680

Патриот со знанием истории

Фото Анны Неволиной

Многим первоуральцам Дмитрий Разбойников знаком как руководитель первоуральского отделения БТИ. Казалось бы, что интересного может рассказать чиновник такой довольно скучной службы. Но немногие знают, что Дмитрий — обладатель широчайшего кругозора и потрясающе начитанный, удивительный собеседник. Его настоящая страсть — история. Именно она привела нашего героя в фонд «Строганофф», который занимается возрождением культурно-исторического наследия Билимбая.

Незаурядный, восприимчивый, всей душой болеющий за главное дело своей жизни — таким мы увидели Дмитрия и поэтому решили показать его в нашем проекте «Простые истины».

 

Свято-Троицким храмом в Билимбае начал заниматься еще до знакомства с фондом «Строганофф». Ко мне обратился староста прихода Николай Минькин, узнать, как оформить документы на это здание. Я ему все объяснил, он собрал весь пакет документов. Сейчас храм в собственности РПЦ и прихода.

Фото Анны Неволиной

Как познакомился с фондом «Строганофф»? Андрей [Моисеев] (учредитель фонда — ред.) пригласил меня в Билимбай летом, все показать, рассказать. Честно, до этого в храме не был ни разу. А тут заинтересовался.

 

Мне удалось побывать внутри храма Христа Спасителя в Москве, там, куда обывателей не пускают. Смог посмотреть, как все сделано, оценить, как эксперт. Почему именно этот храм? Потому что архитектор у него и билимбаевского храма был один и тот же. В Екатеринбурге храм Спаса-на- Крови тоже посещал. По сути, сейчас это настоящие многофункциональные комплексы.

Фото Анны Неволиной

У нас пока нет однозначного мнения, какое будущее мы хотим Свято-Троицкому храму — делать его музейным комплексом, так как у него потрясающая история, или пусть остается чисто культовым сооружением и там будут идти только службы.

 

В фонде я занимаюсь бумажной волокитой: редактирую документы, подготавливаю запросы — все, что связано с органами власти. Зря я что ли уже 20 лет ношу великое звание чиновника.

 

В настоящее время на храм есть охранное обязательство, это одно из требований, которые по нашим законам должно быть. Храм признан памятником истории и культуры. Бремя несет РПЦ и местный приход.

Фото Анны Неволиной

В настоящий момент с землей под храмом все очень печально. Потому что здесь требуются решительные шаги и со стороны администрации, и со стороны РПЦ, и со стороны общественности. Этот пазл с одной стороны не собрать.

 

Для того, чтобы начать храм восстанавливать, необходимо определиться — что восстанавливать и где восстанавливать. Один из вопросов, который является камнем преткновения — что будет все-таки рядом с храмом? С одной стороны, нужно через определенный алгоритм действий, предписанный законом рядом с храмом определить охранную зону, которая предполагает определенный вид деятельности и строительства, с другой стороны, решить, как эффективно, удобно и правильно и для администрации, и для общественности, и для прихода использовать данную территорию.

Фото Анны Неволиной

 

Изначально у представителей прихода было желание определить участок А, потом участок Б, а после того, как мы получили благословение митрополита Кирилла, так как идеи и цели фонда совпадают с принципами, которые развивают память, любовь, учат истории, они согласились на совместное использование территории. Но с одной стороны — должно быть максимальное использование земель по назначению РПЦ, с последующим развитием территории, с другой — как использовать те коммуникации, которые проходят по данной терртории к садику и будущему спорткомплексу, с третьей — если мы говорим, что это один из элементов развития внутреннего туризма, необходимо рассмотреть инфраструктуру: автобусные остановки, объекты показа. И тут вопрос — как это правильно сделать? Одни говорят — мы не против, скажите, что вы хотите, другие говорят примерно то же самое. И вот на данном этапе мы то к одним подойдем, то к другим, и соединиться в этом вопросе достаточно сложно.

Фото Анны Неволиной

Свято-Троицкий храм — ранее был самым большим на Горнозаводском Урале, средства колоссальные нужны для его восстановления. Лет шесть назад предварительное исследование делал ПНТЗ, тогда сумма обозначалась 400-500 млн рублей — ведь мы восстанавливаем объект культурного наследия.

 

Имея опыт не просто работы в БТИ и зная алгоритм административного ресурса, у меня есть допуск к такой информации, которая обывателю недоступна, например, к тем документам из архива, которые были составлены и рекомендованы заслуженным архитектором РСФСР, профессором, доктором архитектуры  Николаем Алферовым в середине 70-х годов, по сохранению и использованию историко-архитектурных памятников поселка Билимбай. Выяснилось, что те документы, которые я получил, и наши наработки — они совпали на 90%. Это парадокс.

Фото Анны Неволиной

К культурно-исторической экспертизе мы материалов набрали более чем, сейчас необходимо найти деньги на ее проведение.

 

Билимбай — вообще интересная территория. Сейчас у него по решению суда изменен генплан из-за незаконного выделения муниципалитетом земель лесфонда. Что там сейчас будет — пока непонятно. Плюс мы еще проявляем активность со своими предложениями и выявляем объекты не только областного значения, но и федерального, которые могут попасть в реестр памятников культуры и архитектуры. А это, с одной стороны, украшение территории, с другой — обременение для собственников. И тут начинается противостояние. Нам очень много вопросов задают, типа, вы же понимаете, что из-за вас придется изменять вот это и вот это? Мы согласны. Но есть исторический факт, который был подтвержден и архитекторами, и экспертной комиссией Российской академии архитектуры и строительных наук, и местными краеведами, для того, чтобы внести корректировки, чтобы грамотно вести совместную работу.

 

В Билимбае объектами культурно наследия являются Билимбаевский чугуноплавильный завод и храм. Завод сейчас находится на частной территории. Собственник не считает объекты, расположенные на ней, объектами культурного наследия. С одной стороны, его понять можно, потому что, когда он покупал объекты и территорию, никто его в известность не поставил, что покупает он ее вместе с памятниками истории.

 

Цивилизованный путь, который позволит изменить ситуацию, есть. Да, с одной стороны, это будет ущемление прав собственника, с другой — это может принести совершенно другие дивиденды.

 

С имеющимися и вновь выявленными объектами культурного наследия Билимбая нужно делать все ровно то же самое, что и с храмом. Как только получаем охранное обязательство на объект культурного наследия, можно начинать с ним работать.

Фото Анны Неволиной

В прошлом году к нам приезжал президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин. Когда он увидел, в каком состоянии находятся шедевральные объекты культурного наследия, сначала пришел в ужас, а затем направил письма в различные ведомства с просьбой разобраться в сложившейся ситуации и пообещал взять ее под личный контроль. Более того предложил включить идею фонда «Строганофф» в государственную программу по сохранению культурно-исторического наследия: как адаптировать то, что у нас накоплено веками, вдохнуть в это новый функционал, для того, чтобы это сохранялось и использовалось по назначению, найти тот инструмент. Теперь ждем обратной реакции на письма.

 

Я возлагаю большие надежды на помощь [Александра] Кузьмина. Он в прошлом году в рамках форума EXPO BUILD RUSSIA подписал соглашение о сотрудничестве с нашим губернатором. Свердловская область, как промышленный регион, предоставляет прекрасную возможность попробовать создать технологическую схему развития промышленной архитектуры, а опытной площадкой для этой работы может стать Билимбай.

 

Я — патриот со знанием истории.

 

Мне ближе гражданская роль человека, который находится у власти. Я понимаю, что говорит власть.

 

Чтобы быть успешным, достаточно упорства и стремления. А также важно то, что вложила в тебя твоя семья. Да, люди должны себя делать сами. Но значительно легче формировать фундамент в детстве.

Фото Анны Неволиной

Я раз в три года где-нибудь чему-нибудь учусь.

 

Настоящий подарок — это книга. Начитанность, кругозор и воспитание — это базис.

 

Я — не верующий человек.

 

Чужое мнение я слушаю, но буду настаивать на своем. А чтобы переубедить меня, нужен очень весомый аргумент.

 

Депутатом быть не хочу.

 

То, что я приношу пользу нашему обществу, делает меня счастливым. Возрождать историю Билимбая для меня удовольствие. Если бы не было Билимбая, в моей жизни был бы другой подобный проект, я уверен.

 

Никогда не прощу предательства. Никогда не дам человеку, который меня хоть раз обманул, второго шанса.

 

Один человек никогда ничего не решает, даже первое лицо государства. Все серьезные вопросы — дело команды.

 

Из исторических личностей хотел бы встретиться с Петром Столыпиным. Спросил бы у него: «Как сейчас сделать такой же рывок, как в 1913-м году?»

Фото Анны Неволиной

Я очень хорошо готовлю. Особенно вяленое мясо.

 

Большой школой для меня стал туристический клуб «Абрис». Здесь я не только постиг навыки выживания, но и обрел друзей на всю жизнь.

 

У меня прекрасный сын и прекрасная дочь. Они — мое главное достижение.

 

 

Комментарии 13

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.