438

Областной вице-премьер Алексей Орлов: «Первоуральск стал моногородом»

Так и не сумев диверсифицировать моноэкономики, федеральные власти придумали попросту закрыть моногорода. И если еще вчера чиновники свердловских моногородов — Асбеста и Краснотурьинска хотели вписаться в очередь на получение субсидий из федерального бюджета, уже сегодня они обсуждают идею МЭР РФ — города закрыть, а жителей — переселить. Смешно, но самих «мономэров» никто в эти планы даже не посвятил, отмечает корреспондент «Нового Региона». Например, власти Асбеста и того же Краснотурьинска о новом поветрии из Минэкономразвития узнали от… журналистов.

Первоуральск

Первоуральск

Моногорода не спаслись

Программа по диверсификации моногородов приказала долго жить. Такая же судьба ждет и моногорода, которые Минэкономразвития придумало просто закрывать. А местное население — трудящихся градообразующих предприятий — переселять в другие территории. Тем самым сбываются заветы Дмитрия Анатольевича Медведева, который на инвестиционном форуме в Сочи в сентябре 2013 года призвал уйти от политики сохранения занятости любой ценой. «Довольно значительной части населения, видимо, придется менять не только место работы, но и профессию и место жительства, — сказал премьер. Только в этом случае мы получим более современную экономическую модель». Вот и МЭР предлагает: сильно изношенные (с выработанными ресурсами, в том числе природными) монопрофильные населенные пункты следует закрыть, а экономически активное население закрытых заводов трудоустроить на предприятия в других регионах. «Когда-то они (моногорода, — прим. НР) были построены для развития тех или иных месторождений. На сегодня ресурсы исчерпаны, и что-то придумать там невозможно. Мы считаем, что проще такие населенные пункты закрыть», — цитирует директора департамента Минэкономразвития РФ Андрея Соколова «Российская газета». Претенденты на закрытие уже есть, добавляет правительственное издание, — по словам Соколова, такие моногорода сосредоточены в Сибири и на Дальнем Востоке. Согласно проекту МЭР, решение о ликвидации моногорода будет принимать правительство, но с учетом мнения региональных властей. «Местным жителям, согласившимся переехать, Минэкономразвития предлагает помогать с выкупом жилья по цене квадратного метра, установленного Минрегионом для конкретной территории, с оплатой переезда, арендой квартиры на новом месте и переобучением. Если потребуется, даже за границей», — пишет «Российская газета».

Впрочем, последнее очень и очень спорно, отмечает корреспондент «Нового Региона». Хотя бы потому, что теоретики из Минэкономразвития традиционно оторвались от земли — т.е. от самих моногородов. Это показал оперативный блиц-опрос сотрудников администраций моногородов Свердловской области, выборочно проведенный сегодня «Новым Регионом». Даже навскидку очевидно: МЭР не удосужилось поставить в известность о своих планах сами моногорода. Хотя идея закрывать безнадежные моногорода как минимум является целесообразной с экономической точки зрения.

 

«Без меня женили»

Город Асбест, в общем-то, до последнего времени рассчитывал получить в 2014 году субсидии на проведение экономических преобразований. И новые планы правительства местные власти слегка озадачили. «Так где ж такие деньги-то взять — на переселение? Мы про такую инициативу не слышали», — заявил агентству начальник отдела экономики администрации АсбестаАндрей Балабкин. И продолжает: «Если бы в свое время было принято решение о выделении синдицированного кредита ВЭБом на проект «Русский магний», это бы позволило создать не только новое производство, но получить в Асбесте 2000 высокотехнологичных рабочих мест». По поводу же закрытия моногородов сказал прямо: «Честно говоря, не слышали про это. Обязательно покажу и расскажу про эти планы главе города…».

Несколько более осведомленным оказался председатель управления по экономике и стратегическому планированию администрации Краснотурьинска Андрей Плотников. Правда, и он о будущем моногородов судит, скорее, по разговорам в курилках да «кулуарах». «В принципе, слышал про такие планы. И о переселении жителей тоже. Какие города могут рассчитывать на субсидии для переселения? Если уровень безработицы в таких поселениях больше 5%. Вот такие города могли претендовать на получение средств на переселение. Но пока идут одни разговоры, официальной информации нет», — говорит собеседник «Нового Региона».

 

«Мы подопытные кролики»

Сам муниципальный служащий не отрицает: конечно, моногорода это большая беда. И приводит в пример самый крупный моногород планеты — американский Детройт. «Там теперь все плохо, хотя раньше он был центром автомобилестроения. Но теперь это город- банкрот. Понятно, что Детройт большой… ему помогать проблематично», – рассуждает Андрей Плотников.

И надеется на новый концепт властей — финансовую поддержку технопарков — как раз такой хотят сделать на базе Краснотурьинска. Опять-таки, в мэрии Краснотурьинска признают: на сегодняшний момент подходы по отработке индустриальных парков на уровне правительства России пока отсутствуют. «Мы в кулуарах общались – такую практику как раз хотят обкатать на нас… Выходит, мы подопытные кролики, при этом не все кролики (в ходе экспериментов, — прим. НР) выживают», — говорит сотрудник краснотурьинской администрации.

Ну а пока в том же Краснотурьинске утешаются тем, что уровень безработицы пока не перевалил за критическую отметку в 5%: «У нас уровень безработицы — 2,40%. Т.е. не такая плохая ситуация, как кажется со стороны. Да, есть проблемы — но и мы что-то делаем… Единственное, что не все зависит от нас — что-то от властей области, а что-то — от федерального центра».

 

Подробности реформы МЭР: одни моногорода закроют, другие займут их место и получат деньги

Между тем власти Свердловской области спешат успокоить жителей моногородов. Как заявили в «белом доме», в регионе нет промышленных населенных пунктов, которые могут закрыть, а их жителей — переселить. И даже Краснотурьинску, который больше остальных подходит под определение «монопрофильный», власти надеются помочь. Спасать уральский «Ленинград» предлагают с помощью проекта технопарка «Богословский». Так, вице-премьер свердловского правительства Алексей Орлов уверен, что проект этот — жизнеспособный, надо только получить финансирование из Москвы и договориться с резидентами. При этом выясняется, что кого-то не только не закроют, а наоборот, наделят статусом моногорода, да еще и финансово осчастливят. В итоге за статус монопоселения на Среднем Урале начинается своего рода борьба, передает корреспондент «Нового Региона».

Моногорода Свердловской области закрыты не будут ни в коем случае. И даже больше — совершенно неожиданно в этот перечень стали попадать города, которые прежде к моноэкономикам не относили. Например, Первоуральск.

По мнению областного вице-премьера Алексея Орлова, о закрытии моногородов на Урале речи не идет. «Такое может быть где-то в Кемеровской области, но не у нас», — уверен он. «Есть такие города, где с точки зрения МЭР и руководства региона больше неразумно поддерживать какое-то производство. Мы же делаем упор на другое. Когда мы говорим о развитии Краснотурьинска, мы подразумеваем развитие всех городов северного куста: Карпинска, Волчанска, отчасти Серова и Североуральска. Мы считаем, что это новый подход к развитию таких территорий – консолидировать финансовые усилия вокруг них», – говорит вице-премьер. По его словам, промышленная площадка под технопарк «Богословский» уже определена. «Мы будем продвигать этот проект — в Краснотурьинске живут и работают люди, и они не собираются оттуда уезжать», — добавляет член правительства.

Кстати, последний тезис может серьезно скорректировать идею МЭР о закрытии моногородов и переселении их жителей. Дело в том, что на примере Краснотурьинска областные и городские власти, а также компания «Русал» могли убедиться: понятие трудовой мобильности в сознании уральцев или других россиян не закреплено. «Лучше, может быть, вложиться в транспортно-дорожную сеть, и общественным транспортом люди будут добираться до работы», — считает г-н Орлов. Что касается переездов, то из большинства рабочих закрытого электролизного производства Богословского алюминиевого завода никто из Краснотурьинска уезжать не захотел. «Мы сейчас как раз готовим анализ, но скажу так: большая часть людей предпочла остаться в городе, а незначительная часть сотрудников БАЗа уехали в Красноярск», — добавляет вице-премьер. Тем не менее, Алексей Орлов уверен: создание технопарка в окрестностях Краснотурьинска — это отличный вариант увести этот муниципалитет (и часть его соседей) от монозависимости.

Как уверяют в свердловском «белом доме», данная работа проводится в сотрудничестве со специалистами МЭР и, в частности, с Андреем Соколовым. Отвечая на вопрос «Нового Региона», существует ли список моногородов и ЗАТО, которые будут ликвидировать, Орлов отмечает: не готов говорить на эту тему предметно. Но никакого перечня нет — список только начал формироваться. «Видите ли, полномочия в конце прошлого года перешли от Минрегиона к Минэкономразвития, и они начали с актуализации списка моногородов», — говорит собеседник агентства. Например, в перечне не было Первоуральска, а теперь есть. Да и директор профильного департамента МЭР Андрей Геннадьевич Соколов начал изучение свердловских монореалий как раз с Первоуральска. «Так что теперь Первоуральск официально — фактически моногород, тогда как раньше его в списке не было», — указывает вице-премьер.

При этом есть еще одна категория населенных пунктов, будущее которых пока не вполне ясно. Это ЗАТО — тот же Орлов приводит в пример Новоуральск. «МЭР считает, что его тоже надо включать в этот список. В общем, у нас идет диалог. Мы договорились, что я раз в месяц буду выезжать к Соколову и лично докладывать о ситуации в Краснотурьинске, Первоуральске и Новоуральске», — рассказал агентству Алексей Орлов.

Отвечая на вопрос, есть ли в регионе города, которые не удастся подключить к подобным программам развития — вице-премьер отвечает: «Я таких городов пока не вижу. Где-то есть перспектива развития сельского хозяйства, развитие туризма и так далее».

Источник: «Новый Регион»

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.