бывает, что люди фантазируют о половых связях с людьми своего пола. Да и секс — не главное в отношениях гомосексуалов. В первую очередь, это эмоции и духовная связь.

Читала интереснейшую статью практикующего психотерапевта Александра Васютина. Он пишет, откуда в России сейчас такое огромное количество гомосексуалистов. Он считает, что мы с вами виноваты в этом сами. При социализме нельзя было разводиться — живи, терпи и всё. Сейчас количество разводов увеличилось в разы, ответственность на себя брать не хотят, сразу разбегаются. Все думают о своем эго, ребенок — на втором плане, а при формировании личности важны и мама, и папа.

Марина Быкова, психоаналитик

Марина Быкова, психоаналитик

После развода мама вынуждена налаживать личную жизнь. И часто происходит такой сбой: если мама любит мужчин, мальчик просто перенимает эту манеру поведения и тоже начинает любить мужчин. Это проблема деформации семьи, когда ребенка воспитывает один из родителей. Мальчик перенимает женскую манеру поведения. Девочка, воспитанная матерями-­одиночками, озлобленными на мужей, растет со страхом перед мужчинами: в результате, она либо вообще не способна устроить личную жизнь, либо у нее бывают бисексуальные контакты. Но в целом, так как мать — единственное существо, которое внушает ей чувство комфорта, получается, что она больше доверяет женщинам.

Очень важен отец именно для мальчика. До семи лет мальчику нужна только мама, а когда у него начинаются полуролевые поведенческие игры, когда он должен учиться вести себя, как мужчина, — важен мужчина. До восьми лет мальчик имеет право плакать не меньше, чем девочка, потому что у него еще нет гормонального мужского влияния на поведение. Но когда нужно обучать мальчика быть мужчиной — держать молоток, брать на себя ответственность — папа должен быть. Если отца нет — беда. Это — именно поведенческие причины гомосексуализма.

90­-60­-90 — стандарт гомосексуалистов

Гомофобы — отдельная тема. Как правило, громче всех выступают латентные (скрытые) гомосексуалисты.  Такая болезненная реакция связана с тем, что гомофоб подсознательно боится, что его заподозрят в каких­-то «нехороших» мыслях. Часто это — неосознанные процессы.

Например, есть мужчины, которые предпочитают очень худых женщин, без форм. С одной стороны — это дань моде. Многие мои ровесники предпочитают дам именно такого склада, потому что внушалось, что параметры должны быть 90­60­90. Между тем, это параметры молодого мужчины. Женщина в норме не должна обладать такими параметрами. Когда задавался этот эталон, законодателями мод были гомосексуалисты.

Мужчину должна волновать грудь. Если мужчина «кидается на кости» — он тоже латентный гомосексуалист. Это очень диагностичное поведение.

Гомосексуализм — крест на роду

Я не ханжа, не осуждаю, считаю, что сексуальные предпоч­тения — это личное дело каждого. Но иногда ловлю себя на том, что гомосексуалисты меня пугают, я испытываю чувство неприязни. Объясняется это просто — у меня растет сын, я боюсь, что он может стать таким.

Почему родители мальчиков очень часто не могут это принять? Потому что гомосексуализм — это крест на роду. Мальчик — это продолжатель рода, это носитель фамилии. Если он объявляет, что продолжения рода не будет, пережить это сложно, особенно отцу. Поэтому очень часто импульсивно им отказывают от дома — ты нам больше не сын, мы тебя знать не желаем. Если расшифровать — ты не продолжаешь род, значит, ты никто.

По сравнению с Западом, наша страна — дикая. «Железный занавес» только недавно рухнул, и мы сейчас проживаем те кризисы, которые все цивилизованные страны проживали в свое время. Сейчас сказывается общая невротизация. На некоторых мужчин просто смотреть невозможно — быдло с пивом. Плюс ко всему — настоящий дефицит мужиков, так как в 90­е очень многие погибли: на войне, от наркомании, в бандитских разборках. Сколько ко мне сейчас ходит 30­летних женщин — умницы, красавицы, образованные, зарабатывающие, но при этом — одинокие. Поэтому у женщин неприятие — и так нас оплодотворять некому, а мужчины между собой какие­-то «шашни» заводят.

Поколение сексуальных извращенцев

Мой отец, Леонид Быков, говорил, что поколения, которые будут за нашим — это поколение сексуальных извращенцев. Если в нашем поколении юношей до крайней степени могла возбудить одна расстегнутая пуговка на форме у девочки или юбка выше колена, то сейчас это не так. Открытый доступ к порнографии, вызывающий внешний вид девушек — на каждом шагу. Это полностью обесценивает сексуальную культуру. Наша молодежь обречена на сексуальные эксперименты, потому что те стимулы, которые должны быть, они сами по себе отпали. Ищут что­-то круче, необычнее, забористее.

В скором времени ханжество в нашей стране пройдет. Но страх перед гомосексуалистами — он инстинктивный. Потому что это все­-таки отклонение от нормы. А когда человек видит что­-то, отходящее от нормы, первое, что у него возникает — тревога. Это — базовое чувство психически здорового человека. Если бы не было тревоги, человечество просто не выжило. Поэтому на гомосексуалистов смотрят, как на каких-­то непонятных существ.

 

«Оно» не станет полноценным

Я никого не осуждаю. Как писал Фрейд, все, что в постели доставляет удовольствие партнерам — прекрасно. Главное, чтобы не было насилия.

Гомосексуалисты — несчастные люди, которые идут против природы. Они очень многих вещей не познают. Они превращаются в «оно». У них есть первичные половые признаки, но они никогда не станут стопроцентными мужчинами. Как можно познать черное, не познав белое? Мужчина и женщины — они как пазлы в сексе. Они должны сходиться, обмениваться энергетикой. А «оно» — никогда не станет полноценным. Для меня гомосексуализм — это диагноз. Я считаю, что это отклонение. Где­-то — это дань моде. Эти люди, безусловно, одухотворенные, но это связано с тем, что они вынуждены вести довольно замкнутый образ жизни, при этом развиваются духовно и творчески.

Если в семье растет сын, и на каком-­то этапе вы понимаете, что он имеет гомосексуальные наклонности, помните, что в первую очередь — это вина родителей. Поэтому никакого неадекватного поведения быть не должно: только понимание, только спокойствие и никаких громких заявлений. Если нужна помощь — помогайте, нет — принимайте таким, какой он есть.

 

Комментарии 94

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.