В Новоалексеевке банкротят геологоразведку. Возможно, поселок останется без тепла

Село Новолексеевское получает тепло от единственного работающего там Центрально-Уральского геолого-промышленного предприятия. В народе его все еще зовут «геологоразведкой», поскольку поиск ископаемых — его основная задача. В прошлом году отопительный сезон в селе едва не сорвался, власти вовремя спасли ситуацию. В этом году происходит аналогичное: директор Сергей Кривоносенко занимает кресло, но ничего не решает. Новые собственники вот-вот обанкротят предприятие, и будущей зимой 6-тысячное село может остаться без тепла, электроэнергии и воды. Власти разводят руками: помогать частному предприятию им запрещено.

59-летний Николай Рыбаков работает на предприятии почти 36 лет. Из них семь — главным инженером. Уходить не хочет: некуда. Да и желания нет: пришел сюда сразу после института — моральный долг держит. Он бывает на всех заседаниях Арбитражного суда, защищает интересы предприятия. Признается, что уже чувствует себя юристом.
59-летний Николай Рыбаков работает на предприятии почти 36 лет. Из них семь — главным инженером. Уходить не хочет: некуда. Да и желания нет: пришел сюда сразу после института — моральный долг держит. Он бывает на всех заседаниях Арбитражного суда, защищает интересы предприятия. Признается, что уже чувствует себя юристом.

— Ни одного частного предприятия в геологии нет. Они перешли от государства в частный бизнес, их имущество прибрали к рукам, поживились и захоронили, — негодует 57-летний директор «Центрально-Уральского» Сергей Кривоносенко.

То, что его предприятие — пока государственное, а по сути, бесхозное, видно сразу. В кабинете директора — старый телевизор. Подшивка старых журналов. В фойе — написанное краской объявление о соцобязательствах предприятия. На территории завода — советские лозунги. 20 мешков с кварцем, готовые к отгрузке. И тишина…

Нет «крыши» — нет защиты

Бизнес встал. Заказов нет. Когда-то тут работали 800 человек, сейчас — 60, из них две трети в вынужденных отпусках. Счета заморожены, налоговая, по словам Кривоносенко, снимает все поступающие на счет деньги. Зарплата за июнь не выплачена. А еще и они — эти новые собственники.

— Нас всегда нацеливали, что надо смыкаться с богатыми, которые будут помогать, — рассказывает он. —  Пришли такие помощники, вложили 3,5 миллиона, забрали продукцию на 7,5 млн, а вложенные деньги выдернули через «левые» фирмы. Я написал в ОБЭП, но там дело так и не возбудили. Отправили в Арбитражный суд — тоже безрезультатно. 4 марта мошенническим путем нас обанкротили, ввели процедуру наблюдения.

Кривоносенко уверен: причина в том, что за спиной федералов нет «крыши» — крупного холдинга, способного встать на защиту.

— Сам-то хозяин местный, — осторожно признается директор. — Я не готов назвать его фамилию… Много фирм у него. С нами, например, работала «Новый формат». Мы у него, конечно, не первые. Он говорит: «Ты должен 500 тысяч». Идет в суд и выигрывает. А суд смотрит: есть задолженность. Но в детали не вдается, что там подделки… Я не согласен, подаю апелляцию. Бесполезно. Они там все договариваются… Это рейдерство, ясно же.

Строили хозспособом

Геологи и коммуналка — вещи несовместимые. Но в советские времена тянуть социалку было обычным делом для всех заводов. В 59-м году, открыв на 20 лет базу на Урале, государственное геолого-разведывательное предприятие обустраивалось: школа, дом культуры, больница. К ним — кое-какая инфраструктура. Дома строили из треснутых панелей, которые выбрасывал ЖБИ. Все было временное, выстроенное хозспособом.

— Человек построил домик, хочет подцепиться к теплосети, притащил какие-то старые буровые трубы, их сварили. Его сосед подключился к его трубе. Вот и улица в 20 домов, — объясняет Сергей Кривоносенко. — Какая это теплосеть? Чтобы вода до конца дошла, нужны мощные насосы. А если их подключить, там будет порыв на порыве. Поэтому мы и опрессовки не делаем, и никогда не делали.

На антикризисной комиссии, которая еженедельно заседает в администрации, уже не раз заслушивали Сергея Кривоносенко. Он просит забрать у предприятия жилой фонд и соцобъекты, которые сейчас тянуть не в силах. С ним обычно не церемонятся. Так, на последнем совещании исполняющий обязанности главы округа Владимир Несмеянов был категоричен: «Ну, сколько мы вокруг него как няньки бегать будем? В прошлом году он просил 7,5 млн, обошлись 700 тысячами. На прошлой комиссии просил 500 тысяч, сейчас уже 1,5 млн»…

Сергей Кривоносенко готов объяснить цифры. С его слов, власть должна забирать у заводов все не относящиеся к бизнесу строения — так гласит закон. Но все оборудование должно быть рабочим, иметь документы. А их у него и не было никогда, поскольку сооружения временные.

— Чтобы все документы собрать, нужны 6 млн, — говорит он. — Когда они будут готовы, в Госкомимуществе решат, что делать с предприятием: приватизировать, передать… Но денег на подготовку нет.

Бизнесмены хотят зарабатывать

Зато есть газовая котельная, выстроенная еще в 70-х. Из семи котлов здесь работают два. На ремонт требуются около 500 тысяч рублей — оборудование плюс оплата труда. К тому же, 900 тысяч геологи должны поставщику газа. Они пока терпят…

— А в поселке зажиточные дома понастроили. Они же тоже от нас все питаются. А с богатых деньги собрать еще труднее, чем с бедных, — вздыхает Сергей Кривоносенко.

И сразу продолжает:

— 11 августа будет очередной суд, собственники хотят ввести внешнее управление. А при этом вся социалка сразу сбрасывается. Власть должна забрать ее и все.

На последней антикризисной комиссии он напрямую заявил об этом чиновникам. А те затребовали перечень расходов на ремонты, которые необходимы для начала отопительного сезона. В эту пятницу Сергей Кривоносенко вновь выступит перед местной властью. Вероятно, на совещание прибудет временный управляющий предприятием — пермяк Владимир Трусов. Именно его цитировал перед чиновниками пока еще директор геолого-промышленного предприятия Кривоносенко: дескать, надо продавать всю недвижимость в поселке — и все. Мы хотим зарабатывать, а не терпеть убытки.

Рейдеров заинтересовал кварцевый карьер

Федеральное унитарное государственное геолого-промышленное предприятие «Центально-Уральское» занимается добычей и переработкой кварца. Кварц — это диоксид кремния, его применяют в производстве стекла, керамики, абразивов. Кремний используется в электронике, а с недавнего времени —в производстве солнечных батарей. Для этого нужен молочно-белый кварц. В 10 км от Екатеринбурга расположен самый большой в мире кварцевый карьер — Светлореченский. Он принадлежит нашим геологам. Там 5,5 млн тонн кварца: этого хватит на 500 лет.  Чиновники не исключают, а Сергей Кривоносенко уверен, что именно этот карьер стал целью рейдерского захвата. При нынешней популярности солнечных генераторов на него будет быстро расти спрос, а значит, и цена.

КОММЕНТАРИИ

Александр Черных, заместитель главы по ЖКХ:
— Мы на антикризисной комиссии несколько раз заслушивали директора предприятия. Цена вопроса, как он выразился в последний раз, составляет 500 тыс. рублей. Эти деньги нужны на ремонт котельной, который, в свою очередь, обязателен для того, чтобы начать в поселке отопительный сезон. Да, директор не раз говорил о том, чтобы передать в муниципалитет всю недвижимость, находящуюся на балансе предприятия. Но оно — федеральное. Мы не можем принять его. Если бы был механизм, было бы доброе желание федеральных органов его передать, мы бы с удовольствием им воспользовались. Но на данный момент механизма решения данной проблемы нет, и в ближайшем будущем вряд ли появится. В этом сезоне данный вопрос, наверное, не решится.

Вячеслав Решетников, заместитель прокурора Первоуральска:

— К нам неоднократно поступали обращения от генерального директора геолого-промышленного предприятия. Мы собрали материалы и направили в УВД для того, что они приняли решение о возбуждении уголовного дела. Однако от них мы получили отказ по причине отсутствия состава преступления. На мой взгляд, данный спор — спор двух хозяйствующих субъектов, и о рейдерстве, как утверждает господин Кривоносенко, здесь говорить нельзя. В настоящее время никаких мер прокурорского реагирования по этому поводу не предпринимается. Однако сейчас, я полагаю, мы будем отменять постановление УВД и проводить очередную проверку на предприятии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *