1 180

Еще немного о врачах-«убийцах»

Вадим Кучумов, заведующий кардиологическим отделением ГБ№1 Фото из архива редакции

Солнечным утром вполне еще молодой мужчина 42 лет привычно зашел в автомагазин по улице Ватутина,где работал продавцом-консультантом. Мужчина улыбался — вечер обещал быть приятным, с любимой женой и двумя детишками.

Внезапно  жгучая боль сковала грудь так, что трудно стало дышать, закружилась голова и подкосились ноги. Собрав последние силы и вспомнив из теоретического курса экзамена в автошколе, что в аптечке машины имеется нитроглицерин, мужчина направился на парковку к своему автомобилю. Каждый пройденный метр требовал усилий, сопоставимых с энергозатратами спринтера для преодоления стометровки. На улице, несмотря на прилив свежего воздуха, силы покинули молодого человека, и он рухнул на колени… Больше события этого дня он не помнил.

Тем временем доктор «Скорой помощи» Сергей, «отстрелявшись» на  вызове, с чувством выполненного долга возвращался на подстанцию. Автомобиль «Скорой» завернул с площади Победы на  Ватутина,  и два человека встретились в нужное время в нужном месте. Опытный взгляд врача с 35-летним стажем сразу заподозрил неладное в странной позе прилично одетого  молодого мужчины и велел водителю остановиться. Худшие опасения подтвердились : симптомы указывали острейшую стадию обширного инфаркта миокарда. Не тратя время на снятие ЭКГ, «скорая» помчалась в приемное отделение ГБ №1. По данным ВОЗ, 50% больных с такими симптомами умирают в течении  часа, что, собственно, и случилось, едва каталка с пациентом была завезена в приемное отделение терапии: невидимый хронометр показывал 15 минут от начала приступа…

Умирал  главный герой не один, а целых четыре раза, но подоспевшие на помощь кардиологи категорически возражали против этого, и с четвертой попытки убедили кого-там на небесах, что 42 года — слишком мало, чтобы отправиться в мир иной.

Дальше все пошло по плану: препарат для растворения тромба, закупорившего артерию в сердце, перевод в клинику в Екатеринбург, где в этот же день в проблемное место артерии был установлен стент, далее кардиологический санаторий. И обещанная, пусть и с опозданием, поездка за город с детьми.

Молодой человек заходит в кардиологическое отделение  раз в месяц поговорить  о здоровье и  жизни, теперь у него два дня рождения: один — в 1972,второй — в 2014 году. Показывал недавно фотографию  старшего ребенка — в этом году он пошел в школу.

Все изложенное выше — это не краткое описание фильма из тех, что так любят крутить на канале «Россия», а одна из десятков реальных историй, которые проходят  ежегодно через кардиологическое отделение.

Большинству наших СМИ эти истории про медицину категорически не нравятся — не тот «экшн», понимаешь. Трупов ведь нет!

Журналисты смакуют подробности смерти человека после пяти инфарктов и инсульта, не задумываясь ,что в старые времена  для дороги на тот свет могло хватить и одного-единственного приступа, и как-то ведь откачали бедолагу после пресловутых инфарктов и инсультов обычные первоуральские врачи  А наиболее «подкованные в медицине» комментаторы  убедительно доказывают, что в Первоуральске болеть нельзя — обязательно заморят.  А где можно? В Красноуфимске? Ивделе? Серове? В Екатеринбурге? Хм….пожалуй, в Екатеринбурге. «Ой! — истерично заверещат  самые умные читатели и блогеры, — а в самой лучшей больнице Екатеринбурга — областной № 1 — нынче же во время операции шестимесячного первоуральского мальчика не смогли спасти с тетрадой Фалло!» А это, на секунду, четыре больших порока на одно маленькое сердце.

Можно спросить у 42-летнего мужчины,отмечающего 2014  как год второго рождения, — можно ли болеть в Первоуральске? Если что, я подскажу телефон.

 

Комментарии 20

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.