315

Не паниковать и не нарываться

Фото из архива редакции

В январе россиян потрясли нападения подростков на школьников. Первый случай произошел в Перми 15 января. Двое молодых людей, один был вооружен ножом, второй — нунчаками, устроили резню в кабинете четвероклассников. Пострадали несколько детей и педагог. Второй — спустя четыре дня после первого, 19 января. В столице Бурятии Улан-Удэ трое подростков с топором напали на школьников и учителя литературы. И педагогам, и детям нападавшие нанесли серьезные травмы.

Версий произошедшего выдвигается множество: и влияние соцсетей, и конфликты с одноклассниками и учителями, и прочие. «Городские вести» попросили первоуральских специалистов высказать свое мнение.

 

Разговаривать и интересоваться

Марина Быкова, психолог:

— Я изучила информацию по событиям, произошедшим в Улан-Удэ и в Перми. В обоих случаях есть специфические обстоятельства. Так, в Улан-Удэ в принципе неблагоприятная криминальная обстановка в городе, потому что проживает много людей, вернувшихся из мест лишения свободы. Судя по описанию семьи, у мальчика нет контакта с отчимом, он одинок, предоставлен сам себе. И даже предполагаю, что там есть какая-то психиатрия. А в Перми один из участников резни состоит на учете в психоневрологическом диспансере.

Так что обвинять компьютеры, социальные сети или игры смысла нет. Если ребенок растет в благоприятной среде, у него нет генетической предрасположенности к психическим заболеваниям, то есть всё в порядке с головой и генетикой, то, скорее всего, такие вещи не произойдут. Даже зарубежные специалисты, изучая воздействие на людей игр-стрелялок, пришли к выводу, что к неадекватным действиям психически здоровые дети и взрослые, постреляв на компьютере, все равно не склонны. А вот если у ребенка есть проблемы с психикой, стрелялки могут на нее повлиять.

Есть версия, что зачинщики событий в обоих городах — последователи юношей, устроивших весной 1999 года стрельбу в школе «Колумбайн» в США. Но, опять же, психически нормальному человеку не придет в голову мысль стрелять в людей, в детей или долбить их топором. Это — признаки психического нездоровья. Поэтому педагогам в школах следует обращать повышенное внимание на детей, чьи родственники состоят на учете у психиатра, а также на тех, чье поведение сильно отличается от поведения сверстников. Потому как в период полового созревания психические отклонения начинают проявляться. Если педагог внимателен, он сразу это заметит. Поведение таких детей бросается в глаза.

Сейчас в Улан-Удэ решили полностью укомплектовать школы психологами. Но, опять же, какого уровня психологов можно найти? У нас в России уровень психологов не очень высок — мизерная зарплата, отсутствие мотивации для самообразования. Толку от того, что посадят психологов, не будет. Потому что есть вещи, которые просто невозможно предугадать.

С другой стороны, я считаю, что родители должны иметь контакт со своим ребенком. Я настаиваю на том, что родители должны контролировать пребывание своих детей в интернете. Кто-то пишет, что нельзя нарушать личное пространство подростка. Нельзя, конечно. Но наблюдать исподтишка надо, чтобы знать, какие ресурсы посещает ребенок, с кем общается, о чем, чтобы предотвратить многие неприятные моменты. Но, чтобы ни читал ребенок в интернете, если он психически здоров, он не пойдет ни людей убивать, ни животных мучить, рассказ о бойне в «Колумбайне» вызовет у него только ужас.

Разговаривать о том, что в класс может ворваться человек с пистолетом или топором, надо обязательно. Я, например, с сыном сразу побеседовала. Проговорила, как вести себя в подобной ситуации. Всегда ему говорю, что надо анализировать ситуацию и искать выход, а не паниковать. Надо беседовать с ребенком, постоянно повторяя, что надо делать, если произойдет подобная ситуация. Повторение — мать учения. Но говорить надо аккуратно. Не: «Вот видишь, что творится! Ну-ка давай отвечай, куда ты там заходишь в соцсетях!» Надо искать формулировки.

Чтобы не напугать ребенка «страшными» разговорами, выбирайте время для беседы, когда он не устал, в хорошем настроении. Чтобы понять, в нормальном ли состоянии ребенок, с ним, конечно, должен быть налажен контакт. Выстраивание правильного диалога — также очень важный момент. Информацию следует подавать не как нравоучение. Делать акцент на своих чувствах: «Мне тревожно», «Я переживаю» — про свою тревогу надо говорить. Ни в коем случае не говорить: «Ты дурак, тебя уведут, как барана». Надо искать правильные формулировки.

 

Контролировать и учить

Юлия Хомякова, начальник отдела по делам несовершеннолетних:

— Ни для кого не секрет, что сегодня подростки очень много времени проводят в социальных сетях. К сожалению, там есть ресурсы, которые пропагандируют опасное поведение, например, советуют сфотографироваться на краю пропасти, пробежать перед двигающимся  автомобилем, провести ночь в магазине и т.д. Поэтому мы настоятельно  рекомендуем родителям контролировать нахождение и общение своих  детей в соцсетях. Понятно, что выйти в интернет можно с любого телефона, но отслеживать, куда выходят сын или дочь, надо.

Разговаривать с детьми о их жизни, проблемах и переживаниях тоже обязательно надо. Однако нужно помнить, что это — достаточно деликатная тема. Также необходимо разговаривать со своими детьми о каких-либо резонансных трагических событиях. Говорить нужно на подобные темы таким образом, чтобы не вызвать интерес у детей, а сформировать негативное отношение. Говорить ребенку: «Если бы с тобой случилось что-то подобное, нам было бы очень больно и сложно это пережить». Чтобы ребенок даже не допускал мысли сделать так. Порой, подростки не думают о последствиях, не осознают, что могут убить. Для большинства детей смерть не представляется пугающим явлением, ведь она далека для них, в силу своего возраста дети не способны в полной мере осознавать подобную трагедию,  не до конца понимают, какое горе испытывают родители и близкие люди в такой момент.

В школах, наверное, тоже стоит говорить на темы межличностных конфликтов, в том числе — на родительских собраниях. Надо учить школьников бесконфликтному решению ситуации, не распуская руки и, тем более, не применяя оружия. Необходимо учить детей разговаривать, не держать в себе обиды, делится с родителями негативом. Для этого, конечно, должны быть настроены доверительные отношения между родителями и ребенком.  Ведь если подросток копит в себе гнев, горе, обиды, а психика у него неустойчива, он однажды может взять в руки нож или другое орудие, и тогда беды не миновать. Так что здесь необходим комплексный подход, то есть общаться с детьми нужно как родителям, так и педагогам, психологам и, конечно, сотрудникам полиции.


В 2017 году в Первоуральске уменьшилось количество преступлений, совершенных несовершеннолетними. Если в 2016 году их было 116, то в 2017-м — 78. И к уголовной ответственности подростки стали привлекаться реже. В прошлом году было привлечено 72 человека, в позапрошлом — 94. Причин несколько: декриминализация статьи «Побои», а также лишение свободы нескольких подростков, совершивших серию преступлений на территории нашего города.

На спад пошла так называемая «пьяная преступность». В 2017-м году 16 подростков в состоянии алкогольного опьянения совершили 21 преступление, а в 2016 году нетрезвых нарушителей закона было 28, они совершили  37 преступлений.

К сожалению, произошел рост преступлений, совершенных подростками в группах со взрослыми. В 2017 году таких случаев было выявлено 17, а в 2016-м — 15. В 2017 году два взрослых лица привлечены к уголовной ответственности за  вовлечение  в совершение преступлений несовершеннолетних.


 Что делать, если в школе произошло нападение:

— с собой всегда должна быть зарядка для телефона. Современные гаджеты часто разряжаются в самый неподходящий момент. Такого лучше не допускать, чтобы не остаться без связи

— нужно быстро реагировать и убегать. Если нападение происходит в закрытом помещении, нужно действовать быстро, пока злоумышленники не успели взять контроль над ситуацией: «Но именно в эти секунды обычно никто не понимает, что происходит. Объясните ребёнку, что важно быстро сориентироваться, а это возможно только при готовности к чрезвычайной ситуации»

— нельзя пренебрегать правилами из курса ОБЖ. Этот предмет часто считают ненужным. Но ребёнок обязательно должен знать, что делать при захвате заложников, как остановить кровотечение при ранении, как вести себя при пожаре и как выходить из паникующей толпы

— не надо поддаваться стадному чувству. В любой чрезвычайной ситуации сложно собраться. Подростки могут ориентироваться на лидеров или действовать по принципу «как все». Но сбежать или укрыться в первые секунды получается, в основном, у быстродумающих одиночек. Идеи из серии «давайте мы все вместе побежим» или «давайте мы будем сопротивляться» — не лучшее решение

— не нужно спорить с нападающими. Перечить преступникам не стоит. Равно как и спорить с ними, привлекать к себе лишнее внимание или пытаться напасть в ответ

— спрятаться в защищённом месте. Это может быть место под столом или партой, у шкафа или между стеллажами. Задача ребенка — не сидеть в простреливаемой зоне, то есть у окон, дверей и посередине помещения. В случае штурма можно пострадать в том числе от пули спецназа.

— нужно научиться делать повязки на рот и нос. Для импровизированной повязки подойдёт любая одежда — майка, шарф, рукав рубашки. Если есть возможность, то ткань нужно намочить. Такая повязка может спасти жизнь при пожаре

— постараться не паниковать. Ребенку нужно объяснить, что он должен быть начеку и использовать шанс бежать, если он представится. При этом рисковать зря не надо. И да, это сложно, но нужно постараться не паниковать, так как это мешает трезво оценить ситуацию. (По материалам сайта mel.fm )

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.