221

Новая культура продолжает экспансию на первоуральскую землю

Не сразу шокируя публику, а постепенно внедряясь в сознание

То, что этот процесс идет легко и гладко, я бы утверждать не стала. Современная культура в небольшом исконно-индустриальном городке, коим является наш Первоуральск, приживается сложно и основной массой потребителей воспринимается как некое баловство людей столичных. И скепсис в настроении общества превалирует. Вместе с тем, у вовлеченных в проекты Дома новой культуры первоуральцев (коих не так много, но они есть!) возникает некая эйфория, и их понять тоже нужно — что-то новое появляется в закостенелой повседневности, толкающее вперед. И те, и другие не спорят: ДНК — это большой эксперимент. И за него федеральный бюджет платит 400 млн рублей. Такова стоимость строительства Дома новой культуры в Первоуральске.

5 ноября прошло под знаменем ДНК: в Первоуральск приехали ДНК-люди, чтобы представить первые ДНК-результаты масштабных ДНК-проектов. Слушателями стали, в основном, представители СМИ, а также студенты ПМК, которые являются и активными участниками многих ДНК-программ.

— Сомнительное это мероприятие, — поделился один из нескольких десятков журналистов, которых доставили в Первоуральск из Екатеринбурга. — Мне редактор предложил съездить, повеселиться, узнать о новой культуре Первоуральска. Забавляет это все, конечно.

Первоуральск, который раньше вспоминали лишь в исключительных случаях — когда вдруг страшное ЧП или громкое убийство — вдруг стал центром притяжения «звезд» современной культуры. Как минимум, это непривычно. Жители Екатеринбурга до сих пор недоумевают: «Почему же выбран именно Первоуральск?», а жители Первоуральска от неуверенности в себе гундят: «А нам это зачем? Мы и так как-то живем неплохо». Медленными шажками эти стереотипы и хотят разрушить кураторы ДНК.

 

Красные черви и эко-дома

Первым делом я попала на завершающую лекцию профессора университета в Огайо Кена Ринальдо. Это американский художник, которого интересуют связи между искусством и биологией: будь это интерактивная роботехника, инсталляции из пауков или искусственная жизнь. Ему интересно посмотреть на мир глазами рыб или узнать, как звучит человек, исходя из его черт лица, или вырастить растения в мешках, удобрив их пищевыми отходами, которые перерабатываются красными червями. Последнюю идею Кен воплотил у нас в городе, в небольшой аудитории образовательного центра ПНТЗ — инсталляция называется «Вертикальный сад».

"Вертикальные сады" Кена Ринальдо могут решить несколько экологических проблем одновременно. А все потому, что однажды художник задался нелепым вопросом и нафантазировал ответы.

«Вертикальные сады» Кена Ринальдо могут решить несколько экологических проблем одновременно. А все потому, что однажды художник задался нелепым вопросом и нафантазировал ответы.

— Такой сад можно создавать в любой стране, и это будет решать сразу несколько экопроблем. 17% метана образуется в воздухе от пищевых отходов. Поэтому черви, перерабатывающие такие отходы, избавляют нас от вредного газа. При этом удобрение, которое получается из воды, отходов и красных червей не несет опасности биосфере, как химикаты, — улыбается Кен, глядя на нас всех, слушающих с большим интересом, но не очень понимающих, в чем здесь искусство. Но чуть позже профессор дает ключ к пониманию. — Искусству нужная вся мощь науки, которой оно может много дать. Художники ведь задают провокационные вопросы. А решения зачастую находят применение в науке. Я хочу показать молодым людям новые способы мышления, потому что, задаваясь нелепыми вопросами, мы приходим к уникальным решениям.

Увы, вот только красных червей в России Кену найти не удалось. Хотя он уверен — это не проблема, нужно просто задаться целью.

— Это не те черви, что в земле. Специальные красные черви, — акцентирует Кен. — В систему вертикального сада мы их обязательно добавим, как только найдем.

Проекты студентов-архитекторов

Проекты студентов-архитекторов

Со студентами-архитекторами ПМК Кен Ринальдо также занимался эко-искусством. Ребята должны были создать «зеленую архитектуру» — спроектировать такие здания, которые были бы и функциональны, и комфортны, и сберегали планету. Первоуральцы втянулись и даже вызвали восхищение мэтра:

— Многие модели превосходят те, которые создал я. Подумаю над тем, чтобы принять к себе на работу некоторых студентов, — заявил он и даже спонтанно учредил премию Ринальдо. Первый приз — 100 долларов из кармана Кена достались третьекурснику Роману Шабунину.

Ну, а главным итогом визита американца стало решение открыть программу обмена студентами. Начнет действовать она уже в следующем году.

Роман Шабуини стал первым студентом, получившим примею имени Кена Ринальдо. 100 долларов за проект эко-дома.

Роман Шабуини стал первым студентом, получившим примею имени Кена Ринальдо. 100 долларов за проект эко-дома с зеленой крышей.

Создается дух

Несмотря на то, что разговоры о Доме новой культуры идут с осени прошлого года, вопросы не утихают до сих пор. И 5 ноября в рамках медиа-клуба вновь говорили о смыслах федерального проекта. ДНК должен стать не центром притяжения инакомыслящих меньшинств, а площадкой для творческих, открытых новым идеям, людей.

— Это такой глобальный эксперимент, что даже я не совсем представляю, что это будет в итоге, — говорит куратор ДНК-центра в Первоуральске Алиса Прудникова. — Мы заходим в город постепенно. Это такие точечные внедрения с достаточно практичными результатами. Наверно, самым грустным было бы то, что программы заканчиваются, а в городе ничего не остается. Такого быть не должно, поэтому все наши осенние проекты направлены на взаимодействие с городом. Художник Николай Полисский будет создавать со студентами световую скульптуру на аллее Ватутина, робототехники колледжа ПНТЗ работают над арт-объектом, фотографы снимают город и людей, создается первая кинокарта в жанре  веб-док про Первоуральск. И это все очень важно. Создается дух будущего ДНК. Наша функция закончится тогда, когда будет создана команда нового центра, когда найдутся люди, которым это интересно. ДНК нужно завирусить.

Фотовыставку можно посетить в ДК НТЗ на втором этаже.

Фотовыставку можно посетить в ДК НТЗ на втором этаже.

В рамках медиа-клуба мы все дружно посетили фотовыставку «Между нами», открывшуюся в ДК ПНТЗ. Фотографы и художники Урала визуальным языком осмыслили непростую и многоплановую тему человеческих отношений. Есть здесь и портреты брошенных родителями детей, и возрожденные из старого семейного архива черно-белые снимки, и видеоистория тайского транссексуала, как некая иллюстрация соединения в человеке мужского и женского начала — описать выставку слишком сложно, поскольку каждая история глубоко личная. Поэтому экспозицию лучше увидеть своими глазами.

 

IMG_0956Алиса Прудникова, куратор ДНК-центра:

— Мы провели социологическое исследование и выяснили, что всего 17 процентов жителей Первоуральска довольны своим образом жизни. Это означает, что люди готовы меняться и искать новые, интересные для себя форматы. Мы не будем делать центр современного искусства. ДНК скорее выполняет функции комьюнити-центра. Он не выманивает детей из традиционных кружков в домах культуры, а предлагает новые форматы для людей, ищущих реализации и готовых экспериментировать.

IMG_0962Павел Креков, министр культуры Свердловской области:

— Проект в министерстве культуры РФ остается приоритетным. Он профинансирован на общую сумму порядка 400 млн рублей, и вот-вот будут заложены первые кирпичики фундамента. Дата завершения строительных работ не менялась — это конец 2015 года. Проект интересный, это некий росток инновационности. Сегодня совершенно очевидно, что культура напрямую влияет на производительность труда. ДНК использует новый инструментарий, новые подходы к подаче и распространению искусства. Посмотрим, как это повлияет на людей, территорию.

 

Поклон или убегаем

Долгожданным событием вечера ДНК-дня стал арт-перформанс «R&J» или «Ромео и Джульетта», прошедший на сцене ДК «Огнеупорщик». Здание дворца поразило московских талантов — своей эпичностью и интерьером, сохранившимся с момента постройки дворца в 1956 году. Поразил гостей и сам процесс производства огнеупоров.

Арт-инсталляция из промышленных огнеупоров.

Арт-инсталляция из промышленных огнеупоров.

— Во-первых, это же настоящие скульптуры, — говорит режиссер и сценарист спектакля «R&J» Катя Бочевар. И, произнеся это, она уже не могла оставить этот факт без внимания. Штампованные промышленные изделия появились в холле «Огнеупорщика», создав тем самым арт-инсталляцию. — Меня поразило гендерное разделение труда в производстве этих изделий: женщины делают одно, мужчины — другое. И я тут же подумала — чем не Ромео и Джульетта. И что удивительно, на кастинге эта тема развилась дальше: на танцы к нам пришли одни девочки, а в роли музыкантов себя решили испытать, наоборот, одни юноши. Поэтому у нас, как в «Огнеупорщике» и положено: танцуют девочки, а играют мальчики.

«R&J» — это пластическая композиция в сопровождении шумовых машин, которые воссоздал по чертежам 1930-х годов музыкант Петр Айду. У каждой из них своя задача — издать звук прибоя, ветра, проезжающего поезда и так далее. Нельзя не отметить и созданной специально для перформанса огромной перкуссии из труб Новотрубного завода. Разместили ее на вращающемся круге сцены. Длина — около 10 метров, вес — порядка 1,5 тонн.

Этот большой ударный инструмент был создан специально для спектакля "Ромео и Джульетта" Необычный смысл обычных вещей — характерная черта современного искусства.

Этот большой ударный инструмент был создан специально для спектакля «Ромео и Джульетта» Необычный смысл обычных вещей — характерная черта современного искусства.

— Это не музыкальный инструмент в классическом смысле, а объект для исследований акустических возможностей металла. Я давно об этом мечтал, — заявил Петр Айду.

IMG_0947Катя Бочевар, режиссер и художник:

— Почему нужно было приехать в Первоуральск? Почему нужно это делать здесь? Потому что художник — это тот человек, который может на все посмотреть совершенно другими глазами и увидеть  в обычных промышленных трубах музыкальный инструмент. Это и есть наша главная цель — показать первоуральцам, что у них есть потрясающий ДК, их трубы звучат как колокола, они сами умеют создавать уникальные смыслы, надо только немного встряхнуться.

Погружаясь в спектакль, зритель практически сразу понимает, что он не увидит на сцене ни Ромео, ни Джульетты.  Единственное, что намекало на Шекспира во всем арт-действии — это редкие монологи московской актрисы Юлии Шимолиной. Но даже они теряли свою основную суть, и казалось, что голос — это шум очередной машины. Сложно сказать, понравилось ли мне увиденное. Меня радует то, что это не прошло мимо меня, и такое воплощение «печальной повести» я уж точно вряд ли еще когда-то увижу.

Юлия Шимолина прочитала семь монологов из пьесы Шекспира.

Юлия Шимолина прочитала семь монологов из пьесы Шекспира.

Надо сказать, что попыток вникнуть и погрузиться в спектакль, хотя бы просто закрыв глаза, слушая музыкальные шумы театральных машин, совершенно не предпринималка согнанная в зал молодежь. Видимо, их настоятельно просили быть, раз они не покидали мест, явно скучая, а от скуки громко смеясь.

— Нет, такая реакция нас нисколько не смутила, — говорят танцовщицы за сценой по окончании спектакля. — Мы ждали подобной реакции, потому что это необычно даже для подготовленного зрителя. Люди, когда не знают, как реагировать, начинают себя вести так вальяжно — как бы в защиту. И у нас, на самом деле, было продумано два финала — поклон или убегаем. Мы рады, что произошел первый.

В руках у танцовщиц — перекаты. Засыпанный в них горох создает звук, ничем не отличающийся от морского прибоя.

В руках у танцовщиц — перекаты. Засыпанный в них горох создает звук, ничем не отличающийся от морского прибоя.

Смелый эксперимент первоуральцы выдержали, наверняка, даже что-то поняли. Но вот приняли ли? Я, если честно, сомневаюсь.

8-17 ноября — интерактивная инсталляция шумовых машин в ДК «Огнеупорщик», вход свободный.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.