459

Ничего не обещают

Фото Анны Неволиной

Семья Рашиды Бреховой мирно жила в однокомнатной, пусть и не очень просторной (всего 21,4 кв.м.), зато своей собственной, квартире в доме №8 на улице Кирова в микрорайоне Динас. До той поры, пока в феврале 2014 года у их дома под тяжестью снега не рухнула крыша. За месяц до этого здание было признано аварийным и, видимо, решило самостоятельно ликвидироваться. Дому помогли коммунальщики и в марте того же года снесли строение.

 

Временное = постоянное?

Рашиде, ее супругу и двоим детям, младшему из которых было всего три года, дали комнату в общежитии на улице Ильича там же в микрорайоне. Перевезя нехитрые пожитки, Бреховы устроились на новом месте в полной уверенности, что это пристанище лишь временное. Поэтому бытовые неудобства поначалу их не сильно огорчали. Однако скоро будет три года, как они ютятся в общаге.

Рашида говорит, что в администрацию и она, и другие жители злополучного дома на Кирова обращались неоднократно: просили выделить отдельную квартиру, выплатить компенсацию за разрушенную жилплощадь. Просьбы не помогли, поэтому Рашида Брехова обратилась в суд с требованием предоставить ей и ее семейству жилье.

Фото Анны Неволиной

— Суд отказал, — говорит женщина, — квартира на Кирова у нас была в собственности, поэтому администрация не обязана предоставлять нам отдельное жилье. Но почему у нас тогда не спросили, можно сносить дом или нет, даже не предупредили, что дом сносят. Отремонтировали бы крышу и сколько еще жили. Теперь вот, говорят, надо в суд подавать снова, чтобы просить выплатить нам деньги за квартиру. Хотя администрация сначала обещала выплатить компенсацию, но ничего не заплатила. Был разговор, что предоставят бесплатно 21,4 квадрата, а за остальные метры в квартире надо будет доплатить. Но и того нет. Сейчас ничего не обещают уже.

 

Со своим стульчаком

Уместить всю жизнь на 19 квадратных метрах, а именно такова площадь комнаты Бреховых в общежитии. Здесь есть двухъярусная детская кровать, холодильник, раскладывающийся диван (если он разложен по комнате практически невозможно передвигаться из-за тесноты), обеденный стол, стенка, где лежит и одежда, и кухонная утварь, и прочие вещи, а также напольная сушилка для одежды. Плюс есть возможность поставить санки, велосипед или пустые стеклянные банки в кладовку.

Фото Анны Неволиной

— Старший сын в кровать уже не влазит, — смеясь, сетует Рашида Брехова, — вымахал под два метра. Но новую кровать просто некуда ставить.

Делать ремонт или вешать дополнительные шкафчики запрещено правилами общежития. С трудом Бреховы уговорили коменданта разрешить им сделать в комнатушке перегородку из шторки.

— Чтобы хоть как-то от дверей отгородиться, — поясняет Рашида.

Кухня — общая для всего общежития. Здесь и готовят, и моют посуду. Плиты электрические, поэтому, когда отключают электричество, обитатели общаги сидят на сухом пайке. Едят у себя в комнате. Здесь же можно поставить микроволновку и электрочайник.

 

Фото Анны Неволиной

Туалет из двух кабинок — один на этаж. Рашида и старшие члены ее семьи ходят сюда со своим стульчаком.

— Садиться просто так страшно, — говорит Рашида.

Младший сын, ему сейчас шесть лет, ходит на горшок, хотя его отец и старший брат настаивают, чтобы он пользовался общим туалетом. Но Рашида категорически против этой идеи.

— Всю заразу же соберет, — опасается она.

 

Как в психушке

Душ общий для всех жильцов общежития. Моются по очереди. Обязательно в резиновых тапочках, чтобы не подцепить грибок. Горячая вода в общежитии на Ильича запитана на систему отопления, поэтому пользоваться душем можно только во время отопительного сезона.

Младшего ребенка Рашида купает в детской ванночке, которую ставит в душе на деревянную скамью.

Стирают здесь в машинках активаторного типа и в тазиках. Ставить машину-автомат нельзя.

— Мол, вы будете каждый день стирать, электричество будет мотать, другие жильцы будут жаловаться, что вы электричество используете, а его стоимость потом все вместе платить будут. Счетчики-то общие. Можно подумать, я целыми днями стирать буду. Заняться мне больше нечем. Хоть бы раз в неделю собрать, — объясняет Рашида Брехова.

Фото Анны Неволиной

Если есть желание с комфортом постирать, можно заплатить 120 рублей и воспользоваться единственной стиралкой-автоматом, которая установлена в туалете на первом этаже за решетчатыми дверями.

На первом этаже общежития живет психически нездоровый мужчина.

— Периодически мы сдаем его в психоинтернат, — говорит Рашида Брехова, — потом он снова возвращается к нам. Зайдет в туалет, свет выключит, сидит бормочет. Страшновато. Как в больнице живем: коридор, двери по обе стороны. Да еще и психически нездоровые люди живут.

 

Приходится умещаться

За все «коммунальные удобства» Бреховы ежемесячно платят 4200 рублей. Плюс 800 рублей за дополнительные услуги общежития: работу вахтера, домофона (который включают в 23:00 и выключают в 6:00, а ключ от него жильцам комендант не выдает, несмотря на просьбы) и возможность пользоваться телефоном.

Переезжать на съемную квартиру Рашида Брехова опасается.

— Если мы отсюда уедем, про нас вообще все забудут. Скажут: «Есть квартира, живите», — предполагает женщина.

И ипотека для Бреховых — тоже не вариант.

Фото Анны Неволиной

— У нас просто зарплаты не позволят ее оформить, — говорит Рашида.

Поэтому приходится пока всю свою жизнь умещать на 19 квадратных метрах и ходить в туалет со своим стульчаком.

Часть соседей Бреховых по дому на Кирова живет вместе с ними в той же общаге, нескольким семьям выделили комнаты в общежитии «Динура», одной семье это же предприятие предоставило отдельную квартиру. Женщине, которая жила в муниципальной квартире, выбила себе новую.


Ситуация не нормальная

Елена Гончарова, юрист:

— Ситуация, которая сложилась с домом по Кирова, 8, не нормальная. Право собственности — нерушимо. Поэтому администрация обязана выплатить собственникам квартир снесенного дома компенсацию рыночной стоимости квартиры. Справку о рыночной стоимости можно получить в БТИ, причем узнать, когда квартира стоила дороже, тогда, в 2014-м, или сейчас. И требовать компенсировать большую сумму. Можно попробовать взыскать сумму за моральный вред. Но надо учитывать, что срок исковой давности по данному делу — три года. Поэтому жителям надо поторопиться. В противном случае — получить деньги от администрации будет невозможно.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила