207

Вчетвером на девяти квадратных метрах

Бывшая воспитанница детдома Елена Белолипецкая до сих пор живет в общежитии и не надеется на квартиру от государства

Елене Белолипецкой всего 27 лет. К этому возрасту она подошла с тремя сыновьями и полным отсутствием перспективы на будущее: зарплата восемь тысяч рублей, комната в общежитии в девять квадратных метров, несложившаяся личная жизнь. Если надежда найти женское счастье пока не покидает Елену, то общение с государственной машиной успело разочаровать ее окончательно. Почему — в материале «Городских вестей».

 IMG_8566

В общежитии бегать не рекомендуется

— Да, тут у нас везде помойка, — как будто извиняется за беспорядок в общем коридоре общежития Елена Белолипецкая. И тут же обращается к детям: — Мальчики! Тихо! Заходим домой, быстро!

— Что, нельзя детям в коридоре бегать? — спрашиваем мы. В длинном, выкрашенном зеленой краской коридоре, действительно, не видно детей, хотя детской обуви перед дверями замечаем немало. Равно как и пакетов с мусором.

— Ругаются соседи на шум, стараюсь не позволять детям бегать по коридору, — пожимает плечами Елена, открывая дверь в свой «дом». Домом Елена называет комнату площадью в девять квадратных метров.

— Может, присядете? — радушная хозяйка выдвигает табурет из­под стола, но в помещении проще стоять — места для посиделок просто нет.

IMG_8528

Суд принял сторону Елены Белолипецкой и обязал Министерство строительства и инфраструктуры выделить ей жилье как сироте. Но суд был год назад, а квартиры все еще нет.

Детская кроватка у входа для трехлетнего Жени, вплотную к кроватке ­ разложенный диван-­канапе — на нем спит сама Елена и двое старших сыновей, шестилетний Рома и восьмилетний Дима. Небольшой стол, холодильник, несколько полок — свободного пространства остается не более квадратного метра.

— Дак что рассказывать-­то, — Елена заметно нервничает, думает, с чего начать историю. — В 1993 году мою мать лишили родительских прав. Мне тогда семь лет было. Отправили в детский дом, где я прожила около года. Не помню даже, как он прошел. Нормально вроде, никто не обижал. А потом меня к себе забрала старшая сестра Татьяна — у нас 13 лет разница. Хорошо тогда жили, домашняя уютная обстановка, а потом взрослой жизни захотелось. В 19 лет я забеременела, начала жить с мужчиной, моталась по съемным квартирам, параллельно выбивала хоть какое­то жилье как сирота.

 Велено выделить

«Выбить» удалось комнату в общежитии на Ватутина, 18. Выделил ее муниципалитет в 2006 году.

Отношения с мужем у Елены не сложились — разошлись, девушка осталась одна с ребенком на руках, а в графе «Отец» в свидетельстве о рождении стоит прочерк. Вдвоем жили недолго — через два года Елена родила среднего сына. Но и новые отношения не были удачными: родив третьего богатыря, девушка осталась без поддержки второго гражданского мужа. В статусе ­ многодетная мать-­одиночка.

Старшему сыну Елена 8 лет, среднему 6, а младшему — три года. Семья живет на 17 тысяч рублей в месяц

Старшему сыну Елена 8 лет, среднему 6, а младшему — три года. Семья живет на 17 тысяч рублей в месяц

— Конечно, нам тесновато, — опустив глаза в пол, говорит Белолипецкая. — Я писала жалобу в прокуратуру в 2011 году, через год после обращения туда прислали повестку в суд.

Суд вынес решение в пользу Елены. Выдержка из решения суда:

«…Обязать министерство строительства и инфраструктуры Свердловской области приобрести жилое помещение не менее нормы предоставления жилого помещения.

… Обязать министерство по управлению госимуществом безвозмездно передать приобретенное имущество в собственность ГО Первоуральск.

…Обязать администрацию ГО Первоуральск передать жилое помещение Белолипецкой Е.Н. на основании договора социального найма»

Решение суда Елена получила в октябре 2012 года. Сначала обрадовалась — конец мытарствам. Но оказалось — рано радовалась. Несмотря на то, что суд прошел в пользу Елены, квартиру ей не выделили. Сейчас нет такой практики: вышел из детдома — получил квартиру. Бывшие детдомовцы становятся в очередь, ведь жилье должно выделяться из специального жилищного фонда, строится который не так быстро, как растет очередь. Проще говоря, Елене придется ждать, когда подходящая квартира освободится или появится.

IMG_8558

— Суд­-то состоялся, а что дальше делать — непонятно, — разводит руками Елена. — Ездила в Екатеринбург, к уполномоченному по правам человека Татьяне Мерзляковой. Та отправила к судебным приставам. Туда же меня отправил и [Алексей] Ульянов (бывший замглавы по управлению имуществом — ред.). У приставов я была три раза — они уже ругаться на меня начали, мол, зачем сюда бегаешь, нет твоего исполнительного листа. Меня посылают, вот я и бегаю!

Разжиться собственным жильем Елене не представляется возможным: работая посудомойкой в одном из баров Первоуральска, она получает 8000 рублей, если подработает — на 3000 больше.  Еще 4000 рублей — пособия на детей. Алиментов от бывших сожителей нет — отцовство в свое время установлено не было, да и не работают эти граждане нигде. Немного помогает брат Елены — Сергей. Он тоже бывший детдомовец, ему тридцать лет, живет неподалеку от сестры — в общежитии на Ватутина, 12. В перспективу получить жилье от государства тоже не верит — суды прошли, и что дальше?

— Хочется, конечно, квартирку отдельную, рада буду любой, лишь бы уехать из «общаги», — чуть не плачет Елена. — Здесь постоянные проблемы с водой и отоплением, несколько дней света не было — даже обогреватель не включить. Сидели и дышали — как еще греться?

— А с детьми как? Не устаете от постоянного шума? Когда отдыхаете? — спрашиваем мы.

— Когда сплю, — улыбается Елена. — Да я не одна такая, походите по общежитию — здесь полно выходцев из детдома.

 Все ответы — в области

Нина Логунова, начальник управления социальной политики Первоуральска:

— Действительно, дети­-сироты имеют право на обеспечение жильем в том случае, если за выходцем из детского дома не закреплено жилое помещение. Например, бывают ситуации, когда родители были лишены родительских прав, но у них в собственности или на основании договора соцнайма было жилье, часть которого принадлежит бывшему воспитаннику детского дома. В таком случае он не имеет права на получение жилья от государства. Другой вопрос, если это помещение признано не пригодным для проживания. В таком случае выпускника детского дома ставят на очередь. В марте 2013 года все полномочия по работе с постановкой на учет на предоставление жилья были переданы управлению социальной политики, ранее этим занималась администрация Первоуральска. К сожалению, я не могу дать информацию по количеству человек в очереди — мы формируем списки, проверяем, нет ли за выпускниками жилья, а списки отправляем в область. Бюджет на будущий год принят более чем скромный, в каком объеме будет выделяться жилье для детей-­сирот — сказать не могу. Решения о выделении жилья принимает область.

 Сами ищем

Татьяна Крохалева, помощник прокурора:

— Практика подобных обращений в прокуратуру сейчас очень широка. Более того, мы сами проводим работу по розыску выпускников детских домов, имеющих статус «сирота» или оставшихся без попечения родителей. Многие из них даже не знают, что имеют право на получение жилья, хотя в данной ситуации быстрее удастся добиться жилья именно через суд. Жилье предоставляется по договору специализированного социального найма сроком на пять лет. Это время соцслужба наблюдает за выходцем из детского дома — нет ли третьих лиц, претендующих на жилье, смог ли выпускник адаптироваться к жизни, не ведет ли аморальный образ жизни. Если все хорошо, то выходец из детдома может перевести жилье в собственность. В противном случае договор спецнайма продлевается еще на пять лет.

Что касается ситуации с Еленой Белолипецкой, то исполнительное производство по ее делу не может находиться у первоуральских судебных приставов. Ответчиком было Министерство строительства и инфраструктуры, соответственно, обратиться Елене необходимо в Управление Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области на Генеральскую, 6а.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.