2 314

Врачи ГБ №4: «Для вас интересно, для нас — будни»

Городская больница №4 Фото Анны Неволиной

Городской больнице №4 исполнилось 80 лет. Мы могли отделаться банальным отчетом о проведении юбилея этого славного учреждения. Но подумали, что нашим читателям будет гораздо интереснее узнать поближе тех, кто помогает, поддерживает, ухаживает и продлевает жизнь. О том, какие профессионалы работают в «четверке» — в материале «Городских вестей».

Мы — не официанты

Ирек Мустафин, заведующий лор-отделением:

— Я уже сейчас и не вспомню, почему решил стать врачом. После армии, в 1980‑м году, поступил в Свердловский мединститут. Хотел стать полостным хирургом, но тогда мне светило распределение в Сибирь, а в Первоуральске нужен был лор-врач. Чтобы остаться дома, а не ехать непонятно куда, я и выбрал специальность лора.

Я начинал работать «под прикрытием» солидных врачей, которые застали военное время. Вот уже 27 лет и работаю.

Ирек Мустафин Фото Анны Неволиной

Ирек Мустафин
Фото Анны Неволиной

В семье никто по моим стопам не пошел — я категорически против того, чтобы дети становились врачами, хватит в семье и двух медиков (супруга Ирека Тауфиковича — врач-лаборант, ред.). Работа тяжелая, неблагодарная и не стоит тех нервов и денег, которые за нее платят.

За всю жизнь было много интересных случаев, сейчас даже сложно выделить какой-то один, чтобы рассказать. Например, достаточно много случаев попадания в уши и нос инородных предметов — бусин, горошин, семечек — это дети, в основном, практикуют. Бывает, что приходится тараканов доставать, мух, блох. Это для вас «ничего себе», а для меня любой подобный опыт кажется уже будничным.

Сейчас стало достаточно сложно работать с людьми, нас воспринимают как работников сферы обслуживания. Но мы — не официанты, и потребительское отношение: «вы должны», «вы обязаны», очень оскорбляет. Мы никому ничем не обязаны, это люди обязаны следить за своим здоровьем, за своими детьми.

 

Первая заповедь — не навреди

Марина Симонова, зав. отделением реабилитации:

— Врачом я работаю более 30 лет, а в ГБ №4 — всего два года. Отделение реабилитации открыто для больных после острой церебральной недостаточности. Когда у людей завершается стадия острого состояния — инсульт, черепно-мозговая травма, они попадают к нам. Мы их стараемся восстанавливать, помогаем людям максимально адаптироваться к жизни. Не секрет, что после инсульта некоторые люди не могут даже ложку держать, не говоря уже о том, чтобы приготовить еду или обиходить себя. Пациентов к нам отбирает специальная комиссия, руководствуясь в отборе главным принципом врача — не навреди. Но если человек не хочет восстанавливаться, мы не удерживаем, отправляем домой.

Мария Симонова

Марина Симонова

У нас много специалистов — невролог, логопед, нейропсихолог, физиотерапевт. Они работают вместе с нами, мы выявляем дефекты и стараемся их устранить, помогаем людям вернуться к жизни. Хотелось бы, конечно, оборудования побольше, но эффект у нас и сейчас неплохой.

 

Раньше надо было головой думать

Эмма Миронова, врач-невролог:

— Я была основателем неврологического отделения в ГБ №4, работаю здесь с 1973 года — 41 год получается. Когда еще училась в школе и думала, кем стану, точно знала, что хочу работать с людьми, но учителем не пошла, выбрала медицину. Урал казался романтичным, суровым краем — природа, камни, заводы, я приехала сюда из Саранска, в институт поступила без проблем, потому что школу окончила с медалью. Вышла замуж, приехала в Первоуральск и вот, живу здесь до сих пор.

Элла Миронова Фото Анны Неволиной

Эмма Миронова
Фото Анны Неволиной

Помню, у нас была очень «тяжелая» девушка — какая-то вирусная инфекция ее подкосила, у нее отнялись ноги, руки, потом она могла только глазами моргать и говорить. Мы ее вытащили, теперь как дочка мне стала — поздравляет каждый год с днем рождения. Были и печальные случаи — водитель ездил в рейс, в город вернулся, из машины выйти не смог — инсульт, его сюда привезли, и он через два часа умер. Всякое бывает. Сейчас проще стало — столько аппаратуры, только лечи. Но раньше надо было думать головой и много знать, сейчас такого уже не требуется.

 

Лечу уже третье поколение

Альвина Алексинцева, заведующая дневным стационаром, врач-педиатр:

— Я уже 48 лет работаю в больнице. Я всегда считала, что врач — самая благородная профессия. Еще в школе, когда и я не думала об этом, мне приснился сон, что я стану врачом. Я не представляю другую работу, только с детьми, я их очень люблю. У нас была большая семья — пятеро детей, так что мне никогда не было сложно находить с ними общий язык. Я лечу уже третье поколенье — женщины, которым я когда-то помогала, сегодня приходят с внуками.

Альвина Алексинцева Фото Анны Неволиной

Альвина Алексинцева
Фото Анны Неволиной

Сейчас отделения все специализированные — есть для новорожденных, есть для недоношенных, а раньше все в одном отделении лежали — недоношенные — от 900 грамм — и до 15 лет. Я выходила 900‑граммовую девочку, она мне потом приветы передавала, уже когда сама стала мамой.

 

Самое сложное — писанина

Мария Вайцель, врач-гематолог:

— Я работаю врачом уже пять лет, начинала в общей врачебной практике, да и сейчас совмещаю работу гематолога и ОВП. 1 января 2014 года в нашей больнице открылось гематологическое отделение, я четыре месяца училась, и вот теперь стала еще и гематологом. В нашей больнице — единственное отделение в области, в других больницах — только койки. Мы принимаем пациентов с заболеваниями системы крови на повторный курс химиотерапии.

Из интересных случаев могу вспомнить бабушку, которая изначально поступила в лор-отделение с ангиной, а оказалась нашей пациенткой — у нее обнаружили онкологию. Лечили совместно с Екатеринбургом, помогли, чем смогли.

Мария Вайцель Фото Анны Неволиной

Мария Вайцель
Фото Анны Неволиной

Врачом я стала стихийно, экзамены в медакадемию сдала легко, поступила на бюджет и ни разу не пожалела о своем выборе. Я человек мягкий и неконфликтный. Сложности сейчас — это писанина, которая отвлекает от пациентов. Много всего нужно успеть написать, иногда даже за рабочий день целую ручку исписываю, вместо того, чтобы людям помогать.

 

Мозг — самое главное

Лутфия Хайдарова, и.о. заведующего отделением II неврологии:

— Я приехала из Таджикистана восемь лет назад. В Первоуральске только в ГБ №4 есть отделение неврологии, поэтому устроилась работать сюда. То, что стану врачом, знала еще в детстве. А неврологию выбрала на четвертом курсе, потому что думаю, мозг — самое главное, что есть в человеческом теле, он отвечает за все. Если врачи не могут понять, что с пациентом, его обязательно отправляют на консультацию к неврологу. У нас в отделении находятся пациенты с остеохондрозом, с эпилепсией, с последствиями инсультов. В настоящее время много больных с укусами клеща.

Лутфия Хайдарова Фото Анны Неволиной

Лутфия Хайдарова
Фото Анны Неволиной

У нас очень большая экстренность — 50%, скорая помощь привозит больного, без диагноза, в приемный покой. С этого момента мы начинаем выяснять, что с ним. Потому что головные боли, которые всегда приписывают неврологии, могут относиться к чему угодно, даже к гинекологии. Наша задача — выяснить, что случилось, и либо лечить самим, либо отправлять к другим специалистам.

Комментарии 3

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.