2 275

Парк советского периода — что ждет парк культуры и отдыха в этом сезоне

Директор Парка культуры и отдыха Наталья Гичкина намерена "рулить" парком так, чтобы горожане больше не помышляли о екатеринбургских ПКиО
Фото Сергея Баталова

Директор Парка культуры и отдыха Наталья Гичкина намерена "рулить" парком так, чтобы горожане больше не помышляли о екатеринбургских ПКиО Фото Сергея Баталова

В Первоуральске очередная инновация коснулась хорошо забытого старого — парк культуры и отдыха, отмечающий в этом году 55­-летний юбилей, решили преобразить. Преображения начались внезапно и, по доброй первоуральской традиции, без скандала не обошлось.Внимание общественников и журналистов привлек зоопарк, в котором приступили к оптимизации численности животных, а также реконструкция парка, которую почему-­то сравнили с «мерзостью и запустением». О том, появится ли в парке новое колесо обозрения, почему зоопарк отказался от кабанов, что такое терренкур и о наследии «опытного хозяйственника» — в интервью директора парка культуры и отдыха Натальи Гичкиной.

Грабительские условия в «Мире счастья»

Наталья Гичкина встречает журналистов «Городских вестей» в кабинете администрации ПКиО — должность директора парка она занимает с 4 марта этого года. На столе — аккуратные стопки документов, дальше — хаос в виде эскизов и планов местности. Рассматриваю пять эскизов входной группы парка.

— Вот эта мне нравится, — решаю озвучить свое мнение.

— Это старье — в наследство осталось. Опережаю вопрос: старые проекты использовать не будем, потому что, во­-первых — морально устарели, а во-­вторых — сейчас поставлена другая задача. Нельзя делать проект ради проекта, руководством администрации мне поставлена задача  — сделать парк комфортной зоной отдыха горожан. Если говорить по­-человечески: я хочу возродить парк своего детства. Сделать такой парк советского периода. Может, не будем в кабинете сидеть? Пойдемте по парку пройдемся.

park

Полным ходом идет расчистка площадки для будущего колеса обозрения. Диаметр нового аттракциона — 28 метров. Начальник участка разрешил и нам посидеть за рулем строительной техники Фото Сергея Баталова

— Наталья Зиновьевна, что же вы пришли и сразу стали революцию вершить? Посидели бы тихо-­мирно, пополучали бы зарплату, попривыкли бы к вам, а потом уж потихонечку и перевороты задумывать можно…

— Знаю-­знаю, это в стиле Первоуральска — сиди и не высовывайся. Я пришла работать, к парку у меня особое отношение —  все детство в нем прошло. А то, во что парк превратился за эти годы — вообще парком назвать сложно. Нельзя списывать на провинцию — мол, нам и такого достаточно. Есть потенциал, есть желание — надо делать. Вкратце, что я застала, когда пришла в парк: аттракционы в ужасном состоянии, особенно те, которые муниципальные. Помните «Паровозик»? Готовые декорации к фильму ужасов. Все относительно нормально работающие аттракционы через те или иные фирмы принадлежали господину Кокорину.

— Анатолию Николаевичу? Бывшему директору парка? Каким образом директор МУП может иметь в собственности аттракционы?

 

Лазертаг (от англ. laser — лазер, и tag — метка), или лазерный бой, кузар  — высокотехнологичная игра, происходящая в реальном времени и пространстве. Суть игры состоит в поражении игроков-противников (и, часто еще и специальных интерактивных мишеней, или АУЛов, — «баз») безопасными лазерными выстрелами из бластера-автомата. Собственно «поражение» игрока происходит путем регистрации луча бластера-автомата специальными датчиками оппонента (сенсорами), закрепленными на одежде игрока или на специальном жилете (повязке).

— Да очень просто. Например, МУП «Парк культуры и отдыха» заключил договор с фирмой «Мир счастья», директором которой является Никита Анатольевич Кокорин. Формально все правильно: кто мешает сыну директора МУП заниматься бизнесом? Никто. Пусть даже и в юном возрасте. Изучаем документы.  Договор с фирмой «Мир счастья» был заключен, я считаю, на грабительских условиях: 50 процентов выручки достается Кокорину, на парке остаются техническое обслуживание, текущие ремонты, зарплата контролерам, кассирам, обеспечение безопасности, затраты на электроэнергию и так далее. Парк фактически занимался обслуживанием кокоринских аттракционов. Вернемся к теме. Садово­парковое хозяйство давно в запустении: нужна регулярная уборка, чистка насаждений от больных деревьев. Сейчас задача №1, которая передо мною поставлена — обеспечение в парке безопасности, для чего будет установлено дополнительное ограждение,  новое, современное освещение, а также реализуем давний проект — видеонаблюдение. В парке должно быть светло и безопасно — он станет полностью закрытой территорией.

Попробуй не успеть

— Не помню, чтобы депутаты принимали поправки в бюджет по парку…

— Проектирование и реконструкцию ограждения, освещения, видеонаблюдения и других «базовых» основ любого парка осуществляет инвестор. Все перечисленное является условием для работы в парке  любого оператора. Никто не пойдет работать в парк, в котором темно, небезопасно, не гарантируется сохранность оборудования оператора. Поэтому работы по обеспечению безопасности осуществляются в первую очередь.

А дальше — работа с операторами. Считаю, что опыт многих парков необходимо внедрить и в нашем. Всем занимаются операторы — аттракционами, фуд-­зоной, лазертагом и т.д. Задача парка — обеспечить безопасность посетителей, сохранность оборудования, чистоту и порядок в садово­парковом хозяйстве.

Строительство «Аллеи любви» анонсировали в парке культуры и отдыха еще в прошлом году. Вымощенная дорожка, фонари... Планы не сдвинулись дальше нескольких метров парковой плитки. Сейчас, по словам директора ПКиО Натальи Гичкиной, пришлось ввести пропускную систему — бывшее руководство парка пытается вывезти все, что им принадлежит. Даже плитку, разбирая дорожки.  Фото Анны Неволиной

Строительство «Аллеи любви» анонсировали в парке культуры и отдыха еще в прошлом году. Вымощенная дорожка, фонари… Планы не сдвинулись дальше нескольких метров парковой плитки. Сейчас, по словам директора ПКиО Натальи Гичкиной, пришлось ввести пропускную систему — бывшее руководство парка пытается вывезти все, что им принадлежит. Даже плитку, разбирая дорожки.
Фото Анны Неволиной

— С оператором, который зайдет с аттракционами, определились?

— Желающих было много. Но список очень быстро сузился, как только было названо основное условие — необходимо сделать новое колесо обозрения. Легко привезти батут, надуть, денег заработать, увезти. Нам нужны ответственные и серьезные операторы. В итоге такие нашлись — местные предприниматели. Я не хочу озвучивать имена, пока не будут закончены аттракционы — желающих вставлять палки в колеса много, не хочу, чтобы человек занимался отписками вместо реальной работы. Колесо обозрения уже делают, установлено оно должно быть ко Дню города — 19 июля. Сумма немаленькая. Мне не озвучивали стоимость конкретно этого колеса обозрения, но я изучала вопрос: от 10 млн стоит такое удовольствие. Для сравнения, цены остальных аттракционов — от 200 до 700 тысяч рублей.

— Успеете?

— Меня многие спрашивают – а вы не боитесь не успеть все сделать? Отвечаю — если бы вы знали, как боюсь! График на личном контроле у главы администрации. Спрос очень серьезный за любое отклонение от сроков. Сразу сказала оператору аттракционов — он уже приступил к установке новых аттракционов — есть вопросы:  решаем все напрямую и оперативно, без посредников.

Терренкур, сад камней, скейт­парк

— В комментариях на сайте «Городских вестей» был задан вопрос: где конкурс, как определился победитель, почему именно эта фирма будет заниматься аттракционами?

— Конкурс не требовался. Для примера: а «опытный хозяйственник» Кокорин разве разыгрывал какие­-то конкурсы, когда со своими аттракционами в парк заходил? Мы действуем точно так же — процедуры один в один. Мы для себя проводим внутренние конкурсы — сравниваем качество, стоимость и перечень услуг. В нашем случае выбора большого не было. Выбор сделали в пользу нормальных, а не грабительских условий. Парк не будет содержать аттракционы, все техническое и кадровое обслуживание — на операторе. Парку будут возмещаться затраты на электроэнергию, охрану плюс согласованная доля от прибыли.

— То есть уточню: оператор не платит, допустим, за аренду парковой земли?

— Мы заключаем договор о сов­местной деятельности, в котором о земле речи не идет.

— Резонный вопрос от читателей: почему стали реконструировать все сразу? Почему бы не убирать аттракционы постепенно, чтобы не лишать горожан привычного досуга?

— Во­-первых, мы расторгли все договоры с «кокоринскими» фирмами, на сегодня они все свои аттракционы вывезли.  Все аттракционы, которые сейчас остались в парке — муниципальные. Каждый может убедиться, в каком они плачевном состоянии. Во­-вторых, одно из основных условий реконструкции парка, которое администрация поставила перед собой — ни одно дерево не должно пострадать во время реконструкции. А это значит, что архитекторы­-авторы проекта  могли планировать использование только так называемых «проплешин», которые были заняты аттракционами.  Да и работы не могут проводиться поэтапно: необходимо подготовить площадки для других аттракционов, спортивных площадок, кафе — использовать пространство парка, которого не так и много, по максимуму. Вот, например, как будет выглядеть кафе: в обход деревьев, в вечернее время с красивой иллюминацией.

Кликните на картинку, чтобы она увеличилась

Кликните на картинку, чтобы она увеличилась

IMG_4593

— Давайте о реконструкции поподробнее. Что появится в парке?

— Так (загибает пальцы на руках): зона аттракционов во главе с колесом обозрения, общедоступная спортивная зона (кольца для стрит­бола, уличные тренажеры, столы для пинг-­понга), скейт­парк. Скейт­парк также будет бесплатным, а потому не совсем профессиональным, но желания местных любителей удовлетворит. Обязательно появится летний театр — сцена и зрительный зал. Помните, ретро-фото на сайте парка? Там стоят люди, на заднем плане — колесо обозрения, а толпа куда смотрит? Они смот­рят на сцену. Та сцена, которая есть в парке сейчас — конечно, будет демонтирована. Особое внимание к зоне памяти — там, где сейчас установлен Памятник труженикам войны и тыла. Зона будет приведена в порядок. Далее — терренкур и сад камней. Там первоуральцы могут просто побыть в тишине и спокойствии — о чем­-то подумать, что­-то переосмыслить. Конечно, дорожки для прогулок — для мамочек с коляс­ками, пенсионеров. Парк — это, в первую очередь, зона релаксации. Этнический музей ремесел — горшки можно будет сделать, подкову выковать и так далее. Будет веревочный парк. Зоопарк также будет реконструирован — с новыми вольерами, с дорожками, с качественной экспозицией.

Фото с официального сайта Парка культуры и отдыха

Фото с официального сайта Парка культуры и отдыха

О партийной сознательности

— Для кабана Фунтика там места не нашлось?

— Начнем с того, что когда я пришла работать в парк культуры и отдыха, проблема зоопарка стояла наиболее остро среди всех подразделений парка. Я попросила специалистов из Екатеринбурга осмотреть зоопарк. Эксперты нашли массу недочетов: например, вольеры не соответствуют нормам. Нельзя кормить зверей со стороны посетителей, кормежка должна производиться только с технической стороны. Сами вольеры оставляют желать лучшего: не соответствуют нормам по толщине прутьев, по высоте. Животные в удручающем состоянии — многие поражены рахитом, конъюктивитом. Очень удивились гости из екатеринбургского зоопарка, когда увидели кабанов. Первый вопрос: вы в курсе, что от содержания этих животных в неволе давно отказались все зоопарки, потому что животные крайне опасны в силу массы и норова? Последним «сдался» питерский зоопарк, после того, как кабаны взрыли бетонные укрепления и натворили дел на территории зоопарка.  Ценность кабана, как экспоната, в соотношении с затратами на его содержание — практически нулевая. Гораздо интереснее в плане лицезрения тот же енот-­полоскун — забавный и чем­-то занят постоянно. От кабанов решили избавляться. Естественно, с соблюдением всех норм и требований.  Кабана мы продали по договору за 10 000 руб­лей. Никто на территории  парка не занимался его отстрелом — по договору животное усыпили, чтобы транспортировать. Не буду отрицать, что кабана забрали в охот­хозяйство — название говорит само за себя.

Фото Анны Неволиной

Лошади — новая скандальная тема первоуральского зоопарка. В первоуральском суде рассматриваются претензии экс-­директора парка Анатолия Кокорина к нынешней администрации — Анатолий Николаевич требует вернуть лошадей, которых считает своими. «Городские вести» намерены побывать на судебном процессе. Фото Анны Неволиной

— Сейчас зоопарк что-­то реально зарабатывает?

— Есть такое понятие, как экономика предприятия. Зоопарк — тоже предприятие со своей экономикой. Когда я вступила в должность, не стала сразу махать метлой, а дала два месяца руководству зоопарка проявить себя, ведь мне представили этих людей как профессионалов с шестилетним стажем работы. Постепенно начала вникать в курс дела, смот­реть, сколько и каких животных содержится, сколько денег уходит на их питание. И тут обнаружила массу сюрпризов!  Вот, например, 20 куриц, которые не представляют никакой экспозиционной ценности — обычные пеструшки. Непонятно, зачем зоопарку 20 кур? Когда дело дошло до продуктов деятельности, возник вопрос: где яйца, которые можно использовать в рационе других животных? А яиц нет. Почему нет? А они не несутся. Тогда вообще непонятно: зачем нам куры? Или они несутся, но тогда где все пропадает? Куда деваете рога от маралов? Выбрасываем. А шерсть от баранов и верблюдов? Выбрасываем. А кабанята, которые рождаются, на секундочку, каждые три месяца по 10­-13 штук? Да вот раздали куда­-то там… Ради интереса позвонила в одно из охотхозяйств и спросила, пользуются ли спросом кабанята. 10 000 рублей дают за одного маленького кабанчика. Итог таков: яиц нет — куры не несутся, рога марала выбрасываем, шерсть тоже, кабанчиков то ли раздали, то ли потеряли. Вы в это верите? Доходим до рационов. Мясо — по кормовой ведомости уходит 650 кг, хотя нужно 420, яблоки — 43 кг, хотя нужно 1,2 кг, бананы — 35 кг, нужно 1,5 кг на месяц для всех животных. Получается так, что в нашем зоопарке звери съедают больше, чем хищники в Екатеринбурге. А там и тигры, и львы, и леопарды… Я по наив­ности решила наладить отношения с коллективом, пригласила руководство к себе для беседы, показала цифры, к которым нам нужно стремиться. Поставила задачу: зоопарк предназначен для экспозиции животных, а не для их бесконтрольного размножения,  давайте ваши предложения по уменьшению  количества зверей в зоопарке. Как продать, например, хищника? Должен быть оформлен ветпаспорт, его нужно привить, через 21 день его нужно продать, сообщив на ветстанцию, куда продали животное, чтобы его поставили на контроль в новом месте обитания. Проходит месяц. Рационы не меняются, количество животных не уменьшается, вольеры никто не убирает — это к вопросу о запахе вокруг зоопарка, который у общественников был чуть ли не основным доводом против строительства детского сада в черте парка. Почему бы не вспомнить сейчас об «опытном и умелом хозяйственнике»? Для чего зоопарку 12 рахитичных, больных конъюктивитом енотовидных собак?

Директор парка культуры и отдыха Наталья Гичкина успокаивает первоуральцев и обещает, что новое колесо обозрения появится в парке к Дню города. Фото Сергея Баталова

Директор парка культуры и отдыха Наталья Гичкина успокаивает первоуральцев и обещает, что новое колесо обозрения появится в парке ко Дню города.
Фото Сергея Баталова

Сейчас, когда мы занимаемся проектированием нового зоопарка, берем во внимание все требования к содержанию животных и квалификации персонала. Было много споров — нужны ли зоопарку хищники. Можно было просто оставить контактный зоопарк. Содержать нехищников гораздо проще и дешевле.  Но глава администрации поставил перед нами задачу сохранить хищников в новом зоопарке. Хотим добавить  представителей кошачьих — рысь, например.  Скажу честно: не думаю, что возьму в новый зоопарк кого-­то из прежних сотрудников — не вижу у людей желания работать. Желание содержать личное подсобное хозяйство вижу, а желания сделать хороший зоопарк — не вижу.

— Что за история с детской площадкой в центре парка?

— В марте 2015 года  парк получил исполнительный лист на 680 тысяч от ООО «Светлореченский карьер». За площадку, некогда «подаренную» парку. Мы ее называем сейчас «яблочной» площадкой.  Стала разбираться — на баланс парка площадка поставлена не была, но при этом господин Кокорин подписал накладную о приемке площадки. Не будь этой накладной, суд по площадке парк бы не проиграл. Сейчас удалось договориться о рассрочке погашения задолженности — на год. Сразу вопрос: ярые любители животных, борцы за Фунтика — посчитали ли эти люди, какое время можно содержать зоопарк на 680 тысяч? Тут волей­-неволей задумаешься о партийной порядочнос­ти: «Единая Россия», например, полностью взяла на себя содержание медведя Балу, все свои обязательства выполняет, средства на содержание медведя парк получает от них вперед  на несколько месяцев.  А партия «Яблоко» что сделала? К сожалению, люди, которые так любят критиковать, сами в конструктивной деятельности, увы, не замечены. На вашем сайте у меня спрашивали, куда делись деньги за металлолом. Отвечаю: ушли в счет погашения задолженности за вышеупомянутую площадку. Аттракционы демонтировались и при Кокорине, только договоры получались нулевые: стоимость демонтажных работ равнялась стоимости самого лома. У нас не так: на ломе мы заработали, но деньги приходится отдавать.

— Парк новой культуры — это что за парк?

— Смысл в названии. Не будет парка будущего или Диснейленда — будет нормальный парк, комфортный для жителей. Для меня парк — сердце родного города.

— Парк новой культуры — по аналогии с Домом  новой культуры?

— Да, конечно. Вы знаете, слышу и читаю много злословия от оппонентов по поводу «новой культуры». Вот у меня трое детей. Старший родился и долгое время жил в Первоуральске. Для него этот город — родной. А свой родной город любишь ведь любым. Переживаешь, конечно, если что-­то не так, но все равно любишь. А вот младший сын, ему 15 лет,  всегда говорил — Первоуральск вроде недалеко от Екатеринбурга, но в нем как будто время остановилось. Сегодня город будто разбужен новыми руководителями — и это перемены, прежде всего, в подходах к решению любых вопросов.  Да, новая культура во всем — это принцип работы новой администрации. То, что цех «Высота 239» занимает 10 место в рейтинге самых красивых заводов мира — это не просто информация. За ней стоят люди, которые умеют работать организованно и красиво. Я горжусь тем, что имею хоть какое-­то отношение к тем переменам, которые происходят в моем родном городе.

park

Фото Анны Неволиной

 

Комментарии 41

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила