274

В Первоуральске начался суд над бывшим исполнительным директором УК «Партнер» Александром Бочкиным

В суд на Александра Бочкина подала  СТК. Обвиняют Александра Михайловича в злоупотреблении доверием, причинившее особо крупный ущерб — статья 165 уголовного кодекса.

Александр Бочкин

Александр Бочкин

Виновный в преступлении квалифицирующемся п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ: «Причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, причинившее особо крупный ущерб» наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового.

Зиц-председатель или главбух?

Суть дела оглашает гособвинитель: Бочкин, являясь исполнительным директором и главным бухгалтером ООО «Партнер»  в период с 5  по 31 декабря 2011 года путем злоупотребления доверием без признаков хищения причинил СТК материальный ущерб на сумму более 3,5 млн. рублей. Ситуация незатейлива как грабли: собирая деньги с жильцов за поставленные энергоресурсы — теплофикат и горячую воду — УК «Партнер»  рассчитывалось с СТК не в полном объеме. Фактически за ноябрь 2011 года (оплата производится  в следующем за расчетным месяце) «Партнер»  в декабре заплатил всего лишь 460 тыс. рублей. Обвинительное заключение гласит: «Бочкин умышленно уклонялся от оплаты, перечислив 460 тыс. рублей, чтобы создать видимость платежей. При этом фактически собранных с жителей средств хватало для того, чтобы произвести оплату в полном объеме, и Александр Бочкин имел реальную возможность исполнения обязательств перед СТК». Действия Бочкина в данной ситуации классифицировали по  п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ: «Причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, причинившее особо крупный ущерб».

Представитель СТК поясняет: договор с  «Партнером» подписан был первого декабря 2011 года и подписал его именно Александр Бочкин. Но фактически поставка энергоресурсов осуществлялась с 1 сентября 2011 года, с того самого времени как УК «Уют» передала свои дома в обслуживание «Партнеру». Свои обязательства СТК исполняла в полном объеме, но образовавшийся долг (а  общая сумма задолженности достигает 20 млн. рублей) до сих пор не погашен.  Со слов представителя СТК, инициатором подписания договора выступил именно «Партнер», но сроки согласования затянулись, поскольку в первоначальном списке  из 88 домов постоянно происходили изменения: их количество то уменьшалось, то увеличивалось, дома переходили из ведения одной УК в другую. Тем не менее, это не помешало «Партнеру» получать услуги, а СТК выставлять организации счета. Задолженность образовалась еще в октябре, но по закону СТК не могла приостановить поставку энергоресурсов и исправно продолжала снабжать подведомственные «Партнеру»  дома теплом и горячей водой.

Олег Курзаков, адвокат обвиняемого, засыпает представителя СТК вопросами:

— Почему в данном преступлении СТК обвиняет именно руководителя ООО «Партнер» Александра Бочкина? Почему в заявлении потерпевшей стороны указывается именно руководитель, а не лица, виновные в совершении этого преступления? У вас есть какие-то данные, что именно Бочкин совершил это преступление? Откуда вам известно, что именно он распоряжался денежными средствами? Были ли денежные перечисления от его имени, финансовые документы с его подписью? Вы можете что-то сообщить по поводу перечислений через систему «Клиент-банк»?

Кроме того, Олег Курзаков утверждает,  что исполнительным директором и главным бухгалтером Александр Бочкин являлся лишь номинально, в реальности же исполнял обязанности главного инженера предприятия, занимаясь исключительно техническими вопросами.

 

Вопросы, повисшие в воздухе

Поскольку вину свою Александр Бочкин не признает, судья Екатерина Елисеева приступает к допросу свидетелей. И вот тут начинается не то комедия, не то цирковое представление. Большинство свидетелей не помнят, что говорили следователю, путаются в показаниях и на большинство вопросов отвечают: «Не помню, два года прошло». Не блеснули знанием фактов и представители потерпевшей стороны. На простой вопрос Курзакова — так когда же был подписан договор, представитель СТК неуверенно отвечает: первого декабря.

— Неверно говорите, — парирует адвокат, — договор был подписан четвертого декабря. И на каком основании вы подаете иск по оплате фактически за ноябрь, если в ноябре договор был еще не подписан?

Дальше — больше. Выясняется, что СТК уже подавала иск о возмещении задолженности за период с сентября 2011 года по март 2012 в арбитражный суд и дело выиграла. Решение вступило в законную силу, в отношении «Партнера» начата процедура банкротства.

— То есть вы фактически, подав иск за период с 5 по 31 декабря 2011 года, пытаетесь взыскать сумму задолженности вторично? — интересуется Олег Курзаков. — Долг не погашен? Но это вопрос к исполнителям решения арбитражного суда. И почему исковое заявление подано именно в адрес Александра Бочкина? Конкретно от его имени были денежные перечисления?

Вопрос повисает в воздухе. Не вносят в него ясность и следующие свидетели — экономист СТК Галина Леонова и бывший  начальник производственно-технического отдела «Партнера» Наталья Кудринских. Первая заявляет, что не знает, кто именно подписывал договор со стороны УК «Партнер»  и кто именно уполномочен это делать.

— Но вот же ваши показания, вы их давали следователю, — вновь оживляется адвокат обвиняемого. — Позвольте процитировать: «Договор подписывал Александр Бочкин, на основании доверенности». Вы видели эту доверенность, вы присутствовали при подписании договора, вы сам договор вообще видели?

Ответ короткий — «нет».

Путается в показаниях и Наталья Кудринских. Однако у нее удается выяснить,  что Бочкин во время их совместной работы исполнял функции скорее технического директора.

— По каким-то финансовым вопросам, в том числе по зарплате, он отправлял нас к Елене Ворончихиной. Она была заместителем директора по финансовым вопросам. Нам ее так представили на оперативке.

 В отношении вас уголовное дело уже возбуждено?

Не намного более подробно отвечает на вопросы и бывший учредитель и директор «Партнера» Сергей Парфентьев. Он говорит, что и в той, и в другой ипостаси провел не так много времени.

— Я стал директором и учредителем «Партнера» 24 августа 2011 года, а уволился и продал свою долю 21 октября 2011 года, — с трудом припоминает даты Сергей Владимирович. — Сразу после этого начал искать другую работу. Нам Переверзев на оперативке в администрации сказал, что работать в городе мы все равно не будем. Поэтому я выдал Александру Бочкину доверенность, максимальную, ну там с правом подписи в банке, правом представлять интересы предприятия, заключать договоры, вести финансово-хозяйственную деятельность.

А вот заключал ли Бочкин договор с СТК,  Сергей Парфентьев не знает. Говорит, что особого внимания работе не уделял, не может назвать фамилий работников бухгалтерии, уточнить, где хранились учредительные документы и Устав предприятия, кто платил налоги с деятельности предприятия, у кого находился  ключ от компьютерной программы «Клиент-банк». Большинство ответов сводится к фразе: «Прошло два года, я забыл».

— Всем занимался Бочкин, — утверждает Сергей Парфентьев, — после того, как я уволился, доверенность я у него не отзывал. Не знаю, какие документы он подписывал. После увольнения я делами ООО «Партнер»  не интересовался, слышал, что мое место заняла Елена Ворончихина.

Допрос Сергея Парфентьева не производит приятного впечатления на судью Екатерину Елисееву.

— Почему вы «не интересовались» деятельностью предприятия. Это что — халатность?   Бездействие тоже уголовно наказуемо,  — комментирует судья.

— Если бы вам сказали, что вы в этом городе работать не будете… — начинает оправдываться Сергей Парфентьев.

— Причем  тут кто, кому и что сказал? — обрывает его Екатерина Елисеева. — Вы уволились, оставили долги, которые до сих пор не погашены. Я не понимаю, почему вы здесь  в качестве свидетеля. У вас другое качество.

Заканчивая первое судебное заседание по делу Александра Бочкина, судья Екатерина Елисеева завершает слушание фразой, обратившись к Парфентьеву:

— Закончим на позитивной ноте. В отношении вас-то возбудили уголовное дело?

— У меня нет такой информации, — отвечает Сергей Владимирович.

Следующее заседание судья Елисеева назначила уже на будущий год: состоится оно 13 января.

 Вас подставили?

В коридоре суда Александр Бочкин от общения с прессой отказывается. В ответ на прямой вопрос: «Получается, вас подставили?» машет рукой и скрывается за дверью на лестницу, но неожиданно возвращается.

— Моя вина только в том, что слишком доверял людям, с которыми работал, — печально улыбаясь, коротко комментирует происходящее Александр Михайлович.

 

К сожалению, осужден будет

Олег Курзаков, адвокат Александра Бочкина «под диктофон» говорить отказывается, тем более, что в отношении своего подзащитного радужных надежд не питает.

—  Не взирая на все обстоятельства дела, суд, скорее всего, вынесет в отношении Александра Бочкина обвинительный приговор. Будет ли вердикт справедливым по отношению в Александру Михайловичу — это уже другой вопрос. Постараюсь сделать все возможное.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.