468

Главный архитектор Светлана Кучмаева смотрит на город с точки зрения прагматика

Светлана Кучмаева

«У девушки много оптимистичных планов» — заявил в своем недавнем интервью «Городским вестям» прежний главный архитектор Первоуральска Андрей Саднов, говоря о нынешнем архитекторе Светлане Кучмаевой. Светлана Николаевна себя мечтателем не считает, идеями превратить провинциальный город в Париж не тешится — напротив, трезво оценивает свои силы и понимает, что работы предстоит много. Подробнее — в нашем интервью.

 Все начиналось с картин

Впервые за последние много лет кресло главного архитектора Первоуральска занимает женщина. Светлана Кучмаева приступила к своим обязанностям недавно — в августе 2012 года. Стоит отметить, что Светлана Николаевна в Первоуральске не живет — она из Екатеринбурга, где до недавнего времени работала. За три месяца она не только успела проехаться по улицам города, но и с головой окунуться в работу — общение с горожанами, суды, документы…

— Светлана Николаевна, расскажите немного о себе: где учились, почему решили стать архитектором? Что заставило променять работу в областном центре на периферию?

— Я закончила архитектурно­-художественную академию по специальности «Градостроительство и ландшафтная архитектура». К сожалению, диплом у меня не с красной корочкой — наверное, потому, что успела побывать в декрете, да и работала со второго курса. А профессию выбрала еще в 10 классе. До академии я окончила художественную школу. Наверное, женщинам более свойственно все же заниматься дизайном, декораторством, может даже украшательством… А самыми знаменитыми и гениальными архитекторами, в основном, были мужчины — они намного смелее работают с пространством. Тем более, работать архитектором в сфере градостроительства — для этого нужно быть особенно смелым человеком.

Светлана Кучмаева писала маслом, продавала свои картины. Но это занятие прибыли не приносило, скорее, наоборот. Тогда она продала свои произведения на аукционе, оставив себе только одно — копию с картины Врубеля «Демон сидящий». Также работала дизайнером мебели, потом — дизайнером интерьеров. Промышленным дизайном Кучмаева не занималась никогда, но планирует начать.

— На работу в Первоуральск меня пригласили, — продолжает Светлана Николаевна. — На самом деле, на эту должность я решалась пойти довольно долго. Еще до собеседования я приехала сюда вечером и проехалась по городу. Шокового состояния у меня не было — меня вообще трудно в шок повергнуть, но отметила много негативных сторон. Жилые кварталы расположены в санитарно­защитной зоне предприятий. Архитектура города, мягко говоря, непривлекательная — работать надо долго и упорно. Зато я отметила интересное расположение города на ярко выраженном рельефе. С уверенностью говорю — на сегодняшний день сомнений не осталось, я знаю, что нужна городу.

— Есть ли у Вас любимый город? Город­-мечта, который восхищает Вас архитектурой.

— Я не много, где была, так как всегда очень много работала. Неплохо знаю города нашей области — Верхняя Пышма, Верхотурье, Каменск-­Уральский и многие другие. Например, я работала над генпланом Верхней Пышмы. А вообще я очень люблю Екатеринбург — он для меня родной.

Париж-­Парижем, но это город-­мечта для многих, а я по природе своей практик. В Первоуральск я пришла работать, сделать этот город лучше — если у меня получится Париж, то хорошо. А вот когда у меня будет возможность поменьше работать, то я обязательно начну путешествовать.

Светлана Кучмаева говорит, что в Первоуральске есть отхождения от генплана.

 

«Мы не можем» — не ответ

— Вы успели познакомиться с генпланом города. На одном из заседаний думы вы сказали, что есть «отхождения от него». Что вы имели в виду?

— Первые дни работы были для меня сложными, огромное количество новой информации, при этом с очень давней предысторией, в основном проблемные моменты, которые нужно было срочно решить, и я не могла это сделать, не познакомившись со всей историей того или иного объекта. Поэтому, проверяя и решая вопросы, я сделала вывод, что отхождения от генплана есть, и их не мало. Но при этом есть расхождения, которых невозможно было избежать. Это касается почти каждого города — очень важно, чтобы расхождения не становились серьезными и финансово значительными. На сегодняшний день могу сказать, что Комитет архитектуры и градостроительства уже выявил и не дал допустить несколько серьезных ошибок в градостроительном плане. Мы стараемся их минимизировать. В нашем городе ни заказчики, ни проектные институты не знакомы с генпланом городского округа, и не привыкли еще его придерживаться. Хотя он есть в открытом доступе на сайте администрации, как и правила землепользования застройки. Жители обязаны познакомиться с этими крайне важными документами, тогда и не появится много лишних вопросов.

— Быть главным архитектором города — это политика?

— Это зависит от личной позиции архитектора. Архитектор воспринимает город через эстетические составляющие, а не политические. По большому счету, рано или поздно своими поступками и симпатиями человек все равно начинает относиться к какому­либо общественному движению. Все мы живем в социуме, и даже если ты не зависишь ни от кого, то уже принадлежишь к группе «независимых». Я не буду за или принципиально против кого­то. Я буду за закон. Архитектор может быть независимым, но изменить ситуацию к лучшему без поддержки администрации практически невозможно — все большие дела делаются сообща.

— Все мы видим ситуацию, которая сейчас в Первоураль­ске — разномастные фасады магазинов не только не гармонируют друг с другом, но и с окружающими строениями. Почему администрация не может призвать предпринимателей унифицировать фасады магазинов и офисов, побороться с произволом?

— Произвол предпринимателей и унифицирование фасадов — это разные вещи. С произволом предпринимателей бороться надо. А унифицировать фасады — вопрос спорный. На самом деле, каждое здание, как человек, должно быть индивидуально: здание или комплекс зданий, застройка зданий. Грамотная работа архитекторов­проектировщиков, не коверкая ритм и стилистику зданий, вписать современное здание в существующую застройку. Грамотно вписать — это не значит построить суперсовременное здание рядом с историческим, хотя и такое соседство имеет место быть. А если это обшарпанные фасады, то каким должно быть здание, стоящее рядом? Но сплошное единообразие фасадов — также может привести к обратному результату.

Вообще я несколько расстроена местными проектировщиками. Они всегда идут на поводу у заказчика. Заказчики не смотрят на здание рядом, как не смотрят и архитекторы. Заказчик экономит свои деньги — архитектор экономит его деньги. «Мы не можем…» — мотивируют проектные фирмы. Но нет ничего невозможного! В Первоуральске — из крайности в крайность: здание старое, а посередине входная группа из суперсовременных материалов — это как инородное тело выглядит. Так делать нельзя. Очень часто заказчик не прописывает архитектурный надзор, который я собираюсь вести.

 Лучше что-­нибудь путевое

— В городе дефицит парков и скверов, вместо них усиленно строят торговые центры. Почему так? Почему при выдаче разрешений на строительство центров не учитывается размещение парковок? В частности, возле ТЦ «Марс».

— На самом деле, у пресловутого «Марса» есть подземный паркинг. Согласно проектной документации, подразумевался подземный паркинг для покупателей. Насколько я знаю, сейчас он платный. Недавно хозяева «Марса» приходили и просили выделить земельный участок рядом с центром под парковку. Недалеко, через дорогу. Но там все равно невозможно этого сделать. Я пока не занималась этим вопросом плотно.

По поводу дефицитов парков и скверов. Я посмотрела территориальное планирование, генплан, и по состоянию современного использования зеленые насаждения составляют около 133 га. У нас проблема не по дефициту парков и скверов, а по благоустройству и содержанию их. Некоторые зеленые островки настолько загрязнены, в том числе и самим жителями, что в них страшно заходить. Иной раз думаешь, лучше бы построить на этом месте что-­нибудь путевое.

Не всегда удается сопротивляться строительству нового торгового центра согласно нашему законодательству. Главный архитектор должен быть не просто архитектором, но еще и юристом. Если у заказчика участок уже в собственности, то в данном случае комитет архитектуры проверяет все требования к расположению участка, а также целесообразность строительства и выполнение требований нормативного законодательства. Чтобы не допустить нового строительства, должны быть действительно веские причины. Если их у меня нет — то я разрешаю. Я не могу сказать — нецелесообразно строить центр, а что целесообразно — грязные кусты?

— Давайте поговорим о том, как будет расти наш город дальше. В каком направлении будет развиваться жилая застройка?

— Анализ градситуации показал, что город имеет жесткие ограничения по территориальному развитию, так как у нас большая часть города находится в зоне воздушного загрязнения предприятиями. И наиболее благоприятными, с точки зрения экологии, направлениями являются северное и северо­-восточное. А вот в существующей застройке новое строительство возможно только в исключительных случаях. Пока я делаю анализ. На сегодня начато освоение площадок на Молодежном, микрорайон Запрудный сдерживается только отсутствием инженерных коммуникаций. Несколько недель назад на территории района Чусовской было подготовлено и выдано техзадание проекта планировки, но данный участок подвержен возможному подтоплению. Там необходим перечень работ. Вблизи этих участков — 50 м — возможно только размещение пятого класса вредности. А именно предприятия логистики, складские помещения и обслуживание уже имеющихся предприятий. Никаких новых производств.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.