1 496

Крупнейшая школа Первоуральска отметила 80-летний юбилей

Школа №7 Фото Марии Поповой

Пять минут до начала геометрии. Десятиклассники физмата и непринужденная беседа в это время — понятия несовместимые: учат, повторяют, молятся. Потому что знают — предмет Оксаны Николаевны Семенюк не знать не получится. Захожу в школу спустя 13 лет после выпуска: зеленые стены, пятиклассники, которые носятся, сломя голову, чинно шагают девятиклассницы, мальчишки во дворе кидаются увесистыми снежками. Пахнет плюшками. Это запах ностальгии.

 

Пойдемте к директору

— Пойдемте к директору, — у входа нас встречает Надежда Кирсанова — завуч по внеучебной работе. На секунду в сердце что-то екнуло — где сменка, где дневник. Фраза «Пойдем к директору» — особенная для любого, кто учился в школе.

Татьяна Ржанникова Фото Марии Поповой

Татьяна Ржанникова
Фото Марии Поповой

Татьяна Ржанникова — бессменный директор школы №7, один из самых ярких и харизматичных из ныне действующих.

— Вы застали Антонину Ивановну [Кузнецову]? — спрашивает Татьяна Александровна.

— Да, во второй класс в седьмую школу пришла — помню ее прекрасно…

Седовласая, с пристальным взглядом — появление Антонины Ивановны в коридорах школы заставляло успокоиться даже заядлых «бегунов». Слов при этом директриса не говорила никаких — просто шла.

— Она придерживалась авторитарного стиля руководства. После нее было сложно, потому что я абсолютно другой человек по характеру, по стилю руководства. Но мне кажется, у меня получилось.

— Что самое сложное в кресле директора?

— Здесь два момента. Первый — это так поругать человека и так его наказать, чтобы он не затаил обиду, и у него не пропало желание работать. Это тяжело. Второе — бывают такие тяжелые судьбы у детей, и ты понимаешь, что не в твоей власти им помочь. Наша нормативно-правовая база несовершенна в том плане, чтобы помочь иногда одиноким детям. Знаете, таким, у которых вроде и папа есть, и мама, и даже дедушка с бабушкой — но ребенку живется очень тяжело, и помочь ты ему не можешь. Это уже более нравственный вопрос.

Фото Марии Поповой

Фото Марии Поповой

— Вы еще не создали идеальную школу?

— Я не люблю слово «идеальная». Идеальное — это что-то от бога. Хорошая школа — это наше, земное. Это когда учитель, ученик, родитель, технический работник, завхоз — с улыбкой, с удовольствием встречаются утром здесь. Этого уровня школа достигла. Я все время слежу за степенью тепла — это называется модным словом «ментальность»: обязательно должно быть желание быть в школе, находиться здесь. Два года назад к нам пришла молодая учительница русского языка и литературы. Я спросила — почему в 7-ю школу? Она ответила: «Я спросила, где самый лучший педагогический коллектив, мне сказали, что здесь».

Свое — оно роднее

— Много выпускников приходят в школу в качестве преподавателей?

— Примерно половина учителей — это наши выпускники. Я помню только-только стала директором, захожу 1 сентября в кабинет истории, а там Олечка Махнутина (преподаватель истории — ред.). Она только окончила университет, для нее это первый год в ипостаси педагога, наблюдаю картину: она обнимает букеты, танцует, говорит, что у нее замечательный класс, замечательный предмет, замечательные цветы… Вообще, это хорошая традиция — воспитывать педагогов здесь, в школе. Прекрасный педагог Виталий Гаврилович Мещеряков, который учился у другого нашего педагога — Юрия Александровича Павлова, заслуженного учителя математики. Это легенда уже не городская, а областная. А Павлов, в свою очередь, учился у Рубена Ивановича Овсепьяна. Это математик, который работал в нашей школе в 50-60 года. Мой свекр учился у него. Все вспоминают, на сколько это был талантливый математик. И если ты у него получал «три» или даже «четыре», то тебе были открыты двери в любые учебные заведения.

Фото Марии Поповой

Фото Марии Поповой

— Есть выпускники, которыми вы сейчас особенно гордитесь?

— Знаете, я горжусь выпускниками, не могу сказать, что всеми, но многими. Я горжусь Лешей Дроновым (глава администрации — ред.). Горжусь Ренатом Мухаметшиным (руководитель информационно-технического отдела администрации — ред.), Димой Крючковым (начальник правового отдела администрации — ред.), Людочкой Миклиной, которая Механошина (сотрудник администрации). В то же время я горжусь и теми учениками, которые сейчас уже наши родители, например, Любочка Конюхова, которая сейчас, можно сказать, моя правая рука. Я горжусь своими учениками, которые преподают в школе. Анечкой Татариновой, которая сейчас работает в онкологии и помогает многим людям. Я горжусь и радуюсь, что воспитала такое большое количество детей, и когда Слава Дорохин подходит и говорит, что нужно «поговорить в душку», для меня это дорогого стоит.

— «В душку»?

— Да, потому что оказывается, очень приятно, что я, несмотря на свой пост и элегантный возраст, им еще интересна.

Фото Марии Поповой

Фото Марии Поповой

— Бывает такое, что приходят советоваться?

— Очень часто такое бывает, иногда меня дома ругают в этом плане, потому что советы давать — это очень опасно, все люди разные. Вчера, например, я разбиралась. К сожалению, бывают случаи, когда человек пришел не слушать, а говорить. Понимаешь, что он тебя не услышит, не услышит никак, я это вижу сразу, но я все равно с ним разговариваю. Им не нужны мои слова, им не нужны мои педагогические нотации. Что делать? Просто согласиться.

— Есть ли какие-то проблемы, которые вы хотите сейчас озвучить? Нет ли мыслей о расширении школы?

— Когда я общалась с Куйвашевым (губернатор Свердловской области — ред.), я так осторожно намекнула, что нам нужен какой-нибудь модуль, построенный рядом с нашей школой, потому что нам тесновато. И тесновато — это мягко сказано. Мы сейчас идем по федеральному образовательному стандарту, внеурочной деятельностью заниматься крайне сложно, нам не хватает места, не хватает кабинетов. Эта проблема №1. Но она разрешимая. Когда есть проблемы — это хорошо, лучше идет продвижение, я в этом уверена. Я считаю, что если появляется проблема, то она обязательно должна решиться на более интересном, высоком уровне.

— Какой вы видите школу лет через 10?

На этом вопросе Татьяна Ржанникова усмехнулась, поднялась и подошла к стене.

— Знаете, в этом году нежданно сами себе сделали подарок — попали в число 200 лучших школ России. Я думаю, что мы сами себе сделали подарок к 80-летию. Вот честно говорю, даже не мечталось. Через 10 лет войдем в десятку. Я хочу войти в 10-ку лучших школ России. Плох тот солдат, что не хочет стать генералом. Ну что, теперь в музей?

Фото Марии Поповой

Фото Марии Поповой

Гордость

Поднимаемся в музей. Идем через второй этаж: кабинет №25 — кабинет истории. Кругом — цветы.

— Это Оленька (Ольга Махнутина — учитель истории) старается, рука у нее легкая — все растет, — ловит мой взгляд Татьяна Александровна. — Говорю ей —  повыдергают ведь. Она: нет, не повыдергают. И действительно, мальчишки прониклись идеей — даже в туалет на окно поставили горшок с цветами.

— Подготовка к юбилею полным ходом?

— 80 — красивая цифра, внушительная. За ней стоит так много всего — поколения, судьбы, высокие достижения, разочарования. Всегда переживаю, что у нас очень много выпускников, и понятно, что даже половина желающих не попадут на торжественную часть. В субботу, 31 октября сделаем День открытых дверей — с 9 до 12 школа открыта. Можно зайти, посмотреть, будут открыты спортзалы. Помню, праздновали 75-летие: один дородный дядя говорит другому дородному дяде — давно мечтал пробежаться по школьным коридорам. Ностальгия  — она ведь разная: кому-то хочется школьный пирожок, кто-то вспоминает коржик с томатным соком, а для кого-то ностальгия — пробежаться по школьным коридорам. Потрогать, понюхать аромат детства. Не секрет — у человека не так много звездных часов в детстве.

Надежда Кирсанова Фото Марии Поповой

Надежда Кирсанова
Фото Марии Поповой

Подходим к музею. Нас встречает Надежда Кирсанова — не просто завуч, хранитель музея.

— Ну, что вас интересует?

— Всё.

Другого ответа Надежда Николаевна не ждет:

— Сейчас я вам всё расскажу.

Школьный музей маленький — не хватает места. Раньше здесь была радиорубка: велись радиопередачи, выпускалась радиогазета. Музей носит имя Евгения Рубцова — директор школы в военные и поствоенные годы.

— Евгений Ильич Рубцов приехал в Первоуральск из Белоруссии в 1935 году, проработав сначала учителем биологии, затем став завучем, в 1939 году он становится директором 7-ой школы, самые тяжелые военные и послевоенные годы выпали на его плечи. Отдельная страничка в музее посвящена именно Евгению Ильичу, сохранено много военных писем — он сохранил, — рассказывает Надежда Николаевна. — Переписка велась с нашими бывшими учениками, выпускниками 1941 года, которые ушли на фронт.

Фото Марии Поповой

Фото Марии Поповой

119 выпускников ушли на фронт, 30 — погибли, 4 учителя ушли на фронт и не вернулись. Под стеклом — дряхлые листочки пожелтевшей бумаги. Достать не просим — страшно не только трогать, но и читать.

— Посмотрите, фото так выглядела самая первая седьмая школа, — Надежда Кирсанова показывает на рисунок, где изображена деревянная постройка. — Рождение школы. Первоначально начиналось все с деревянного здания на Пионерской — сейчас ни улицы, ни здания, конечно же, нет. Был двухэтажный деревянный барак, в котором было всего 4 класса, занималось всего 45 учеников. Когда в 1935 году начинается строительство Новотрубного, приезжают новые специалисты, увеличивается количество молодежи, молодых семей — вот для детей новотрубников построили новое здание, двухэтажное, я сама училась в этом здании. У нас была первая комсомольская комната, там стояли знамена, горны, барабаны. Надежда Николаевна рассказывает о здании, в котором сейчас располагается магазин «СОМ». С 1941 по 1943 год здесь находился военный госпиталь №3747.

Фото Марии Поповой

Фото Марии Поповой

— Госпиталь в школе, действительно, был, но школа не прекращала своей работы, — продолжает Надежда Николаевна. — Трудные были годы, здания неотапливаемые, дети сами заготавливали дрова, садили и растили овощи, совхозы-колхозы, и учебный год во время войны начинался с 1 октября.

В 1975 году в школе открывается первый музей, первый руководитель — Циля Иосифовна Дудина. Ей передают все бумаги, все, что было накоплено, предвоенной, военной, послевоенной поры. Уникальные вещи: книги успеваемости за 35-36, 36-37, 43-44 годы, там ученики — те, кто ушел на фронт и не вернулся. На нижних полках музея — каски. Две из них пробиты.

— Спрашивали — откуда у вас все это. Собирали, — Надежда Николаевна с придыханием переходит к другому стенду.

На нем — фотографии учителей. Не сразу узнаю Нину Васильевну Плотникову.

— Учились у нее? — интересуется Надежда Николаевна.

Фото Марии Поповой

Фото Марии Поповой

Училась. Лучший преподаватель английского, благодаря которому упражнение «язык на альвеолы» дало почти идеальное произношение. Своеобразные отношения — Нина Васильевна общалась с детьми как с равными: с одной стороны, гордились страшно, с другой — спрос как с больших. Поэтому детская шалость в виде стука по кабинетам во время физкультуры превратилась в военные действия. Нина Васильевна победила — было стыдно.

Воспоминания прерывает рассказ Надежды Николаевны:

— Вот открытие памятника погибшим выпускникам — первоначально его открыли на Строителей, 5, там, где сейчас располагается начальная школа 21 лицея. Уже потом мы переехали в это здание, которое занимаем и по сей день. Памятник забрали с собой. Открытие музея, памятника, 64-67 год — школа — участница ВДНХ, 70-й год — школа участвует в эксперименте по профессиональному обучению, 20 лет является постоянным победителем городских, областных и республиканских олимпиад. Школа, которая переехала в новое здание, официально получает статус школы искусств, потому что у нас открывается своя хореографическая студия, музыкальный, спортивный кружок, студия ИЗО.

Каждый год выпускные классы готовят выпускные альбомы. Каждый год они пополняют музей школы.

Фото Марии Поповой

Фото Марии Поповой

[divider style=»dotted» color=»#666″ height=»1px»] [row]
Виталий Листраткин  Фото из архива редакции

Виталий Листраткин
Фото из архива редакции

Как я стал в школе героем

Виталий Листраткин, предприниматель, депутат, выпускник 1989 года:

— Поначалу, как и все нормальные советские школьники, я страстно хотел стать космонавтом. Потом — лесничим. Мне казалось, что охранять беззащитных зверюшек в лесопосадках — моя стезя. Но с возрастом стал склоняться к мысли, что лес – это несколько скучновато и стоит подумать о карьере какого-нибудь инженера. Кажется, в восьмом классе произошли события, которые заставили изменить точку зрения — я стал предпринимателем. А в основе столь резкой перемены курса лежал, как ни странно, мой сломанный нос.

Однажды я повздорил с одноклассником. Игорь был на голову ниже меня, но очень вёрткий и резкий. Я же был гораздо крупнее, к тому же только что записался в секцию бокса. Помню, долго никто не решался начать драку. Но зрители подначивали, и я попытался пнуть. Но промазал, а Игорь откуда-то снизу хлестнул кулаком, и в глазах у меня взорвался целый фейерверк. Конечно, это был не нокаут, но что — то вроде нокдауна — это точно. Когда приплёлся домой, глаза заплыли в две тунгусские щёлки, а вместо носа выросла здоровенная подушка. Мама сразу потащила в травматологию. Врач, опытный волосатый дядька, осмотрев мою распухшую рожу, вынес однозначный вердикт:

— Нос у него сломан. Госпитализировать надо, иначе кости неправильно срастутся.
Сделали небольшую операцию. На лице появилась поддерживающая конструкция из гипса и бинтов. В таком виде я отправился в отделение травматологии — выздоравливать. Как выяснилось, там уже прохлаждалась компания таких же «боксёров». Так что в этом смысле я оказался среди «своих». Целыми днями мы слонялись по лестнице, переходам и чердаку: курили и болтали. Там и произошли знакомства, которые определили мою судьбу. А в школу вернулся почти героем — пострадал в схватке, боевые ранения…

Елена Шестакова

Елена Шестакова

И из любимчиков вычеркнула

Елена Шестакова, руководитель хора «Сольвейг», выпускница 1985 года:

— В школе я все время была то председателем совета отряда, то комсоргом класса, что-то постоянно организовывала, поэтому воспоминаний масса. Например, очень хорошо помню конкурсы строя и песни, как отдавала приказы при построении… Еще мы очень любили в 10 классе петь под гитару — наша учительница прекрасно играла играла и пела, я была влюблена в ее голос. Она учила нас — всех, кто пожелает — играть.  В конце каждой четверти мы готовились к школьным вечерам, придумывали конкурсы, играли, пекли всякие вкусности, потом танцевали. Очень романтично. Кстати, моя дочь недавно закончила школу, и у нее не было ни одного классного вечера. Еще одна история, забавная. Училась я хорошо, и меня с подругой Ольгой часто отправлял учитель географии по своим заданиям. Был курьез, когда ей показалось, что она забыла выключить утюг. Отправила нас, дала ключ от квартиры. Когда мы попытались открыть дверь, то сломался ключ. Была паника: что делать? А вдруг пожар?  Бедная Алевтина Константиновна, узнав о таком повороте, так на ругала…И больше никогда никуда не отправляла с уроков. И из любимчиков вычеркнула.

 

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила