382

Мы не сумасшедшие

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Первоуральский художник Вадим по образованию сварщик, пишет картины по памяти и любит зимний восход. С «Городскими вестями» он поговорил о своем творческом пути, заработках художников, пользе критики и порассуждал с нами о личной жизни творческих людей.

 

Луна и беседка

Вадим Таманов родом из небольшого села в Тюменской области. Когда ему было три года, его семья переехала в Первоуральск, где в 1993 году он закончил ПТУ №6 по специальности сварщик. С самого детства он был неразлучен с карандашами и кисточками, но о пути профессионального художника не помышлял. Надоумил его старший брат в 1999 году.

— Я всегда боялся масляных красок, думал, как такими жирными красками рисовать можно? — вспоминает Вадим. — В один вечер мой брат принес целую коробку масляных красок, купленных у какой-то женщины, и мы всю ночь с ним рисовали. У меня до сих пор хранится эта первая картина маслом — луна и беседка.

 

Не картина, а открытка

Вадим — самоучка, единственное, он две недели посещал курсы рисования. Но долго там не задержался — скучно стало натюрморты рисовать.

— Было неинтересно: поставили вазы, а что мне они? — разводит руками мужчина. — Вот я и ушел через две недели, своенравный. Вот и нет у меня никакого художественного образования. С одной стороны, я жалею об этом, ведь корочки, документы — это серьезнее, чем самоучка.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Через шесть лет творческого пути Вадим впервые встретился с критикой на своей первой выставке в музее Новотрубного завода. Мнения публики разделились — кто-то хвалил картины начинающего художника, кто-то критиковал. Больше всех его огорчила позиция тогдашнего директора музея.

— Директор говорила, что картины у меня пестрые, как открытки, — вспоминает Вадим. — Люди оценивают творчество по-разному. Иногда могут и откровенно обделать. Сейчас я уже проще стал к критике относиться, а вот тогда, в 2005 году… Удар был сильнейший. Я хорошо запомнил эту критику директора, когда она сказала, что у меня картины, как открытки. Открытки, представляете! Это привело к затяжной депрессии, я не рисовал целый год, совсем бросил это дело.

Из депрессии художника вытащили поклонники творчества. Кто-то попросил нарисовать и продать им картины. Сейчас, спустя время Вадим считает, что директор музея была права, и некоторые картины действительно слишком яркие.

 

Реализм или абстракция?

Суть творчества первоуральского художника — эксперименты. Он показывает реальность, не уходя далеко от нее в дебри абстракции. Ему близки художники-реалисты, но он уважает Сальвадора Дали.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Творчество должно быть понятным, — уверен Вадим. — А то я вижу современное искусство — холст повесили и три надреза сделали. Большую часть современного искусства я за искусство вообще не считаю. Мы живем среди людей, им должно быть понятно наше искусство. Для кого еще, кроме них, нам творить? Для воздуха? Нарисовать квадратики и поставить на улице? Современное искусство — это «рубашку нараспашку, кто во что горазд». А пусть попробуют нарисовать, как реалисты? Это вам не краской малевать просто так.

 

Луна каждую ночь по-разному светит

У Вадима много ночных пейзажей, хотя, как он говорит, люди темные картины не любят.

— Однако ночное освещение, напротив, интересное, луна каждую ночь по-разному светит, — рассуждает художник. — А закат? Один день есть дымка, другой день нет ее. Пейзажи можно делать всю жизнь. Больше всего я люблю рисовать зиму. Когда лежит снег, все белое, по мне — так это как порядок в природе. Нет такого «ералаша», даже в городе все становится чисто, светло. Самое красивое — закат зимой, нет ничего прекраснее. А если за город выезжать, еще и тишина, вороны не каркают, идеально.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

На пленэры художник ездит самостоятельно и вообще не любит скопления народа. Вадим не отрицает, что он больше одиночка по жизни. Конечно, у него есть приятели и друзья, но их не так много. Причина — завистливые люди, которые нередко встречались ему на творческом пути. Правда, чему завидовать, художник искренне не понимает, мол, пусть садятся да рисуют, так же научатся.

 

Нас часто не понимают

Совсем другая тема — личная жизнь. Вадим начал эту тему фразой: «Искусство ревниво и требует всего человека, без остатка», поэтому, считает он, многие художники одиноки.

— Конечно, бывают художники семейные, — рассуждает он. — Просто нам тяжело найти человека, который нас поймет. Вот вы поймете, если я поставлю жену у плиты, а мне рисовать надо? А ведь ей тоже надо отдохнуть, сходить куда-то. Если я не найду свою судьбу, значит, судьба такая, быть одиноким. Да, любому хочется найти свою половину, с которой вы дополните друг друга. В этом плане простым людям, например, заводчанам, куда проще.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Он отмечает, что художников часто не понимают. Поэтому так тяжело найти любовь, друзей. В этом вся беда всех творческих людей.

— Это не из-за того, что мы сумасшедшие, нет, — уточняет он. — Художник как раз наоборот охватывает больше, видит больше, чем остальные. Глупее люди, у которых вся жизнь сводится к схеме «дом — работа — дом».

 

Но и не Шишкин

Дома у художника много картин, он оставляет только самые любимые. Одна из них, написанная в 2001 году, изображает сумерки и озеро. Вадим называет ее «картиной-талисманом», потому что написал в период бурного начала, стремления к своему «я».

Фото Анны НЕволиной

Фото Анны НЕволиной

— Теперь я нашел себя, — улыбается мужчина. — Мой способ выражения — свет и особые сюжеты в пейзаже. Критика чужих людей меня больше не трогает, я прислушиваюсь к ней, не более. А главный критик — мой брат. Вообще, критика — полезная вещь, не дает расслабляться. Только не нужно отступать от своей цели, если отрицательные отзывы застали вас врасплох. Не сдавайтесь, практикуйтесь, если вы хотите быть серьезным художником. И не смотрите на других.

 

Рисую, чтобы рисовать

Популярный вопрос — на что живут художники, ведь в Первоуральске дорого картины не продать, какие бы они хорошие ни были. Каждый по-разному. Вадим, например, зарабатывает только на продаже картин. Но считает, что это не есть хорошо, и иногда осуждает себя за это.

— Картины продаются по-разному, — рассказывает Вадим. — Могу заработать тысячу за один день, условно в месяц — 30 тысяч. Когда картины не продаются, я беру запас. Не спускаю я деньги, как было в юности, и не зациклен на них. Поел, и хорошо. Я, отчасти, «деляк», ведь живу за счет продажи картин. Я живу за счет внимания людей. Поймите, отдавая художнику деньги за картины, вы даете ему возможность творить дальше. На карту поставлена его дальнейшая карьера. Может быть, меня осудят, что я рисую ради денег и так далее. Я рисую ради того, чтобы рисовать. Этим мы и непонятны другим людям.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Проблема искусства сегодня, по мнению Вадима Таманова — им мало интересуются. На то есть свои причины, ведь у людей куча проблем, которые требуют немедленного решения. Чтобы любоваться картинами, природой времени просто не остается, а творения художников становятся простого красивыми картинками.

— Но мы, художники, не сдаемся, — смеется он. — Я стараюсь показать, как сильна окружающая природа. Сколько бы ни строил человек, природа сильнее и изобретательнее, не стоит об этом забывать.

 

 

Комментарии 4

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила