21:36, 20 Ноябрь 2015 г.1 401

Администрация Первоуральска прокомментировала ситуацию с арестом муниципального имущества

Дмитрий Солдатов заместитель главы по муниципальному управлениюФото из архива редакции

Дмитрий Солдатов заместитель главы по муниципальному управлениюФото из архива редакции

10 ноября предприниматель Андрей Углов, являющийся учредителем «Строительной компании «Уралстрой», в активе которой жилищный комплекс «Малахит» в микрорайоне Хромпике, сообщил о том, что четыре объекта муниципального имущества находятся под арестом.

Сделано это руками судебных приставов, которые воспользовались столь непопулярной мерой, выполняя решение суда, согласно которому администрация обязана выплатить 4,7 млн рублей — сумма, удержанная с застройщика фондом поддержки жилищного строительства, так как были сорваны сроки по госконтракту.

Андрей Углов уверен: дело — в личном отношении сити-менеджера Алексея Дронова, который сделал всё, чтобы помешать своевременному вводу жилого комплекса в эксплуатацию, к его персоне.

Сегодня администрация дала комментарий по ситуации, ставшей прецедентом для Первоуральска, при этом сделав акцент: нет личных отношений — есть закон и ответственность должностных лиц за его неисполнение.

— Давайте вернемся к 2013 году, когда было выдано разрешение на строительство жилого комплекса «Малахит», — комментирует заместитель главы по муниципальному управлению Дмитрий Солдатов. — О том, что санитарно-защитная зона «Русского хрома-1915» имеет протяженность 1000 м, было известно еще прежней администрации. Когда выдавалось разрешение на строительство в мае 2013 года, были гарантийные письма от «Русского хрома», согласно которым к концу 2013 года (к окончанию строительства), эта санитарно-защитная зона (СЗЗ) будет утверждена и станет значительно меньше, чем километр.

Предприятие разрабатывало проект СЗЗ, который должен был быть согласован Роспотребнадзором по Свердловской области, после чего — окончательная резолюция за главным санитарным врачом РФ. Однако, этого не произошло.

— У нас есть письма Роспотребнадзора от 14 августа 2014 года, где сказано, что «предприятие «Русский хром-1915» по классификации относится к I классу опасности с размером ориентировочной санитарной зоны 1000 метров», — продолжает Дмитрий Викторович. — По СанПиН, в данной 1000-метровой зоне жилая застройка не должна размещаться. На момент готовности к сдаче в эксплуатацию жилого комплекса «Малахит», а это был апрель 2014 года, СЗЗ не была утверждена. Был проект, но не более.

По словам Солдатова, именно тогда компания «УралСтрой» обращается за разрешением на ввод в эксплуатацию к администрации, но получает отказ.

Оснований два: во-первых, по документам разрешенная зона использования — Ж-3, а это значит, что возможно строительство жилых домов высотой до 5 этажей.

— Чтобы построить высотку, требовалась переквалификация в зону Ж-4, — уточняет Солдатов. — Эти изменения в правила землепользования и застройки необходимо вносить. Но чтобы внести эти изменения, необходимо от правообладателя (арендатора) земельного участка обращение к нам, администрации, как к органу, который может инициировать изменение зоны.

Второе основание — протест прокуратуры, суть которого в том, что разрешение на строительство, выданное в мае 2013 года, подлежит отмене, так как жилой комплекс попадает в санитарно-защитную зону «Русского хрома».

— Администрация удовлетворяет требование прокурора — отменяем разрешение на строительство, — говорит чиновник, — а без этого документа ввод здания в эксплуатацию невозможен. Строительная компания «УралСтрой» подает два исковых заявления в арбитражный суд, где оспаривает отмену разрешения на строительство.

В ход идут различные документы, например, бизнесмены ссылаются на то, что «Русский хром-1915» является правопреемником производственного объединения «Хромпик» (советского предприятия), у которого СЗЗ была всего 500 метров.

— Я лично видел эти документы, — заявляет Дмитрий Солдатов. — Предприятие «Русский хром-1915» создано с нуля. Оно не является правопреемником никакого советского предприятия.

Начинается судебная тяжба, которая заканчивается осенью 2014 года: арбитражный суд встает в тупик, потому что появляется заявление прокурора Александра Рудых (прокуратура привлечена в качестве третьего лица): «Роль прокурора при осуществлении надзора в сфере экономики ограничена действующим законодательством, отстаиванием публичного интереса, связанного с необходимостью охраны наиболее важных государству и обществу правоотношений. В связи с изложенным протест от 2 июня прошу считать отозванным».

На основании этого протеста арбитражный суд принимает решение: разрешение на строительство восстановить, поскольку протест прокурора отозван.

— При этом есть любопытная деталь, — акцентирует внимание Дмитрий Викторович. — Ст. 23 «Закона о прокуратуре» гласит, что протест прокурора может быть отозван только до его рассмотрения. А его рассмотрели и удовлетворили.

Арбитражному суду становится проще: разрешение на строительство есть, доводы относительно СЗЗ изучались в процессе, но в письме указывается, что по состоянию на апрель 2014 года не было доказательств о ее протяженности в 1000 метров — позиция администрации не устояла. Суд в декабре 2014 года удовлетворяет требование ввести «Малахит» в эксплуатацию.

— Мы, дождавшись решения суда, в течение 4 дней 12 декабря 2014 года без обжалований выдаем решение на ввод в эксплуатацию, — комментирует Солдатов. — Но документ датирован 14 октября 2014 года, а 12 ноября 2014 года от прокурора города появляется информация: СЗЗ «Русского хрома» не утверждена, получается, что в СЗЗ попадает школа №12, ГБ№4 и множество жилых домов. Таким образом, не допускается размещение жилых домов в этой зоне во имя соблюдения законности.

Дмитрий Солдатов наглядно показывает объекты на карте местности.

— Я опущу моменты переговоров с компанией «УралСтрой», — говорит Дмитрий Викторович. — Компания подает в суд на возмещение убытков в размере 4,7 млн рублей.

Причем, как считает Солдатов, если бы застройщик подал в суд на Фонд жилищного строительства, держателя контракта, который купил 50 квартир у данного застройщика, и оперировал протестами и действиями администрации, то суд бы взыскал в пользу этого застройщика с Фонда сумму в 4,7 млн рулей, потому что вины застройщика нет. Но «Уралстрой», не желая ссориться с Фондом, затевает формальную претензионную переписку, которая сводится к нулю, и подает в феврале 2015 года (выждав срок обжалования решения декабря 2014 года) исковое заявление в суд. Арбитражный суд Свердловской области, рассмотрев иск о 4,7 млн рублей, выносит решение отказать «УралСтрою».

На это решение подается апелляционная жалоба, которая в августе 2015 года в Пермском суде отменяет это решение и постановляет взыскать уже с администрации 3,9 млн рублей.

— Я специально смотрел статистику Пермского апелляционного суда — на отмену или изменения решений приходится всего 5% от числа обращений, — добавляет Солдатов.

По словам Дмитрия Викторовича, суд длился два дня, хотя обычно не занимает и 15 минут. В итоге принимается решение, озвученное выше.

Администрация не согласна, подает кассационную жалобу в Уральский федеральный округ, где решением от 12 ноября поддерживается решение Пермского суда.

11-610x407

Светлана Гладкова Фото из архива редакции

— Решение любого суда в РФ обязательно к исполнению — то есть его не нужно подтверждать никаким представительным органам, — подключается к разговору заместитель главы по экономике и финансам Светлана Гладкова.

Иными словами, одобрение депутатов на выплату средств по решению суда не требуется. Тем не менее, на октябрьскую думу выносится вопрос о внесении изменений в бюджет. Светлана Юрьевна поясняет эти действия:

— Полномочия у меня на внесение изменений в бюджетную роспись по бюджетному кодексу есть. Но нет желания скрывать информацию от депутатов. Именно поэтому, понимая, что у нас будет мировое соглашение в конце сентября, а в октябре мы его должны исполнить, идем на думу. Объясняем ситуацию депутатам. Честно, не ожидали такой негативной реакции. Депутаты голосуют против принятия изменений, но, повторюсь, это не значит, что я не могу произвести выплаты согласно решению суда — опираясь на нормы бюджетного права. И я это делаю.

По мнению администрации, говорить сейчас об аресте имущества — некорректно.

— Речь идет не об аресте имущества, которое, замечу, является имуществом городского округа, а не администрации, — заключает Дмитрий Солдатов. — Речь идет об ограничении регистрационных действий — запрета на совершение сделок с имуществом нет. Другими словами, пользоваться, совершать сделки с ним можно, проблемы могут возникнуть в Росреестре. Но в настоящее время действия судебных приставов оспариваются.

— Ограничение наложено на объекты, которые в совокупной стоимости превышают обязательства по исполнительному листу в десятки раз, — добавляет Светлана Гладкова.

Комментарии 23

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила