218

Первоуральский пожарный Максим Козионов любит смотреть на контролируемый огонь, но не видит романтики в своей профессии

Максим Козионов  Фото Анны Неволиной

Максим Козионов Фото Анны Неволиной

30 апреля, все пожарные и спасатели страны отмечают профессиональный праздник — День пожарной охраны. Российской пожарной службе в этом году исполнилось 366 лет. Этот праздник отмечают и первоуральские пожарные. Свою историю «Городским вестям» рассказал заместитель начальника 47 пожарно-спасительной части Максим Козионов.

Это мое

Перед нами молодой человек, на вид чуть больше тридцати лет, не в «боевке» — в синей форме, и без копоти на лице — сегодня Максим Сергеевич несет «административную» службу. Вспоминает, что после школы долго не мог определиться, куда пойти учиться дальше. Поступил в металлургический техникум, потом ушел служить в армию, в пограничные войска, там впервые и познакомился с огнем.

— Я служил на Дальнем Востоке. Там часто возникали лесные пожары. Опал идет по полю, вся деревня собирается, нас зовут на помощь и тушили, не думали даже ни о чем, шли и все. Общими усилиями справлялись, — рассказывает Максим Сергеевич. — Когда вернулся после службы — пошел в нашу пожарную часть, у меня отец работал здесь, сказал, что идет набор. Меня в армии эта тема с пожарами зацепила, поэтому пошел. Мне предложили должность пожарного. Потом, когда уже устроился, поработал какое-то время, начал разбираться в профессии, понял, что это действительно мое.

Сначала каждый будущий пожарный проходит теоретическую подготовку, сдает экзамены, обучается азам пожарного дела: работа со стволом, практика в карауле, работа на высоте и в среде непригодной для дыхания.

Максим Козионов считает, что правильно выбрал профессию Фото Анны Неволиной

Максим Козионов считает, что правильно выбрал профессию Фото Анны Неволиной

— Первый пожар был еще до обучения. Хорошо его запомнил, потому что погибли два ребенка. В Шайтанке горел частный, двухэтажный дом. Я только заступил с утра на службу, меня отправили подменить ребят, которые тушили этот дом всю ночь, — вспоминает Максим Козионов. — К тому времени дом полностью прогорел. Нам тогда сказали, что внутри возможно остались дети. Мне доверили со стволом пройти по дому, и я, когда ходил, обнаружил останки. В тот раз трагичность ситуации я не осознал, пожар был такой сильный, что останки уже мало напоминали людей. Но в память этот случай врезался.

Лучше не геройствовать

Бывали в практике пожарных и жуткие зрелища. Сейчас тела погибших приезжает забирать похоронный дом, раньше приезжала полиция.

— Раньше сами помогали грузить, бывали случаи, когда у погибшего конечности отрывались во время транспортировки.  Это страшно, конечно. В нашей работе всякое случае, нужно быть ко всему готовым. Чтобы стать пожарным, надо быть физически развитым и иметь стойкую психику, — продолжает Козионов. — На первом хорошем пожаре по человеку сразу видно, готов ли он к такой работе. Некоторые вроде сначала хорохорятся, неуверенные в себе, а только огонь увидят, опасность чувствуют, сразу кидаются в пламя, спасать. Некоторые наоборот вроде все хорошо, готов работать, первый пожар — и он в ступоре. Там и выясняется, кто высоты боится или огня. Не каждый готов войти в огонь, зная, что он там может остаться. Пожарный должен все страхи преодолеть.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Несмотря на руководящую ныне должность, на крупные пожары Максим Козионов выезжает до сих пор.

— Если знаешь, что внутри есть человек, есть возможность его спасти, в такие моменты мы о себе вообще не думаем — используем все возможные варианты. Если просто пожар, пути распространения перекрываются, то лучше не геройствовать, согласно приказу — постепенно тушить, — продолжает Максим Сергеевич. — Пожарный должен готов прийти на помощь, не задумываюсь о последствиях. После каждого крупного пожара мы разбираем ошибки, анализируем, что сделали правильно, что неправильно.

Бывают и слезы

Сильных угрызений совести Максим Сергеевич не испытывал, считает, что всегда делает все возможное для спасения.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Погибшие на моей практике — все те, которых было уже не спасти на тот момент, когда мы приехали. Помню один случай, когда у меня опустились руки, и я расклеился. На улице Ватутина загорелась квартира на втором этаже. Когда мы приехали, водитель автолестницы выводил людей на улицу, сказал, что на четвертом этаже осталась женщина. Меня подняли на лестнице на четвертый этаж, я проник в квартиру, обследовал, никого нет, — вспоминает пожарный. — С улицы кричат, что она мол все-таки на пятом этаже. Я поднялся и нашел ее за дверью — женщина была без сознания. Спустили ее, оказали первую медицинскую помощь, ждали скорую. Но она не выжила. Вот от такого бессилия наворачиваются слезы, ты вроде все сделал от себя возможное, но спасти не удалось. Скорая констатировала смерть от отравления дымом. Очевидцы говорили, что она спустилась вместе со всеми. Но вспомнила, что забыла сумочку и поднялась обратно.

Природа снимает стресс

Максим Сергеевич гордо заявляет, что на другой работе себя не представляет. Как и 17 лет назад, когда только приступил к службе, так и сейчас любит свою работу.

— У меня был хороший наставник, который меня поддержал. Он научил меня, как надевать боевую одежду за 26 секунд, согласно нормативам. В основном, все у нас в это время укладываются, потому что проводятся регулярно занятия. Но люди, которые хотят работать, особенно новички, тренируются сами, не ждут, когда настанет время подготовки или зачет, — говорит пожарный.

По словам Максима Козионова, многие в детстве мечтают стать пожарными. Когда новички приходят в систему, многие разочаровываются, романтики здесь нет.

 Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Сын мой, например, продолжать династию не спешит — видит, папы дома постоянно не бывает. Стараюсь, проводить свободное время с семьей, играем с сыном в футбол, ездим на свежий воздух. Природа хорошо стресс снимает. На природе, когда все разойдутся по палаткам спать, я люблю посидеть в тишине, посмотреть на звездное небо, костер. Огонь — это красиво, когда он контролируемый, — говорит Максим Сергеевич. — Еще у меня есть хобби — собирать песни и видео про пожарных. В коллекции уже и забавные видео, и мотивирующие. Несколько флешек уже заполнил.

Каким бы не были смелыми, отважными пожарные, и даже у них есть свои страхи.

— Больше всего боюсь за свою семью. Особенно, когда дети болеют, не знаешь, чем помочь. Вроде пожарный, жизни спасаешь. А тут у тебя ребенок заболел и не понимаешь, как ему помочь, — признается Максим Козионов.

Самые-самые пожары Максима Козионова

— Самое массовое спасение — пожар в общежитии напротив техникума. Мы сами не ожидали, но вывели и спасли 70 человек, гибели не допустили.

— Самый трудный пожар был в одном из цехов, который располагался на Динасовском шоссе. Там загорелся склады лакокрасочных изделий. Когда мы туда приехали, было возгорание на большой площади. Лаки и краски потушили быстро, не сдавался склад с полиэтиленом. Работали там больше двух суток.

— Самый забавный случай при пожаре произошел в девятиэтажке в микрорайоне Динас. Пожарных вызвали соседи, потому что пахло гарью в подъезде, из окон шел дым. Приехали, хозяин дверь не открывает, стучимся, тишина, а дым-то идет. Принимаем решение дверь выломать. С ноги ударили, квартиру обыскали, никого, ничего нет. Очаг нашли, потушили. Когда выходить начали, смотрим на дверь на полу, из нее по сторонам руки торчат. Дверь поднимаем, хозяин лежит. Живой все нормально, пьяный был. Не успел, говорит, дверь вам открыть.

— Самый запоминающийся пожар был четыре года назад. Случилось возгорание в квартире многоэтажного дома по улице Чекистов. Пожар начался в коридоре одной из квартир на четвертом этаже, где было двое детей, они буквально были заблокированы. Нам удалось спасти их, достать целыми и невредимыми. Мама потом слезно благодарила, что вовремя приехали и успели.

Руководство 47 пожарно-спасательной части поздравляет всех причастных с Днем пожарной охраны. К поздравлениям присоединяются и редакция «Городских вестей».

Комментарии 3

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила