145

В поселке Прогресс на мемориале павшим появилась строчка: «Александр Георгиевич Казарин»

Фото Андрея Попкова

Фото Андрея Попкова

Казарины, отец и сын, оба погибли в первые годы Великой Отечественной войны. Только о Георгии Казарине известно, по фронтовым меркам той войны, достаточно: номер полка, где погиб, где могила, родным пришла «похоронка». Его имя и фамилия были выбиты на плитах мемориала погибшим, открытого в поселке Прогресс. О его сыне, Александре Казарине, не было известно практически ничего. Так и прервалась бы память о солдате после ухода из жизни двух его родных сестер­пенсионерок, если бы не старания заместителя председателя городского совета ветеранов Николая Чабина. Работая над дополненной Книгой Памяти, Чабин нашел данные об Александре Казарине: фонд №135 опись 1, дело №2 и 3 ГАОСО.

Деревня Горбы

Для Георгия Казарина Великая Отечественная была второй войной. Участник Финской компании, он вернулся домой практически инвалидом, с поврежденной ногой. Мобилизовали его второй раз в возрасте 42 лет. К тому времени в семье Казариных родилось восемь детей, первенец Александр — в августе 1922 года.

Казарин Георгий Меркурьевич Фото предоставлено  семьей Казариных

Казарин Георгий Меркурьевич
Фото предоставлено семьей Казариных

Георгий Меркурьевич работал в артели имени Свердлова, которая добывала известь для завода в Крылосово. Сначала семья жила в Слободе, затем, в 1939 году, Казарины построили дом в Коуровке.

— Теперь улица, на которой стоял дом, это улица Луначарского, а в ту пору было написано: Станция Коуровка, Новый поселок, — говорит Николай Чабин. — Георгия Казарина мобилизовали 17 января 1942 года, отправили в татарскую деревню Ялань, а 18 марта того же года стрелок 26 дивизии 349­го казанского мотострелкового полка погиб в деревне Горбы Лучковского района, Ленинградской области.

В семью Казариных пришла «похоронка»: пал в бою за Социалистическую Родину.

Вписать историю своего предка вы можете на сайте «Бессмертного полка»:http://moypolk.ru/pervouralsk/soldiers

Сама деревня Горбы была немцами сожжена, и после войны люди там больше не жили. Останки солдат перенесли в другое место.

— В марте прошлого года я побывал там, где Георгия Казарина перезахоронили, — рассказывает Николай Чабин. — Это воинское захоронение в деревне Кузьминское, Новгородской области.

Кузминское расположено рядом с местом, где стояли Горбы. Деревня оказалась в Новгородской области уже после войны, когда границы ленинградской области переместили.

— Всего в Кузьминском похоронено пять с половиной тысяч человек, — говорит Николай Чабин. — На окраине деревни — земляной вал с одной стороны, и земляной вал  с другой, между ними находятся плиты с именами и фамилиями красноармейцев. Рядом деревня Новая, где похоронено еще 11 тысяч человек. На том направлении немцы пытались прорваться к Москве, а красноармейцы их сдерживали, много погибло.

Команда №427

Александр Казарин ушел на фронт, где погиб — вот и все сведения, которые были известны о солдате. Никаких данных в том же Подольском военном архиве Министерства Обороны РФ, в котором хранятся около 20 миллионов дел, на Казарина не было. Не было данных и Российском государственном архиве в Москве.

Казарин Александр Егорович Фото предоставлено семьей Казариных

Казарин Александр Егорович
Фото предоставлено семьей Казариных

Работая в архивах, Николай Чабин обнаружил полного тезку Казарина, но тот был в звании лейтенанта и погиб позже — в 1943 году.

— Я обратился в Государственный архив административных органов Свердловской области, — говорит Чабин. — Вообще, работая над Книгой Памяти, я обращался в данный архив более 200 раз. Переписывая мобилизационные книги, шесть тетрадей по 96 листов исписал.

Именно в ГАОСО и обнаружились материалы фонда №135 описи 1, дела №2 и №3, из которых стало известно, что Александр Георгиевич Казарин до войны работал на механическом заводе в Новоуткинске. В 1940 году молодой человек был призван в РККА на срочную службу, потом был мобилизован и пропал без вести.

Впервые Книга Памяти, где перечислены имена погибших в Великой Отечественной войне первоуральцев, вышла тиражом восемь тысяч экземпляров к 55­-летию Победы, потом ее доработали и выпустили к 60­-летию Победы, уже тиражом в три тысячи. После дополнений и переработок, исправления неточностей число упомянутых в Книге Памяти не растет, а снижается. В частности, по небрежности составителей, один и тот же человек мог быть включен в Книгу несколько раз. Так, в последней редакции значилось 17380 погибших, а в готовящейся редакции будет 17263. В Книге Памяти будут указаны 22 погибших женщины (всего их было мобилизовано в годы войны 221).

— В книге медицинского освидетельствования записано, что Казарин годен для «команды №437», куда входили всего 72 бойца, — говорит Николай Чабин. — Что это за команда, кокой род войск? Я обращался в наш и областной военкоматы, интересовался, что значит подобная запись в документах, мне сказали, что «команда №427» — это условное обозначение.

Прибавили имя

Обнаруженного в архиве оказалось достаточно, чтобы родные сестры Александра Казарина обратились в администрацию с официальным письмом, где просили увековечить память их брата: вписать его вместе с теми, кто значиться на мемориале в поселке Прогресс. А главное: поставить его рядом с отцом.

В прежней редакции Книги Памяти в тексте было размещено 303 фотографии, в новой будет 470 персональных фото погибших.

В этом году мемориал отреставрировали и открыли буквально накануне Дня Победы.

— Всего я дал информацию по трем солдатам, которых добавили на обелиск, — говорит Николай Чабин. — Один из них — Александр Казарин. Известно, что он служил на Украине, я предполагаю — в Новоград­Волынске. Мне хотелось бы как можно подробнее рассказать о каждом погибшем. Планируем издать обновленную Книгу Памяти в твердой обложке, тиражом 2000 экземпляров. Планировали выпустить Книгу ко Дню Победы — не получилось, к 22 июня так же не успеем. Но есть и хорошие новости: наша типография выиграла тендер и в ближайшее время приступит к изготовлению книги.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила