151

Нина Акифьева, историк, краевед: Запасной Корабелки, увы, нет

Нина Акифьева, доцент УрФУ, кандидат исторических наук

Нина Акифьева, доцент УрФУ, кандидат исторических наук

Корабельная роща. Для каждого поколения первоуральцев она своя. Кто-то помнит сосновый бор из вековых «корабельных» сосен, кто-то с затаенной грустью вспоминает праздники и танцевальные вечера под редкими уцелевшими деревьями, кому-то запомнились одинокие пни вдоль ее опушек, кто-то высаживал там тополя, кто-то — березы. Для каждого она — Корабельная роща, своя и одновременно одна для всех.

Откуда же такое красивое название?  И причем здесь корабли, ведь от любого моря до Первоуральска больше тысячи километров? Вообще название Корабельная роща не характерно для шайтанских жителей. Никаких кораблей, кроме чусовских барок, здешние заводские мастера в жизни не видели. На горнозаводском Урале барки кораблями не называли, а звали коломенками. Поэтому и лес, из которого те барки-коломенки «робили» называли коломенским. Так что, если бы название для рощи «шайтане» придумали, то назвали бы Коломенской, а не Корабельной. По всему выходит, Корабельная — название относительно новое, лет сто ему, не больше.

Как нам кажется, название Корабельная роща появилось в начале 30-х годов XX века. Много тогда разного люда на строительство Новотрубного завода приехало. Вот в это время, в связи со строительством Соцгорода, и появилась наша роща, и утвердилось ее название — «Корабельная». До этого времени на месте будущего города колыхалось сплошное сосновое море, в котором, то тут, то там виднелись только тихие плесы покосов и серые каменистые плеши каменистых горок.

С самого своего появления роща была призвана нести обязанность живого щита, защищая жителей Соцгорода от дыма и копоти заводских промплощадок, а по совместительству стать парком культурного отдыха. «Бесспорно, что по своим экономическим данным Первоуральск имеет право на развернутое городское строительство, — заявил в феврале 1936 года председатель городского Совета Николай Иванович Шилов. В частности, в нем должно быть значительно больше благоустроенных жилых домов, должны быть: хорошая баня, гостиница, автоматическая телефонная станция, водопровод, ряд благоустроенных улиц […], в текущем же году начнется подготовка к устройству в Корабельной роще городского парка культуры и отдыха».

Первые признаки усыхания деревьев в Корабельной роще заметили еще в конце 30-х годов. В начале 1940 года исполком Первоуральского городского Совета, рассмотрев «жалобы трудящихся», принял решение №86 «О сохранении Корабельной рощи». Признавая, что «в настоящее время» Корабельная роща находится в запущенном состоянии, подвергается «порче, загрязнению мусором и нечистотами», в ней «наделаны всевозможные дороги и тропы, от чего происходит […] усыхание леса и повреждение его, исполком решил: «Учитывая запрос трудящихся Первоуральска о закреплении Корабельной рощи под парк культуры» и «в целях сохранения Корабельной рощи от гибели» провести «геодезическую съемку и таксацию леса и огородить Корабельную рощу изгородью, установив постоянную охрану. На эти цели решено было потратить 75 тыс. рублей. Основную долю — 40 тыс. рублей выделял Горлесхоз, за счет реализации погибших деревьев. Другую часть должны были предоставить «особо заинтересованные в сохранении Корабельной рощи предприятия. Новотрубный — 20 тыс. рублей, Хромпик — 15 тыс. рублей».

Корабельная горка, 1964 год. В левой части снимка школа №10, на заднем плане детский сад №57. Фото из архива треста УТТС.

Корабельная горка, 1964 год. В левой части снимка школа №10, на заднем плане детский сад №57. Фото из архива треста УТТС.

В ноябре того же года исполком был вынужден констатировать, что «Новотрубный завод не принял долевого участия в огораживании Корабельной рощи и, что работы Горлесхозом по огораживанию Корабельной рощи, за неимением средств, приостановлены».

Война надолго заставила забыть о развлечениях и праздном отдыхе. Не хватало самого необходимого – жилья, одежды, еды. В эти тяжелые годы на восточной, западной и северо-восточной окраинах Корабельной рощи появились огороды, на которых первоуральцы выращивали картофель и другие овощи. Идея организовать на территории «военных» огородов коллективный «фруктово-ягодный сад» родилась у работников Новотрубного завода осенью 1949 года. Весной 1950 года идея получила реальное воплощение на 12 гектарах поля в Корабельной роще, рядом с шестым кварталом Соцгорода (сегодня район ТЦ «Галактика»). В создании первого коллективного сада приняли участие 70 семей заводчан. Каждая получила 6 соток земли и по нескольку десятков саженцев малины, смородины, вишни и садовой земляники.

В конце 40-х в городе возобновилось капитальное строительство. 14-я сессия депутатов городского Совета, признала, что «влияние жилого сектора вблизи рощи ведет к ускоренной гибели деревьев в Корабельной роще». Депутаты потребовали: решить, наконец, вопрос огораживания рощи, «построить входные и выходные металлические ворота и установить посты на железнодорожных ветках, принадлежащих Старотрубному заводу и тресту «Трубстрой». Кроме того, «учитывая особо важное значение Корабельной рощи для трудящихся города, депутаты обязали Исполком Горсовета: А) Запретить всякое строительство вблизи Корабельной рощи, в том числе в Соцгороде и поселке Хромпик без огораживания рощи металлической изгородью. Б) Запретить движение поездных составов через Корабельную рощу, без установления на них металлических ворот и постов. В) В ближайшие дни рассмотреть вопрос о выделении специальных ассигнований на усиление лесоохраны и посадке в Корабельной роще лиственных деревьев». В заключении депутаты признали, что Корабельная роща – «это единственная в городе роща, представляющая прекрасный сосновый бор и служащая, как санитарно-защитной, так и зеленой зоной» И призвали «добиться такого положения, чтобы каждый житель города считал для себя священной обязанностью охранять, оберегать, садить и выращивать деревья, кустарники, растить и расширять зеленые массивы города».

В мае 1953 года исполком, в очередной раз, признал, что в связи с заражением «лубоедами, усачами и другими вредителями леса отдельных деревьев в сосновой Корабельной роще, возникла угроза гибели всей рощи». Исполком городского Совета решил: «В целях спасения леса в Корабельной роще […] предложить Горкомхозу» спилить 146 штук сухостойных деревьев и обязал Горкомхоз «произвести осенью 1953 года и весной 1954 года подсадку лиственных деревьев в Корабельной роще в количестве 1000 штук…»

В конце 50-х годов строители Первоуральска приступили к строительству крупнопанельных жилых домов серии 1-468В. Первым жилым массивом из таких домов, откусившим, кстати, изрядную долю Корабельной рощи, стал 36 квартал. Следующим был квартал 36А. Там тоже находилась Корабельная роща, но руководство УКСа, поддержав новый проект, исходило из того, что «сосны в Корабельной роще в районе квартала все равно высохли…». Затем микрорайон Трубников занял всю южную половину Корабелки, благо, что к тому времени сосен там уже не было. К середине семидесятых от большого лесного массива Корабельной рощи остался маленький тополиный островок в восточной части и всего несколько одиноких сосен рядом с железной дорогой. Спасали рощу всем миром – школьники и работники НТЗ высадили не одну сотню берез. Многие не выжили на каменистой почве, но те, что прижились, радуют горожан и сегодня.

Неожиданное решение администрации города начать строительство двух детских садов в Корабельной роще  многих застало врасплох. Столь масштабное строительство роща вряд ли выдержит, а второй, запасной Корабелки у нас, увы, нет. Останется ли зеленый островок на карте города или исчезнет навсегда, оставив в народной памяти красивое название – Корабельная роща, зависит от нас с вами. Не будем же спешить, дадим шанс будущим поколениям.

 

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.