Истории

«Хорошей жизнью я не живала, а плохую и вспоминать неохота»

История 94-летней жительницы Первоуральска, за которой ухаживают посторонние люди

Евдокии Агафоновой 94 года. Ее лицо испещрено морщинами, но глаза смотрят ясно и даже чуть лукаво. Евдокия Егоровна не упускает случая посмеяться и даже ввернуть в разговор крепкое ругательство. Трудная и какая-то очень ограниченная жизнь не сломила женщину, не лишила оптимизма и жажды жить.

Фото Анны Неволиной

 

Вместо школы — работа

Родилась Евдокия Агафонова в Пермской области. Родители, Ольга и Егор, работали в колхозе. В школе Евдокия Егоровна проучилась только один год — дальше не пустил отец, сказал, что дома работы много.

— Что делала? Что заставят, то и делала. Охота не охота, а заставляли, — вспоминает свое детство пожилая женщина.

В семье было трое детей: Евдокия, ее старшая сестра и младший братик. Следить за ним было одной из многочисленных обязанностей маленькой Дуни. С десяти лет она начала помогать колхозу — например, ходила вместе с родителями полоть.

— Мы там не только пололи, но и бегали. Нам это вместо игры было, — говорит Евдокия Егоровна.

Фото Анны Неволиной

Став чуть старше, девушка пошла работать на ферму дояркой. Примерно в то же время началась война.

— В войну досталось, конечно. Хлеб не давали, на траве жили, а трава, она и есть трава — не вкусная, одеваться не во что было, а все равно песни пели, плясать надо было. Как услышим с девками в бригаде, что гармонист за рекой играет, сходим, попляшем и обратно идем, — с улыбкой вспоминает Евдокия Егоровна, — а ходили-то тогда еще в лаптях. Отдыхать нам не давали. День — коров доишь, ночью — ветрогонишь. На фронт зерна надо было.

Дояркой Евдокия Агафонова проработала пять лет.

 

Сбежавшая жена

Замуж Евдокию выдали рано — в 17 лет. Будущего супруга выбирала сестра.

— Сестра силой отдала. Я его ненавидела, но раньше старших почитали, поэтому я согласилась выйти замуж, — делится Евдокия Агафонова.

Неделю девушка мужа совсем не признавала, даже по имени не звала. А прожив четыре года с постылым человеком, сбежала от него.

— Он пил, гулял с другими — так на какой он мне черт?! — смеется Евдокия Егоровна.

Родители за решительный поступок не корили, знали, что у мужа дочери дурная слава.

Фото Анны Неволиной

— Я у него пятая жена была, ни с кем он долго не жил, — говорит женщина.

Опасаясь супруга, Евдокия Егоровна приехала к сестре в Ревду, где та в тот момент работала. Очень сильно боялась, что пьяница-муж приедет ее разыскивать. Но, к счастью, обошлось. Супруг на поиски благоверной не отправился.

Не зная, куда податься, девушка искала подходящее место для жилья и работы. Приятельница сестры посоветовала ей уехать в Коуровку, мол, люди нужны. Ищущая пристанища девушка отправилась туда.

 

Печь и колодец

В Коуровке Евдокия Агафонова устроилась мыть полы в доме отдыха. Там и проработала до самой пенсии.

Из близких у женщины никого не осталось: сестра умерла от рака, брат повесился.

Фото Анны Неволиной

— Хорошей жизнью я не живала, а плохую и вспоминать неохота, — признается Евдокия Егоровна.

В Коуровке женщина жила в одноэтажном бараке. Из всех благ цивилизации там имелось только электричество. Удобства — на улице, печь — на дровах, вода — из колодца. И если в более молодом возрасте с бытовыми трудностями Евдокия Егоровна справлялась легко, то к старости принести из поленницы на улице дрова в дом стало серьезной проблемой, еще сложнее — натаскать воды.

Несмотря на возраст, Евдокия Егоровна продолжала вести активный образ жизни: ходила в церковь в селе Слобода, по дороге еще успевала грибов насобирать, чтобы потом прихожан грибницей угостить.

Фото Анны Неволиной

Но годы все-таки берут свое. Евдокия Агафонова приболела и немного сдала. Сердобольные прихожане слободской церкви, приезжающие в том числе из Первоуральска, забеспокоились. Они и до этого уговаривали Евдокию Егоровну перебраться в город, мол, жить легче будет — вода в квартире, печь топить не надо. Но женщина отнекивалась по совершенно понятной причине — она просто привыкла жить в Коуровке. И ужасающие бытовые условия не казались ей чем-то из ряда вон выходящим, других она просто не знала. А после болезни люди перешли в настоящее «наступление» и все-таки уговорили переехать пожилую женщину в Первоуральск.

 

С посторонними людьми

Сейчас Евдокия Агафонова живет в съемной квартире вместе с одной из прихожанок храма в Слободе, которая и оплачивает аренду жилья.

— У меня есть возможность сделать это, — говорит Елизавета Каверина, — сначала у меня жили, но чтобы сына не стеснять, перебрались сюда. Свозили Дуню купить слуховой аппарат, к окулисту. Она сначала есть отказывалась, не хочу, говорит. Но, глядя на меня, стала кушать, стала лучше выглядеть. Некоторых продуктов она просто не знала, например, сыра.

Елизавета Каверина. Фото Анны Неволиной

Помимо новых продуктов, Евдокия Егоровна осваивает и другие блага цивилизации — горячую воду из-под крана, унитаз, телевизор.

Всегда готова помочь по дому — вымыть посуду, почистить картошку, развесить одежду в шкафу.

Фото Анны Неволиной

— Вкус к жизни у нее, несмотря на возраст, не пропал, — говорит Елизавета Каверина.

Прихожане, которые уговорили Евдокию Егоровну переехать в город, попытались выяснить, нельзя ли пожилой женщине, всю жизнь проработавшей, каким-то образом улучшить свои жилищные условия. Потому что сейчас, конечно, снимать жилье возможность есть, но что будет через год, сказать сложно.

Фото Анны Неволиной

На письма-просьбы в администрации Первоуральска ответили, что адресной программы для выделения квартиры данной категории граждан не существует и посоветовали встать в очередь. Учитывая возраст пожилой женщины, подобный совет звучит как минимум цинично.

Фото Анны Неволиной

Администрация президента перенаправила письмо руководству Свердловской области, оно — в Западный управленческий округ. Кажется, круг вот-вот замкнется. А Евдокия Агафонова продолжает жить на съемной квартире, которую арендует для нее посторонний человек.

— Мне с Лизой (Елизаветой Кавериной — ред.) лучше, веселее, — признается Евдокия Егоровна, — она мне как дочка. Отробится, придет домой и мы с ней.

«Городские вести» ждут комментарий юриста, который должен рассказать, есть ли у Евдокии Агафоновой шанс улучшить свои жилищные условия.

Если у вас есть варианты, пишите. Богадельни и дома престарелых просьба не предлагать. Их ухаживающие за Евдокией Егоровной люди планируют использовать только в самом крайнем случае.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *