281

Сибирский американец

Дворец Бутина

— Хотел бы познакомить читателей с еще одним предпринимателем, представителем дореволюционного российского купечества.

Михаил Бутин

Михаил Бутин родился в семье купца третьей гильдии в маленьком городе Нерчинск, который находится на нынешней территории Забайкальского края. Вступив в сравнительно небольшое наследство, Михаил Бутин становиться главой семейства. В 1860-х годах Михаил Дмитриевич решает заняться золотодобычей. Первоначально Бутины разрабатывают прииски на землях Кабинета Его Величества, чуть позже все эти 13 приисков перейдут в собственность «Товарищества братьев Бутиных». В числе этих приисков также состоит и главный бутинский прииск «Дарасунский».

В эти же годы Михаил Бутин становится купцом первой гильдии. Кроме того, Бутин строит в родном Нерчинске дворец в мавритано-готическом стиле, в котором сам с семьей селится. Дворцовая усадьба занимает целый городской квартал в Нерчинске. Дворец Бутин строит около 10 лет: там были громадные пакгаузы, башни для хранения воды, парковые зоны, гроты, статуи, беседки, фонтаны.

Так же во дворце Михаила Дмитриевича размещается контора, магазин, картинная галерея, домашний музей, публичная библиотека в 30 000 книг, аптека со складом медикаментов и даже большой ботанический сад редких растений. Садом заведовала сестра Татьяна Бутина. Татьяна вела консультации и переписку с самим Мичуриным. В это время местные жители шутили, что Нерчинск следует переименовать в «Бутинск».

Дворец Бутина

Пропаганда механизации

Бутинские золотые прииски были не очень богатые на содержание драгметаллов, по этой причине вопрос о себестоимости добычи был очень актуальным. Михаил Дмитриевич ездит на промыслы своих коллег Кашина и Бенардани. После находит инженера-самоучку Коузова, который поступает на службу к Бутину. Они строят новую золотопромывочную машину. Кроме того, Бутин не побоялся поставить на ключевые должности на предприятиях «неблагонадежных» людей с точки зрения властей — бывших политических ссыльных. Далее Бутины скупают еще золотые прииски, которых становиться порядка 50-ти в Забайкальском, Приморском краях, Амурской области. Главный из Бутинских приисков «Дарасунский» и сегодня существует на Дарасунском месторождении. Принадлежит Руссдрагмет, собственником которого является иностранная компания.

Николаевский металлургический завод

В 1873 году Михаил Бутин едет в Америку с целью познакомится их методами золотодобычи. Побывал на золотопромышленных предприятиях Невады и Калифорнии. После даже пишет и публикует в России свою книгу. Именно после поездки Михаила Бутина начинают называть «Сибирским американцем». Дело в том, что Бутин начинает активно механизировать труд на своих предприятиях по прообразу американских предприятий. После сам проектирует грузоподъемные механизмы, которые патентует. Также публикует «Описание привилегированного устройства передвижения по рельсам и цепным подъемом торфов и золотосодержащих песков». Помимо этого еще активно ездит с выступлениями, пропагандируя механизацию труда.

 

Высшая награда

После такого рода рекламы своих механических устройств, Бутину начинают поступать заказы на эту продукцию. Михаил Дмитриевич, чтобы изготавливать эти изделия, покупает Николаевский железоделательный завод, который в то время был убыточным. Кардинальным образом Бутин модернизирует завод, по сути Николаевский завод становится одним из первых в России машиностроительных заводов. Превратив его из аутсайдера в крупнейшее предприятие России, Бутин получает орден Святой Анны III степени.

Бутин в своем кабинете

Николаевский завод даже начинает экспортировать свою продукцию за рубеж. Предприятие в это время начинает изготавливать паровые котлы, небольшие паровые машины, выпускает шинное, листовое и котельное железо, отливки для производственных цепей. Также на Николаевском заводе, когда собственником был Бутин, было построено 11 пароходов. Завод в то время вошел в десятку сильнейших металлургических предприятий России. А за постройку 125-сильного парохода «Нерчуган» заводу присужден Государственный герб Российской Империи (высшая награда для предприятий в то время в России).

Бутин для нужд Николаевского завода на правом берегу реки Ангары построил Лучихинский железоделательный завод, продукция которого пароходами доставлялась на Николаевский. На Николаевском заводе изготавливались рельсы для строительства Сибирской железной дороги.

 

«Золотая» соль

Николаевский завод очень сильно подкосило неожиданное банкротство Михаила Бутина. Новым собственником Николаевского завода станет тот самый Савва Мамонтов, про которого я ранее писал в статье «Савва Великолепный». Но это всё произойдет с Бутиным и заводом позже.

В 1870-х годах Бутин покупает Ново-Александровский винокуренный завод (находился на территории каторги Александровского централа) и Борщовский винокуренный завод. Этими произведенными товарами с заводов снабжалось всё Забайкалье, Приморский край, Витим, Олекма и Якутия. Для снабжения золотодобычи Бутины основывают пароходство. Для пароходства Бутин построил два небольших 20-сильных парохода «Соболь» и «Тарбаган».

Всего же впоследствии в пароходстве было четыре парохода и семь барж, которые осуществляли регулярные рейсы на реках Шилка, Амур, Ангара и Селенга.

Пароход «Соболь»

Также Михаил Бутин отправляет несколько экспедиций, которые прокладывают скотопригодный путь из Южных пределов Забайкальской области к северной Монголии, через часть Маньчжурии. Кроме того, в Нерчинске строит женское училище, музыкальную школу, типографию. Пожертвовал крупную сумму на строительство Иркутского городского театра. Финансирует деятельность Восточно-Сибирского отделения Российского Географического Общества. Поддерживает деятельность Иркутского детсада. Также Бутин в Иркутской губернии построил солеваренный завод, который был необходим региону. Цена на соль продаваемую в регионе монополистами из Усолья-Сибирского была чрезмерна высока. Бутинский завод фактически стабилизировал на консервант цены во всей Сибири.

 

Амнистия для расхитителей

Финансовые проблемы начались в начале 1880-х годов засушливым летом. Реки обмелели и пароходство Бутина понесло огромные убытки. Также отсутствие воды затруднило промывку золотоносных песков, в определенный период предприятия не приносили доход.

Парадная на Николаевском заводе

Весомую часть капиталов Бутина составляли денежные и товарные кредиты, взятые им в Москве и Нижнем Новгороде. Чтобы у кредиторов не возникло сомнений в его честности, Бутин показал им баланс предприятий, в котором активы превышали пассивы. Бутин рассчитывал на понимание и поддержку «собратьев купцов», но ошибся. Среди его партнеров был Хаминов который «организовал» панические настроения, тем самым ему удалось назначить временную администрацию над предприятиями Бутина. Самого Михаила Дмитриевича от руководства отстранили. Хаминов умудрился за бесценок распродать основные активы Бутина в то время пока сам Михаил Дмитриевич ходил по судам. К моменту, когда постановлением Сената Бутину было возвращено право владения своими предприятиями, уже не существовало, например, пароходства с его пароходами и всеми баржами. Бутин сделал попытку взыскать убытки и пропажу активов с временной администрации, но с восшествием на престол Николая II расхитители получили амнистию.

 

Могила без памятника

У Бутина остается недвижимость, кроме того, он строит себе новый дом в Иркутске. Также у него остается несколько приисков и два винокуренных завода. Остатки продает в связи со смертью своего брата, с которым всю жизнь работал. В 1904 году у самого Михаила Дмитриевича возникают сложности со здоровьем — он пишет завещание. Прямых наследников у Бутина нет, все четверо его детей умерли во младенчестве.

В 1907 году Бутин умирает от болезни почек в родном Нерчинске. На своей могиле по его желанию ему не поставили памятник. Михаил Дмитриевич посчитал, что он при жизни успел себе поставить достаточное количество памятников.

После смерти состояние купца было оценено почти в два миллиона рублей. Родственникам он завещал всего 150 тысяч рублей. Своей супруге завещал дом в Иркутске. Огромный дворец в Нерчинске Бутин завещал городу, остальные деньги — Нерчинскому общественному учреждению на строительство и содержание десяти сельских школ в Забайкалье, одного реального училища (училище с уклоном естественных и математических наук) и детского приюта в Нерчинске. Родственники Михаила Бутина попытались оспорить завещание в суде, но безрезультатно.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.