733

Татьяна Максименко: «Можно плакать, а можно думать, что с этим делать»

Жители дома №1 задавали практически одинаковые вопросы, на которые получали практически одинаковые ответы. Фото Анны Неволиной

В минувший вторник в здании администрации Билимбаевского СТУ прошла встреча жителей дома №1 по улице Коммуны и представителей первоуральской администрации. В кабинете нового начальника СТУ Константина Третьяков присутствовали председатель комитета по управлению имуществом Татьяна Максименко с помощником.

Тема встречи — недовольство жильцов аварийного здания небольшой компенсацией, предоставляемой муниципалитетом для покупки новой недвижимости.

Жителей дома вызывали по одному, но вопросы и ответы были однотипны, поэтому мы публикуем беседу Татьяны Максименко с одной из жительниц разваливающегося дома. Нина Петухова и ее супруг — пенсионеры. Их взрослый сын — единственный работающий человек в семье, сноха — в декрете. За двухкомнатную квартиру им предлагают чуть больше одного миллиона рублей. Люди считают, что сумма занижена.

Фото Анны Неволиной

 

Вместо новой квартиры — новая работа

— Выплаты, возможно, искусственно занижены. На эту сумму мы ничего толком не сможем купить, — обратилась Нина Петухова (далее — НП — ред.) к Татьяне Максименко.

— Давайте разберемся по порядку, — начала Татьяна Анатольевна (далее — ТМ — ред.). — Программа расселения из аварийного жилья, что она из себя представляет. Когда дом признается таковым, собственникам предоставляется право его снести либо реконструировать. Вам такие требования в прошлом году приходили, правильно? Вы этого не сделали, как и все, собственно говоря, аварийные дома. Вместе с этим, чтобы соблюсти ваши права, орган местного самоуправления обязан принять решение об изъятии этого имущества для муниципальных нужд с выплатой соответствующего возмещения. Так вот, размер этого возмещения определяется рыночной оценкой, и в его основу берется не тот механизм, чтобы вы могли приобрести, а берется механизм определения рыночной стоимости конкретно вашего изымаемого имущества.

Фото Анны Неволиной

Ваша квартира в деревянном доме, где не имеется водоснабжения, канализации. Дом расположен на землях Билимбаевского сельского территориального управления, правильно? Все эти характеристики, в том числе, учитываются при определении рыночной стоимости вашего жилья. Эта сумма говорит о том, сколько был бы готов заплатить потенциальный покупатель вашей квартиры за это жилье.

НП: — Но у нас же эти квартиры не покупают, мы же в федеральной программе. Раз изымают у нас этот участок, значит, нам должны выплаты соответствующие дать, чтобы мы могли что-то приобрести.

ТМ: — Еще раз говорю: выплата носит компенсационный характер. Ее экономическая суть состоит в том, чтобы определить рыночную стоимость конкретно вашего изымаемого имущества. Предложить больше денег мы не можем, это будет необоснованная растрата бюджетных средств. То, что вы — в федеральной программе, значит, что финансирование идет, в том числе, за счет федеральных средств. Но сама суть от этого не меняется. Статья 32 Жилищного кодекса предусматривает, что при определении стоимости возмещения определяется рыночная стоимость самого жилого помещения, права в общедолевой собственности, в том числе — на земельный участок, и убытки, связанные с переездом. Это все предусмотрено в той сумме, которую мы предлагаем за каждую квартиру.

НП: — Изъяли у нас это все, с чем мы остаемся? Что я могу приобрести на эти деньги?

ТМ: — Давайте дальше рассуждать. У вас — двухкомнатная квартира. Вы пенсионер, у вас двое молодых детей. Мы можем предложить помощь в поиске самих объектов в продаже, чтобы Билимбаевское СТУ стало центром, где скапливается вся информация об объектах, которые продаются на территории Билимбая.

Начальник Билимбаевского СТУ Константин Третьяков (на переднем плане). Фото Анны Неволиной

Также мы, со своей стороны, готовы оказать помощь в трудоустройстве, потому что есть граждане, которые не могут найти работу — хотят, но не имеют такой возможности. У нас на территории действует программа развития сельских территорий, где семьи получают до 70% стоимости жилья в виде субсидии. Нужно два условия — проживание в сельской местности и работа в агропромышленном комплексе либо в социальной сфере. При соблюдении этих двух условий семья может стать участником данной программы. Каждый год по несколько субсидий на улучшение жилищных условий выдаем, на семью каждая составляет около 1,5 миллиона. Все эти механизмы нужно просчитать и вместе составить план организации, чтобы и вы не оказались на улице, были в надежном помещении, и выполнили программу.

НП: — Так получается, что в таких домах семьи живут малообеспеченные. Если бы мы были обеспеченными, давно бы купили лучшее жилье. Да?

ТМ: — Я не знаю.

 

Покупатель с улицы не даст больше

НП: — Ждали-ждали всего — то под снос идет жилье, то в федеральную программу попали. И получается, что мы теперь должны брать субсидии, кредиты…

ТМ: — Естественно, потому что улучшать жилищные условия возможно, в том числе, и за счет собственных средств. Это тоже верно. Можно плакать, а можно думать, что с этим делать. Заплатить больше, чем положено, мы не можем. Со своей стороны мы можем оказать помощь в трудоустройстве, в поиске объектов, сопровождении сделок, переезде. Но для этого нужно, чтобы мы с вами шли в конструктивном диалоге.

НП: — Мы не согласны с оценкой. Скорее всего, мы будем заказывать независимую…

ТМ: — Независимую оценку будете заказывать?

НП: — Да. Мы не согласны. У нас дом находится в самом центре поселка, земельный участок неплохой прилегает. Мы не думаем, что оценка была сделана в нашу сторону.

ТМ: — То есть вы считаете, что если вы сейчас размещаете объявление о продаже квартиры на общеизвестных ресурсах, то у вас купят ее дороже? Вот просто, не муниципалитет?

НП: — Понятно, что дом аварийный, никто не купит, квартира ничего не стоит.

ТМ: — Вы поймите, это и оценивается.

НП: — Так для чего программа-то существует? Расселение это? Для того, чтобы люди брали кредиты?

ТМ: — Программа существует для того, чтобы ликвидировать аварийный фонд. И сделать это в соответствии с действующим законодательством. У вас есть реальная возможность пойти по линии программы по развитию сельских территорий. Подумайте, время есть. Через неделю приходите вновь на прием. Если вы сделаете свою экспертизу, уведомите нас. Тогда решаться вопрос будет в судебном порядке.

А вы, кстати, рассматриваете жилье только благоустроенное?

 

Другая программа — другие правила

Вторая посетительница кабинета главы Билимбая — Елена Мельникова. Ее историю мы рассказывали в прошлом номере — за 31 квадрат Елене и ее семье предлагают 750 тысяч рублей. Новое жилье на эти деньги не купить. Елена напомнила чиновникам, что в прошлые годы расселяли в новостройки без доплаты.

Елена Мельникова. Фото Анны Неволиной

— Например, возьмем Хромпик, который расселяли в прошлом году. Почему им дают новостройки на том же Динасе? Хорошо, у вас эти квартиры стоят, дайте нам эти квартиры, мы рассмотрим этот вариант, — предложила Мельникова.

— Мы не можем дать их вам. В том случае была другая программа, сейчас действует иная. И другие способы предоставления жилья. Здесь утверждены иные способы расселения. Для нанимателей — предоставление равнозначного жилья, а собственникам — по 32 статье Жилищного кодекса — возмещение за изымаемые площади, — ответила Татьяна Максименко.

Елена также напомнила, что по 32-ой статье Жилищного кодекса людям должны предоставить вторичку взамен аварийного жилья.

Фото Анны Неволиной

— Не должны мы предложить вторичное жилье, вы, наверное, что-то неверно читаете. Прочитайте еще раз, — возразила Татьяна Анатольевна. — Там указано, что по соглашению может быть вторичное с зачетом изымаемой площади. Если произведен зачет, минус будет в вашу сторону. По сути дела, вы просто доплачиваете. В абсолютном денежном выражении вы придете к тому же самому. Только если приобретает муниципалитет, мы обязаны объявить торги, но кто заявится на эти торги… Установить необходимый этаж, планировку — не сможем. Мы сможем установить только площадь и границы населенного пункта. Что приобретется, и понравится ли это вам — мы не можем гарантировать. Когда человек сам выбирает, он выбирает для себя. Мы рекомендуем выселение через два месяца. Дом аварийный, проживать в нем опасно. Если есть потребность до шести месяцев, это ваше право.

— Несколько лет было не опасно жить, сейчас опасно? — уточнила Елена.

— Опасно было жить с момента признания дома аварийным. Но расселение возможно только после того, как программа вступает в силу, — заключила Максименко.

Татьяна Максименко.
Фото Анны Неволиной

Всего на прием пришло шесть человек. С каждым из них вели продолжительные беседы — разъясняли, искали варианты, предлагали идеи. В целом же все свелось к стандартному совету — найдите работу, возьмите кредит.

В свою очередь, администрация городского округа Первоуральск и СТУ, в частности, готовы рассмотреть резюме билимбаевцев с Коммуны и помочь им в трудоустройстве, а также взять на себя хлопоты по переезду людей из аварийного жилья в новые квартиры и дома.

Фото Анны Неволиной

Однако жильцы Коммуны, 1 пока против тех денег, которые им предлагают за аварийный дом.

— Будем думать, что делать. Пока вы видите, как на нас давят. Юрист нам сообщил, что нужно делать независимую оценку, которая наверняка будет намного больше. Мы настроены на то, чтобы отстаивать свои права через суд. Но точно решать о ходе дальнейших действий будем с юристом, — заключили присутствующие.

Комментарии 12

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.