10:41, 22 Июнь 2014 г.757

Жители обрушившегося на Динасе барака не хотят ждать четыре года до переселения

Рашида Брехова не хочет ждать четыре года, пока администрация предоставит постоянное жилье. Она решила получить компенсацию и самостоятельно купить квартиру. Фото Анны Неволиной

19 февраля посреди дня крыша деревянного барака №8 по ул. Кирова в микрорайоне Динас с треском обвалилась. К счастью, в тот злополучный день никто не пострадал, люди отделались лишь испугом и страхом за свое будущее — ведь где жить дальше — было непонятно.

 

С момента аварии прошло уже четыре месяца, а опасение остаться без крыши над головой людей до сих пор не покидает.

Пусть плохое, но свое

За несколько дней до аварии один из жильцов заметил щели, которые пошли по стенам и потолку. Но никто этому не удивился: дому уже 80 лет. А 19 февраля днем дом резко тряхануло. Сначала поехала крыша, а потом вовсе разломилась напополам и обрушилась прямо в квартиру Рашиды Бреховой.

В день ЧП Рашида была дома с двумя детьми — сыновьями трех и четырнадцати лет. Случившееся она никогда не забудет.

— Слава богу, что дома была. Не знаю, что бы они вдвоем делали, — говорит Рашида. — Только крыша рухнула, как с потолка поток воды — всю мебель залило. Я сначала за тазики схватилась, потом поняла, что бесполезно — схватила детей в охапку и отвела к соседям. А сама пыталась хоть что­то спасти из имущества.

Большую часть пострадавших заселили в общежитие на Ильича, 4. Здание теп­лое, порядок поддерживается вахтерами, но радости у новых обитателей, как не было, так и нет.

— Здесь некомфортно. И плата очень высокая: зимой — 3600. Это дорого. Счетчик один на общежитие, потом его делят по жителям. За что платить? За один белый унитаз? Как отопление отключили, так и вода горячая кончилась. Поставили обогреватель на кухне, чтобы посуду помыть. Постирать можно в машинке-автомат, которая одна на всю общагу. 120 рублей — сеанс. А мне минимум четыре раза в месяц надо стирать. А еще надо несколько раз в неделю в баню сходить — 150 рублей на троих. Вот и считайте, — разводит руками Рашида. — Пусть у нас в бараке никаких условий не было: туалет — страшный и вонючий — во дворе, крысы были, тараканы, но какое-никакое жилье — свое, прописка была. Я за свою квартиру максимум 2000 платила.

Злополучный барак, в котором проживали 13 семей, снесли. Сейчас на его месте голая поляна, и ничего не напоминает о том, что когда-то здесь стоял дом.

Одни ограничения

Статус «аварийный» дому на Кирова был присвоен лишь в январе этого года. Учитывая, что сегодня переселяют из домов, получивших этот статус до 2012 года, ждать своих новых квартир пострадавшим пришлось бы еще долго. Но тогда люди радовались, что процесс ускорится. По крайней мере, их уверяли, что долгожданное переселение организуют до 2016 года.

— Лет пять бы пришлось еще в бараке жить, если не больше. А тогда нам сказали, чтобы мы два года потерпели. Надежда появилась, что побыстрей жилье выделят, — вспоминает Рашида. — Первый месяц после переселения мы, конечно, от администрации не отставали. Потом поуспокоились, а они про нас вовсе забыли. 29 мая мы были у [Геннадия] Зверева (первый замглавы администрации — ред.). Специально нас никто не собирал, хотя обещали тогда, что под крыло нас возьмут. Мы сами кое-как записались на аудиенцию.

По словам жительницы, Геннадий Николаевич ничего конкретного о судьбе переселенцев не сказал. Но отметил, что жилье им дадут не раньше, чем через четыре года. Но вопрос, почему так долго, ответил, что на очереди другие люди из таких же аварийных домов.

— Два года я бы потерпела, но четыре года жить здесь я не смогу. Мы не чувствуем себя здесь, как дома. Я взрослый человек, а меня «строят» — дома в 23.00 надо быть, гостей чтобы после этого времени тоже не было. На ночь никому нельзя оставаться. А ко мне родственники из Башкирии в гости приедут, куда они должны пойти? Я из родительского дома в 19 лет ушла, а сейчас опять кого-то слушаться должна… Так хоть бы опекали нормально, а то одни ограничения, — возмущается Рашида. — Гвозди нельзя забивать, вынести вот шкаф этот казенный даже нельзя. Им его деть некуда, а у меня он места много занимает. Зеркало повесить тоже нельзя. Мол, ремонтов не наделаешься.

 

А это выход

Сейчас Рашида Брехова хочет получить жилищный сертификат. Такая практика в городе уже была. Несколько лет назад, когда на Динасе снесли барак по улице Ильича, жителям выдали как раз такие сертификаты.

— Сертификат на миллион пятьдесят тысяч рублей, по-моему, им тогда дали. А почему нет? Это выход. Я бы добавила свой материнский капитал, еще где-нибудь заняла и какую-нибудь уж квартиру купила. Так же тоже не дело — на сумках жить. Я за эти четыре года и квартиру куплю, и ремонт успею сделать, и еще долги отдам.

О своем желании Рашида рассказала и заместителю главы по ЖКХ Геннадию Звереву. Последний сказал, что узнает информацию по данному вопросу, и в скором времени пришлет ответ Бреховой.

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.