15:14, 20 Июль 2014 г.5 985

Леонид Гункевич, бывший вице-мэр: «Первоуральск скатывается в чиновничий популизм»

gunkevich1

Леонид Гункевич пришел на должность заместителя главы администрации по финансам и инвестициям в феврале 2014 года — на смену проработавшему в этом амплуа всего три месяца Андрею Калинину. Приход в «серый дом» председателя регионального отделения «Деловой России», одного из руководителей свердловского отделения движения «Общероссийский народный фронт» восприняли как сенсацию

— сейчас-то отношения с областью наладятся по полной и деньги в Первоуральск потекут рекой. Несколько громких заявлений относительно будущего города, переговоры с ВТБ, попытка реанимировать совет предпринимателей, создание климата, привлекательного для инвесторов — планов на несколько лет вперед. Тем неожиданней стал уход Леонида Леонидовича в отпуск по уходу за ребенком (экзотика для Первоуральска), а затем и вовсе его увольнение. Мы встретились с Леонидом Гункевичем в неформальной обстановке, чтобы узнать, чем не угодил команде сити-менеджера вице-мэр, кто управляет городом на самом деле, а также перспективы Первоуральска с точки зрения бизнес-развития.

— Как вы оказались в команде Дронова изначально? Версии озвучивались разные: приглашение самого Алексея Ивановича, назначение Евгения Куйвашева…

— Что называется, назвали все буквы и не угадали слово. Ребята (Ханин и Дронов — ред.) были в поиске  людей, которые могли бы организовать эффективный бизнес-диалог с областью, местными предпринимателями. Года два назад мы — «Деловая Россия» — озадачились инвест-климатом и ролью муниципалитетов. Я приезжал в Первоуральск, еще когда мэром был Переверзев…

— Когда именно вы приезжали при Переверзеве? Это была рабочая встреча?

— Просто рабочая встреча. Наши представители ездили, изучали, делали какие-то выводы о муниципалитетах: что с ними происходит, причины. Я зашел в Первоуральск с четким убеждением необходимости выборов мэра, а в настоящий момент полностью убежден, что управленцев надо назначать. Цель — исключить возможность манипулировать властью и снимать ответственность.
Когда конфигурация муниципальной власти изменилась и речь шла о главе администрации, то изначально речь шла о том, чтобы возглавить администрацию, но в дальнейшем спросили, смогу ли я быть вторым. Я спросил: «А первый кто?». Тогда мы и познакомились с Дроновым. Первые впечатления классные — попали один в один в плане понимания. Главный тезис: насколько тебе дорога эта должность, готов ли ты на непопулярные меры, которую помогут стабилизировать ситуацию в городе? Как Маргарет Тэтчер: она делала непопулярные вещи, знала, что ее могут не избрать, но продолжала проводить свою политику, которую в дальнейшем сделала Британию одной из сильнейших держав. Как врач: гнилой зуб надо вырывать — это больно, зато потом будет хорошо.

Я был готов к непопулярным методам, Алексей [Дронов] сказал, что тоже. Цели были заявлены абсолютно одинаковые: развитие города, открытый муниципалитет, прямые диалоги. Способы — настраивание взаимоотношений с органами региональной и федеральной власти, бизнесом, инвесторами.
Так начали взаимодействовать — вот и вся история попадания в команду.
Важно было, по какому принципу будет формироваться команда: типа А — во главе самый умный, а от него отходят В, С и так далее. Либо лидер, не разбираясь досконально во всем, собирает вокруг себя команду профессионалов, где руководитель направления в 8-10 раз разбирается лучше него в том или ином вопросе. Договорились на последнем варианте. По сути же, потом команда стала работать по-другому.

— Как именно?

— Есть такая «маска страха» — желание хорошо выглядеть. Согласитесь, трудно признать: я отличный топ-менеджер завода, а здесь я ничего не понимаю. Тем более есть советчики. В итоге городом сейчас управляет-то не Дронов. Он много не знает. Ну и попытка построения управления  «я — начальник, ты — дурак». Со мной она не сработала.

— Это делается умышленно — не доводится до него информация, или он сам отдает слишком много на откуп помощникам?

— Сейчас, размышляя, думаю, что умышленно. Только не Алексеем. Все же всегда делается красиво. Знаете управделами администрации Наталью Гичкину? Ее цитата: Алексей Иванович так устал, надо его поберечь, а давайте я сама распишу — кому, что, куда. Ищет знакомые слова, потом ищет их в названии должности и вперед (улыбается). До него много информации просто не доходит. Как не доходило и до меня. Вы знаете, наверное, о моем публичном скандале с Натальей Гичкиной с выносом из моего кабинета мебели и удалением моего секретаря? Дронов не вмешался, пришлось Гичкину ставить на место — расставили точки над «i». В итоге мой документооборот из пачки превратился в пару листочков.
Это очень не профессионально и вредно для города и его жителей.

— Вас обвиняют в том, что вы малоэффективный сотрудник и мало времени проводили на работе…

— Эффективность — это результативность и продуктивность, результаты налицо, это стратегия развития, которая потом правилась, видимо, советником Дронова [Александром] Ханиным, это программа развития до 2020 года, это перечень мероприятий на ближайшие три года. Очень много нормативки, которая затерялась в согласованиях: по инвестиционному климату, инвентаризации имущества муниципалитета. Это начатая работа по наведению порядка с незаконной торговлей, это повышение дисциплины платежей, где есть уже результаты, и СМИ об этом писали, это работа с бизнес-сообществом по социально-экономическому сотрудничеству, и вы уже видите результаты, это принятие и доведение  до ума детских садиков, создание новых институтов развития, идеи которых пока похоронены, но думаю к ним вернуться — выхода нет…
И для понимания — мне не дали принять на работу на должности ни одного человека! Ни одного! Хотя изначально декларировалась полная свобода формирования команды.
Кроме того, одним из условий моего прихода в первоуральскую администрацию был свободный график, и рыбалка в Норвегии,  которая была запланирована задолго до моего прихода в администрацию, и, на тот момент, оплачена. В сухом остатке, мой рабочий день как раньше, так и сейчас начинается в 8.00 и заканчивается обычно за полночь, просто работа — это мой образ жизни…
Когда уехал на рыбалку,  то предполагал, что будут подставы. Что за история с педальками?

gunkevich2

Леонид Гункевич: «Есть три бревна — я, Зверев и Гузаиров. А есть бобры, цель которых подточить бревна, чтобы они упали и выкатились из Первоуральска».

Началось все с выступления начальника управления городского хозяйства Артура Гузаирова по местному телеканалу, где он сказал, что евроконтейнеры не устанавливаются, потому что нет педалей к новым бакам.

—История мыслилась следующая. Как можно оценить работу главы? По уровню благоустройства и порядка в городе. Все эти инвест-климаты мало интересуют людей — им главное, чтобы мусор был убран, дороги отремонтированы. Моя задача — найти людей, которые сделают эти баки и контейнерные площадки. Я нашел, при этом бюджетных денег не потрачено ни копейки. Есть техзадание, которое было утверждено и Дроновым, и Зверевым. Видимо, педалек не было уже там. Лично я вообще против крышек и педалек. Нужно было привести в порядок контейнера и контейнерные площадки и организовать вывоз мусора, ну и тут все сложно, видимо задумались о ведении бизнеса…С машинами для обслуживания баков тоже целая история. Их нет. За эту тему, кстати, отвечал Дронов и Ханин, не решили и начали искать крайнего. Вот и история с педальками.

— Бог с ними с баками, это, в конце концов, частность…

— Баки — это не частность, это вопрос подходов. Давай дадим семилетнему ребенку учебник высшей математики, а если не выучит к понедельнику — изобьем. Так же и здесь. Город в полном масштабе не готов к этой концепции сбора мусора.
Администрация хотела на этой истории с баками создать еще одно унитарное предприятие. Получили сопротивление фирм, которые вывозят мусор. А зачем, если мы собрались создавать инвестиционный муниципалитет и развивать конкуренцию? Еще одно отклонение от заявленных на старте целей. Моя цель — через торги отдавать все на аутсорсинг, при этом администрация занимается лишь управлением. Первоуральск вообще сидит на деньгах.

— Серьезно?

— Безусловно! Это земля и близость к мегаполису.— Пока у муниципалитета будут активы — ничего хорошего не будет. Люди, идущие во власть, идут за активами. А если активов нет — он идет работать на благо общество. Не скажешь уже — давай попилим. Не все готовы к этому, далеко не все. Помните пирамиду Маслоу? Надо сначала удовлетворить материальные потребности. Вот они и идут.
Одна из сотрудниц администрации подходит ко мне и говорит: вы знаете, у нас в городе заканчиваются нежилые муниципальные помещения. — Чудесно, говорю я, вы выполнили 159 закон. — Как, а чем мы будем торговать? Надо же снова наполнять, пусть коммерсанты передают… Я посоветовал ей изменить род деятельности и открыть агентство недвижимости, раз так нравится торговать «недвижкой». В этом блоке я стал персоной нон-грата (улыбается). Моя главная цель — минимизировать влияние чиновников на бизнес.

— Вернемся к вашему увольнению. В администрации утверждают, что вы являетесь соучредителем шести компаний, прокуратура потребовала вас уволить…

— У меня есть справка из налоговой от 7 июля 2014 года, где сказано, что я не являюсь нигде соучредителем. В кадрах говорят: в нашей налоговой данные другие. Она не наша и не ваша — она федеральная. При поступлении на работу я сдавал такую же справку. Когда была комиссия, обнаружили, что устаревшая база, но почему-то подумали, что я не буду это дело оспаривать. Видимо, решили, что слава скандального чиновника мне нужна. А кто сказал, что я вижу свою карьеру на муниципальной службе? Мне кажется, я сделал хорошее предложение муниципалитету и Дронову тем, что согласился работать в его команде. С точки зрения приобретения нового опыта, это работа просто бесценна. Теперь никто не скажет, что мое мнение в вопросах муниципалитета не экспертное. Как-то в одном из первых интервью «Интерре» я сказал, что для меня это эксперимент, все происходящее мы анализируем и обобщаем, все передаем в органы региональной власти, федеральной, уполномоченному по правам предпринимателей при Президенте, в этом и была цель моего прихода.
Кстати, обострение отношений произошло после моей презентации на Форуме «Город будущего» «Бизнес в руках муниципальных чиновников». В этот анализ попал и наш город. Данные «Деловая Россия» направила в областную прокуратуру.
Дронов говорит, говорит хорошо и красиво, но решения принимает не он. Его подводят к решениям.

— Вы хотели создать совет предпринимателей в Первоуральске. Почему затея не реализовалась?

— Состоялось два заседания, мы написали положение, утвердили состав совета, отдали Дронову на подписание. На этом — похоронное бюро. По сути, все решения, даже те, которые выносятся на думу, должны пройти предпринимательскую экспертизу. Приведу пример. Пришли предприниматели и говорят: вы землю зажимаете. Стоять: сколько недостроев в Первоуральске? Пять.  А рынок? 18-22 тысячи квадратных метров жилья способен переварить Первоуральск в год. У каждого идеи: кирпичное жилье, бюджетное, малоэтажное строительство. А у кого есть деньги, чтобы закончить строительство? Ни у кого. Через год у нас город недостроев, еще через год — геморрой в суде с обманутыми дольщиками. Ходят слухи, что я создал свой прайс-лист: ПЗУ подписать, например, столько-то. Неужели я в свои 45 лет, занимая публичную позицию, буду практиковать такие вещи? А откуда идет информация? Правильно, Ханин, он отвечает за информацию. До смешного доходило. В Екатеринбурге мои друзья привезли человека, который, не зная, что я Гункевич, жаловался, что я ему землю не даю. Говорю: приятно познакомиться, Гункевич — это я. И землей я не занимаюсь. И был он не в моем кабинете, а в противоположной стороне. Там тоже сидит парень в очках.  В качестве кого? Консультанта? Кто этот человек, де-юре не имеющий отношения к администрации, а де-факто решающий там все?

— Предприниматели жаловались нам, что палки в колеса вставляет замглавы по муниципальному управлению Дмитрий Солдатов. Насколько его претензии к коммерсантам обоснованны?

— До меня тоже доводили такую информацию. Я предлагал обратиться с официальным письмом либо в администрацию, либо милицию, либо в прокуратуру. Если боятся  — а они все боятся — то в Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции». Это федеральная организация, учрежденная Владимиром Путиным и «Деловой Россией».
Лично мое мнение, что он делает точно — это разводит тягомотину, отправляет на бесконечные доработки, затягивает процессы. Сейчас цель не что-то сделать, а сделать не так, как говорил Гункевич.

Я сидел на совещаниях и видел, как принимались решения.
Один раз, думаю, надо им показать. Заходит на подпись Гартман (главный архитектор Первоуральска — ред.) и приносит разрешения на строительство. Вижу — очень уважаемое предприятие, в третий раз продление, строят цех. Решил приколоться: а что они, строить не умеют? А зачем этот цех? А я еще подумаю, нужен ли этот цех городе. И в сторону документы отбрасываю. На меня смотрят круглыми глазами, а я спрашиваю: что вы смотрите, у вас ведь именно такой подход к парню, который решил построить магазин, склад, базу.

— Что за история с фондом поддержки малого предпринимательства? Уволили Наталью Коновалову, и что в итоге?

— Де-юре фонд существует, де-факто — нет. Когда мы познакомились с Натальей, она заявила: наша главная задача — не пустить сюда область. Мы уже девять лет стоим и никого не пускаем. На мой взгляд, у нее не хватает компетенции. Вторая кандидатура — Мария Кульбицкая. Но против нее была администрация, мол, крови она попила. Это непрофессионально. Лучшей кандидатуры, чем Кульбицкая, я не вижу в городе.

— О программе «Первоуральск-300» много заявляли и говорили. Как вы считаете, ее реализация дело реальное?

— Достижение реально, но не с этой командой. При такой команде — недостижимая. Управления нет. Совещания заканчиваются ничем. Чиновники: сохраниться, ничего не делать и выжить. О программе надо рассказывать. В режиме он-лайн. И даже офф-лайн. Собирать прессу, дать возможность задавать вопросы и обсуждать и объяснять каждый слайд. Кроме того, в программе есть «правки великого кормчего», вот за них я не в курсе.

— Насколько справедлив тезис, что основная проблема Первоуральска, что городом управляют не хозяйственники и экономисты, а пиарщики?

— Частично я с этим согласен. Пиарщики с идеями популизма, которые любым методом хотят завоевать любовь граждан. Городу нужен «доктор»,  если есть аппендицит — живот надо резать, но люди не хотят, чтобы было больно. Хотя потом скажут спасибо.
Меня подкупило в общении с Дроновым то, что он сказал: я могу в любой момент встать и выйти. Класс! У меня ситуация такая же — давай сделаем крутые вещи. Но повторюсь — Дронов много не знает, не принимает решения сам. Им манипулируют, точнее, его сознанием. Люди с этими знаниями и навыками, как Ханин, должны выполнять чью-то волю, а тут самостоятельность, а опыт — только продвигать чужие идеи. Чуть более года назад Александр Алексеевич отвечал за пиар госакционерки, а теперь реализует свое видение картины мира. Он собирает вокруг себя пиарщиков — сейчас советы по развитию города дает человек, который занимался пиаром в крупной уральской строительной компании.
Уточняю у коллег — говорят, в практических делах замечен не был.

gunkevich3

Леонид Гункевич: «Алексей Дронов не сам решения принимает. Он хороший исполнитель, знающий свою профессию. Да, думаю, с трубами ему проще было, а тут управление хаосом и неопределенностью».

—Что есть сейчас?

— Продвижения городского округа нет, все занимаются выполнением каких-то поручений, не имеющих смысла и мелочных, с точки зрения уровня главы администрации, Неуважительное отношение к бывшим работникам, к бизнесу, к жителям, вечный силовой вариант с угрозами, идет скатывание в обыкновенный чиновничий популизм. Приведу пример: дороги. Первое техзадание по дорогам мыслилось на меньшее количество дорог, но с новыми технологиями, гарантией на пять лет и послегарантийным обслуживанием. Сейчас делается что? Размазывается асфальт по всему городу. Визуально сейчас будет хорошо и много. А через год?

— А через год будут дыры…

— Дыры — это да. А еще скажут коммерсанты — нехорошие люди, которые обманули, некачественно ремонт сделали. Это для людей версия. Но люди должны понимать, что тех задание пишет чиновник. Будут искать где-то крайних. Но справедливости ради при другом варианте администрацию обвиняли бы в чем-либо другом…

— Вы говорили о непопулярных решениях. Поднятие тарифа на услуги ЖКХ — из этой оперы?

— «Управляшки» хотели реальной, экономически обоснованной цены за обслуживание квадратного метра жилья. Ведь сейчас все,  кто идет заниматься Управляющими компаниями заведомо готовы идти на преступление — недооказывать услуги, недоплачивать поставщикам. Этот вопрос даже уже в областной прокуратуре поднимали. Мы посчитали, тариф уходит в вилку — 21,8 -24 рубля за кв.м. Этот норматив не имеет законодательной силы, но на него смотрят жители, а в Первоуральске тариф в разы ниже. Кстати, этот тариф устанавливается для ПЖКУ Динас и вроде там порядок, но ведь никто не смотрит на то, что приличные деньги субсидирует Динасовый завод, ставя на затраты услуги своей котельной. Раз на затраты, то налогооблагаемая база меньше, себестоимость продукции выше, конкурентоспособность продукции «Динура» ниже. То есть в итоге все мы компенсируем эту недоплату за обслуживание жилья. Все!
«Управляшки» говорят: мы хотим честно и качественно оказывать свои услуги. Начали переговоры проводить — в итоге опять ушли в непонятное решение. Не принималось решение по поднятию тарифа, потому что все занимались популизмом — мол, люди не поймут. Мы пришли к Дронову с директорами УК, он заявил: я хочу навести в этом городе порядок. — Ты готов на непопулярные решения? — Да, готов.
Но тут снова консультанты-советчики. Им сохраняться надо.
Ты мне как раз вопросы скинула для интервью, я подхожу с ними к Ханину и говорю: местная пресса пообщаться хочет. Такой визг начался — у нас конфликт с ними. Я спрашиваю: вы что, хотите влиять на информационную политику «Деловой России» и Леонида Гункевича? Вроде нет, но конфликт разгорался.
Кстати, после этого меня из информационной повестки Первоуральска выключили. С Корабельной рощей показательно вышло: мы на субботниках со школьниками, «Деловая Россия» на десятки тысяч купила инструменты для уборки, субботники шли подряд, каждые выходные, спасибо управлению образования.
Я Дронову говорю: надо давать информацию, надо расшевеливать людей.
Тишина. Я предлагал, начиная с весны, делать еженедельные субботники, администрация, совместно с управляющими компаниями и жителями… Восстановление города стоит этого. Нужно делать то, за что гордо! Тоже мимо. Причем нет ни согласия, не мотивированного отказа.

— Странно, если вы настолько не вписывались в команду, для чего вас было звать?

— Вот и я не понимаю. Можно было просто сказать: не устраиваешь — давай, увольняйся. У Дронова лежало мое заявление, подписывай дату — увольняй. Я ему в первую встречу сказал: важно понимание и командная работа. Когда начались препоны, несколько раз прямо задавал вопрос: может мне уйти? Нет — нужен. У меня есть характеристика, идеальная — четвертый после святого духа. Зачем он ее подписывал?
Я думаю это опять мышление в стиле «пиар»… Зачем делать реальный инвест-климат, возьмем человека, который за это ратует и будем лучшими.
Но я начал спрашивать и с нашей администрации.

gunkevich4

Леонид Гункевич: «Мне не дали принять на работу на должности ни одного человека! Ни одного! Хотя изначально декларировалась полная свобода формирования команды».

 — Расскажите, какая на сегодняшний день ситуация с включением Первоуральска в областные и федеральные программы?

— В рамках тех отношений, которые выстроил глава администрации, Первоуральску трудно будет попасть, например, в программу развития инженерной инфраструктуры, так называемые «Трубы на метры». Смысл программы в том, что муниципалитет за свой счет составляет ПСД, а из областного бюджета идет финансирование на строительство. Мы хотели с проектом Чусовой попасть, с аварийным жильем никуда не двигаемся, по садикам провал идет, два садика до сих пор не начаты…

— Я так понимаю, что и с обманутыми дольщиками дергают Дронова?
— Обманутые дольщики — проблема Первоуральска. Но я озвучивал свое мнение на этот счет и в областном парламенте: люди в 90-е годы небрежно распорядились своими деньгами, а сейчас за это платит весь город. Отторговали дом за 29 млн рублей. Представляете, что можно сделать на эти деньги? Например, сделать прогулочную зону для всех 150 000 жителей.
Безусловно мы выполняли и будем исполнять требования законов по их защите. У меня подход, как в армии, приказы выполняются, вне зависимости от своего мнения.

— Людей-то жалко…

— А себя не жалко? С ребенком ты где в городе гуляешь, не рискуя сломать каблуки? Вот. Получается, что весь город скинулся на проблему 21 человека, отняв у себя определенные блага.

— А какие перспективы у Первоуральска попасть в программу моногородов?

— О перспективах может говорить лишь тот, кто принимает решения.

— А Первоуральску вообще это надо?

— А почему нет? Деньги лишними не бывают. Существует более 1000 муниципалитетов, у которых есть главы. Из них 900 творить не способны — другая ментальность. Из оставшихся ста десять — идеалисты, которые хотят изменить мир к лучшему. Есть просто люди, которые не понимают, что с городом делать. Отдавать им финансы бесконтрольно нельзя. Поэтому построили такие финансовые отношения, когда человек должен прийти и объяснить, зачем ему деньги. Он должен выстраивать отношения  с властью региональной и государственной. Он должен быть оттуда. Если человек изначально стоит на позиции: кто ты такой, я здесь главный, это вред городу. Мы, кстати, играли в такую игру с Алексеем: я — губернатор, он — глава администрации. Я задаю вопрос — он отвечает. Проигрывали возможные сценарии, учились общаться, выстраивать отношения. Если вернуться к моногороду — это всего лишь одна из программ: стремиться надо, получать все возможные инвестиции, дотации и нематериальные активы надо. А вообще у города есть ресурсы быть самодостаточным — их полно.

— Пример?

— Земля, расположение, предприятия. Мы с покойной Майей Баканиной (бывший начальник отдела экономики — ред.) и консультантами из «Деловой России» перед ее смертью разработали распоряжение с перечнем мероприятий по созданию благоприятного инвест-климата в городском округе Первоуральск, там определены все мероприятия, включая инвентаризацию, раскрытие информации. Но оно погрязло в каких-то согласованиях, хотя нужно просто исполнять. Конечно, никто не согласует. Раскрытие информации сразу делает муниципального чиновника, просто обслуживающим персоналом, как это и должно быть на самом деле.
Кстати, после ее смерти, работать, чисто технически мне стало практически невозможно. Она долгое время работала в администрации, все и всех знала, и была мне большой помощью и поддержкой.

— Чем мотивировали? Бюджет не в состоянии тянуть еще одну программу?

— Ничем, просто все ушло на согласование — похоронное бюро.

— Какие впечатления у вас от нашего города?

— В Первоуральске странные отношения между людьми: война, садизм, взаимоуничтожение, местячковые обидки и мстительность. Вместе с тем — много интересных людей. И еще. В Первоуральске экономические проблемы решаются политическим путем, а политические — экономическим. Понимаешь, о чем я?

— Прикормленные СМИ, прикормленные депутаты?

— Не совсем так. Просто там, где нужно заниматься политикой и обсуждением — применяют деньги, там где вопросы, чисто экономические, все переводят в согласования и переговоры.

— Сейчас-то что намереваетесь делать?

— Сейчас я нанял юриста, он запросит и изучит документы, а потом будет действовать на основании законов РФ. Отмечу, что факт, по которому меня уволили — якобы я учредитель нескольких фирм — не является поводом для увольнения, а является основанием для устранения возможных замечаний.
Кроме того, продолжаю работать с бизнес сообществом города, занимаюсь вопросами города, будем достигать тех целей, которые ставились.
Муниципалитету и руководителям нужна помощь не только финансовая, но и методологическая, консультационная, будем их учить. Будем работать с инвесторами. На этой неделе провел переговоры с Лесотехническим университетом о создании индустриального парка на территории округ и о перспективах  в дальнейшем переноса вуза.
В общем, ничего не меняется.

— Вы не пытались пообщаться с Алексеем Дроновым?

— На «Иннопроме» виделись, улыбнулись друг другу. У меня переписки с ним полный телефон. Я пытаюсь узнать его мнение — но он перестал отвечать на звонки и смски. Самое странное, что я не могу получить справку о заработной плате — просто не дают.

— Что скажете ему при встрече?

— Привет, как дела? Что за детский сад?

 

Комментарии 88

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила